Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Спальные районы Рейтиума » Жилые кварталы среднего класса


Жилые кварталы среднего класса

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Здания тут стоят плотнее, жилые площади меньше, чем под куполом, но жаловаться всё равно не на что. Роботы всё также выполняют всю самую сложную работу, а люди и другие биологические существа развлекаются и занимаются искусством.

0

2

Хронология путешествий Ореол Даос (свободный квест на опыт)

Отдыхая от всего и всех, в компании высокого брюнета, СевеРин практически была счастлива. Исключением было лишь то, что сейчас вообще не было работы, вот прям вообще никакой. Да и, наверное, это к лучшему. По крайней мере так считал сам дракон. Хоть перед ним и была тысячелетняя вампирша, ей, как и всем требовался отдых, и тут речь идёт не об физической усталости, потому как её она практически не испытывала. О’Брайан думал о мозгах хладной девы, и о её психологическом состоянии. Вот тут Садонис могла обманывать не только окружающих, но и саму себя. Дэймону не понравились слова Рейны ещё в прошлый их “отпуск”, когда они спустились на дно великого океана, чтобы исследовать подводный город.

Тогда вампир громко заявила о том, что в какой-то момент она просто отключила чувства.
И хоть дракон располагал данной информацией раньше, О’Брайан знал о такой функции у расы хладного народа, но никогда не мог подумать, что его Рейна воспользуется этим. Сидя в седле своего коня, который остался у мужчины всего один (Дэймону пришлось продать второго коня и саму карету, чтобы купить себе новую одежду (да и выглядело это намного лучше)), он верно следовал за машиной хладной бестии, которая сейчас никуда не спешила.

— Ты мне обещала поведать о том, как и чем жила всё это время. Думаю, сейчас самое подходящее для этого время. — он ехал рядом с передней частью гиперкара, поэтому видел скучающий вид Рейны.

— Блииииин, — недовольно протянула Дон, — может не сейчас, а? У меня нет никакого настроения на возврат в те время. Если очень хочешь, я могу дать тебе свою записную книгу. В ней написано всё. — локоточек девушки опустился на раму стеклопакетника, а сама Рин внимательно смотрела на мужчину.

— Ты лучше на дорогу смотри. — тут же отдёрнул её дракон, — Ладно... Давай свой дневник. — тяжело выдохнул Дэймон, ибо ему хотелось услышать это из уст девушки. 

Как только её книга оказалась в руках брюнета, тот понял, что это самый лучший вариант.
Естественно, мужчина начал читать с самого начала, да ещё и вслух.

— Нихон впечатлил меня своими манерами и умением подать себя. Галантный джентльмен. — прочёл он одну из многочисленных строк.

— Эй! — курносая мордашка тут же скривила недовольную мину.

— Ладно. Это ведь в прошлом??? — усмехнулся дракон, — Ну конечно же в прошлом. Ведь сейчас тебе явно не по вкусу манерные хлюпики в дорогих костюмах. — после этого Дэймон принялся листать исписанные страницы дальше, пока ему на глаза не попалось очень знакомое имя. И начиная с этой страницы, и примерно на половину всей книги, СевеРин писала о своих чувствах к Хичиго Широсаки. Здесь дракон уже не стал шутить, а лишь бросил в сторону Садонис печальный взгляд. Он один знал о силе её настоящих чувств к единственному человеку на свете, как этом и том и тысячи других. Единственный раз за 1452 года, когда СевеРин Садонис, Рин Сноу, Хладная Рейна, и имеющая в каждом мире по несколько совершенно разных имён, любила. Именно эта любовь, точнее её потеря, в дальнейшем стала отправной точкой для отключения чувств. Ведь испытывая тогда такие высокие, искренние чувства, и наполнив свою жизнь самыми яркими эмоциями, а потом лишившись всего этого, она рисковала исчезнуть из реальности навсегда.

— Ты там чё залип? — голос Рейны вывил Дэймона из ступора, в который он попал из-за прочитанного.

— Я? Да так. — перелистнув страницу он продолжил. На ранее белоснежном листе расплылись неровные буквы. Было предельно понятно, когда Рин это писала, она роняла горькие слёзы. Да и стоило О’Брайану вчитаться в сами слова, осознание происходящего предстало и перед ним, ведь писала Рейна о своих чувствах в момент, когда находилась возле мёртвого тела возлюбленного, которое покоилось в храме его божества. Чернилами Рейна на бумагу передавала то, как ей было плохо без него, хоть и лик его присутствовал здесь, рядом.

“Я совершенно одна в этом мире, любимый. Ты так близко... Ты совсем рядом... Но я не чувствую твоего тепла, твоей заботы, твоей любви и ласк твоих на моём теле. Моя рука сейчас лежит на широкой груди моего киммерийца, самого сильного воина. Только я не чувствую биения сердца твоего... Почему? Я готова пожертвовать частью себя, ради тебя Хичиго. Только открой свои глаза, молю, я заклинаю. Взгляни ещё хоть раз в мои глаза, наполненные горькими слезами. Возложи свою крепкую мужскую длань на грудь мою, услышь, как бьётся сердца только для тебя...” — Дэймон только сейчас понял от чего тогда, и до сих пор бежит хладная бестия.

— Ну и чего??? — голос вампира послышался из-за спины мужчины. Тогда он остановил своего коня, и развернул его и развернулся сам. Машина стояла на довольно приличном расстоянии от него.

— Эм... — лишь неуверенно произнёс он.

— А ну-ка верни мне книгу. — потребовала Рин.

— Так я ещё не прочил. 

— Ага. Это я поняла. Тебя видимо не столь мои путешествия волнуют, как то, что было у меня в прошлом.

— Ну-с не без этого, конечно. — он слегка склонил перед вампиром голову, — Ладно. Прошу прощения. Теперь давай на чистоту. — он показательно пролистал до нужного момента, — А вот. Новая запись... Прощай Грин — Привет Ореол Даос.

— Так-то лучше. — успокоившись, вампир снова села на водительское место, и поехала дальше, — Читай в слух. — попросила Дон.

Дэймон снова развернул своего коня.
Левая его рука крепко удерживала повод коня, в то время как правая старалась удержать весьма большую и толстую книгу.

— Хорошо. — ответил мужчина ей, и “поправив свой голос” принялся читать то, что произошло с хладной девой примерно 1300 лет тому назад.

День первый:
Ещё вчера я была в Люре, и ничего не предвещало беды. Я, Рин и Дэймон только сейчас решили наконец-то покинуть проклятые земли вампиров. Ну а что? Здесь мы уже засиделись. Да и проклятие пало, поэтому можно исследовать другие земли. Но... Что-то пошло не так. И теперь я хрен знает где. Всё что мне удалось узнать за пару часов моего нахождения здесь, то, что этот мир имеет название “Ореол Даос”, а сама вселенная зовётся Агнонта. Сейчас я оказалась на одном из островов. Остров Самайн — это самый восточный из шести островов. Самое странное то, что я здесь оказалась совершенно одна. ХЗ как это получилось. Но я отчётливо помню, как нас троих засосало в тот портал. Так куда делись Сноу и О’Брайан? 

День пятый:
Мне до сих пор не удалось найти двух моих пропавших спутников. У местных я узнала про мир. Тоже ничего положительного не могу написать. Я сейчас в городе Доса. Когда-то эти земли принадлежали только людям, сейчас же это земли хладного народа (чему я конечно же несказанно рада). Доса всегда славился невероятной светлостью в прямом и переносном смысле: церковь там главенствовала, было немало изображений и статуй светлых богов, и сами божества склонялись к граду, дабы одарить его своим вниманием. Но так было тогда, когда землю эту занимали люди, сейчас же город мёртв. В одну ночь Доса перестал быть прежним. Пришедшие на эти земли ночные демоны, всех кто встал перед ними на колени, обратили в себе подобных и заставили служить им, а тех, кто был не согласен, и продолжал сопротивления, отправили на корм всем новообращённым. Кстати, здесь мне удалось познакомится с Лорейн. Молодая вампирша, как раз свидетельница той самой битвы. К слову, война за этот город была около 280 лет тому назад.

День семьдесят пятый:
За столь долгий срок на связь со мной так никто и не вышел. Лорейн говорит, что возможно ни Рин, ни Дэймон в этом мире не появлялись вовсе. И если это действительно так... Тогда мои дела хренова идут. 

Прошло три года и девяносто семь дней:
Живя здесь уже не малое количество лет, я с уверенностью могу заявить всем о том, что Ореол Даос гнилой сука мир, от неба над моей головой, до земли у меня под ногами. Лорейн снова заперлась у себя. Её отношения с Зифридхом тлен. Но эта упёртая ослица меня не слышит. 

Прошло двадцать пять лет:
Моя новая работа заключается в том, чтобы ликвидировать свою якобы лучшую подругу Лорейн. Причина? Она слишком много знает обо мне. И если тайное мать его станет явным. Мне не сносить этой прекрасной головы. Сейчас у меня ещё есть время. До дня, когда мне нужно будет грохнуть Лорейн, неделя. Как бы есть смысл взвесить все за и против.

Восьмой день после убийства:
Никогда не понимала, как можно ненавидеть себя... Теперь я знаю. И это чувство пожирает меня изнутри. Каждый раз закрывая свои глаза, я вижу, как Лорейн заглядывает в мои глаза, и безмолвно задаёт единственный вопрос — за что? Я чувствую её касания, когда она спадала вниз. Удар был нанесён спереди, она ничего не подозревала. Почему разумом я понимаю, что убийство единственной кто был мне в этом мире ближе всех, это разумно и верно для меня самой. Но сука... Я чувствую себя так погано. Словно я вогнала тот нож в сердце Рин Сноу. А чуть позже вырвала её сердце и оторвав голову вампиру, сожгла её тело полностью, не оставив надежды даже на чёрную магию местных жителей.

Девятый день после убийства:
Сегодня я развеяла прах Лорейн на землях её народа. Ведь сама Лейн, как и большинство из нас, в прошлом была обычным человеком. Я и сейчас нахожусь в городе Лаго, о котором Лейн мне так много рассказывала. Почему-то после этого ритуала мне не стало проще. Наоборот. Я в очередной раз испытала небывалый шквал печальных эмоций. Успокоилась только пару часов тому назад. Это было похоже на бурю вселенской скорби. В один миг, а это случилось на минуточку, шесть часов тому назад, с печалью от смерти Лорейн, в моей голове пронеслись все те, кто так или иначе пал от моей руки, действий или слов. Я думала от скорби меня разорвёт на тысячу частиц. Поверьте, такого я даже врагам своим не пожалею.

Тринадцатый день после убийства:
Всё. С меня хватит. Я правда так больше не могу. Я сошла с ума. Скорбь по Лейн я начала запивать. Ну как запивать... Жестоко забухивать. Но это только ухудшило всё. Теперь я вижу её. Лорейн со мной почти постоянно. Вот даже сейчас, когда я это пишу, она сидит напротив меня и внимательно смотрит... — дальше Дэймон ничего не смог разобрать. Рейна пояснила это тем, что просто пролила на эту страницу, алкоголь.

Прошел тридцать один год общего прибывания Садонис в этом мире:
Армия ЗеАНзеата полностью готова. ХЗ зачем на пороге самой большой войны этого мира, я записываю сюда это. Ночью выступаем. Я, как и ожидалось буду во главе армии. И нет тут ничего удивительного. Не зря же я шесть лет тому назад грохнула ту хладную девку.

Семь месяцев после войны:
И для кого я это записываю? Будто кто-то это прочтёт. — на этом моменте мужчина остановился, посмотрел на вампира, которая лишь мимолётно улыбнулась ему, — Во всей этой истории есть свой плюс. Мне удалось найти чёрного мага с северных земель острова Хоснос. Благодаря ему, я смогу попробовать вернутся назад. В Грин. Но сейчас не об этом. Хочу записать пару строк непосредственно относящихся к войне против ранее созданных упырей ЗеАНзеата. Как оказалось... Эта война вообще была ни к чему. Глобальное побоище вампиров против упырей было создано князем лишь для отвода глаз от основной проблемы. Как выяснилось уже после, ЗеАНзеат таким образом показал свою власть над всеми нами. Сейчас-то я понимаю, что была лишь пешкой в его умелых руках. Ради его вымышленной войны я забрала существование Лейн... Ради него я перебила многочисленную армию упырей. Я убивала себе подобных в угоду всего одного вампира. 

Восемь месяцев после войны и три дня:
Эту запись делаю из шатра Ямей. Сам маг готовится к ритуалу. Я же хочу написать о том, что произошло. ЗеАНзеат был повержен. И кем бы? Ну конечно же мной! Я прямо сейчас так широко улыбаюсь, жаль, что нельзя этого передать бумаге. Мне не хотелось покидать этот мир просто так. Ну кто меня здесь запомнит? А так останется история на долгие годы. Тамаса — та, кто смогла! Согласна, звучит не очень. Ну а что? Тут можно устроить игру слов, и подобрать нечто более подходящее. Ну мне пора...

О’Брайан перестал читать, так как эта глава была законченной. 
Дракон не стал возвращать книгу её обладательницы, со словами что всё это интересно. Но главное было не это, а то, что она всё же вошла в историю того мира.

— Тамаса значит... Так это ты?

— Ну да. 

— Почему не использовала своё имя? 

— А зачем? Какой был бы в этом смысл? Даже зная, что Тамаса это я, тебе бы не удалось найти меня. 

— Но значительно облегчило бы сами поиски. Я ведь шёл исключительно по твоему энергетическому потоку. 

— Ты серьёзно сейчас хочешь поговорить именно об выдуманном имени моём? 

— Нет. Давай ко всему этому, лучше вернёмся как-нибудь потом... — убирая её книгу в подсумок висящей на седле его коня, мужчина предложим им немного ускориться, ведь возможная работа не будет их ждать. Слишком много наёмников...

Мир Ореол Даос забрал у СевеРин Садонис тридцать один год и восемь месяцев. Но время для вечно живущего существа не главное. Главное то, что именно в этом мире она впервые отключила свои чувства. Тамаса — именно под таким именем все знали хладную бестию на этих землях.

Завершено

0

3

Квест "Скряга" (развитие/опыт)

Как только контрабанда была доставлена, Рейна и Дэймон поспешили вернуться в город, ведь теперь у них на руках были скамы, за которые можно было поесть, попить и поспать. И первым же делом напарники направились в центр этого городка, чтобы испытать на себе все чудеса развлекательного центра. Да, в отличие от большинства здешних мест, это мало чем отличалось. Красиво, ухоженно, приятно, и дороговато. 

Хотя бы пока, пока у вампира нет огромных сумм свободных скамов на всякую ерунду. Да и вряд ли появятся. Ведь самой нужно было вооружится так сказать “до зубов”, и мужика своего приодеть, поэтому как раньше разбрасываться баблишком Рейна не могла. Так им и пришлось разместиться на краю какого-то кафе, что всем свои видом напоминало японский стиль. 

Черноволосая дева сидела на скамейке в позе “лотоса”, попивая бурбон из чайной чашки, дело в том, что здесь нельзя со своим, кофе здесь не подают, так же как и алкоголь, только сраный чай, который Дон терпеть не могла, вот и приходилось выкручиваться. 

Она медленно попивала “горячий чаёк” сидя за ноутбуком. Рин снова искала информацию по поводу Скандлана. И нашла. 

— Вот... Послушай, что пишут здесь...  Вроде как что-то о Скандлане можно найти в самой старинной библиотеке мира. 

— И где она? — мужчина в отличие от вампира как раз-таки смаковал вкусный зелёный чай.

— Слышал о заброшенном городе Наумасси?

— Нет. И вроде мы никогда даже не приближались к нему.

— Хм... Значит туда я и направлюсь... — она хотела сказать, что прямо сейчас, но тут на её ноутбук неожиданно пришла какая-то реклама, которую девушка пожелала тут же убрать, но вместо этого открыла.

На весь экран компьютера высветилась свежая новость, в которой говорилось о том, что некогда неизвестный Стив Стивенсон из спального района Рейтиума выиграл в лотерею многозначительную сумму денег.

— Хм... Это ли не помощь свыше... — коварная и фальшивая улыбка на миг украсила курносое лицо вампира. Это привлекло внимание мужчины.

— Что на сей раз? — он отстранился от бесплатной газеты, которую читал, и заглянул в ноутбук Садонис, — И здесь он. 

— В смысле? 

— Ну вот... — он развернул газету перед Рин, и указал на статью о везунчике, что выиграл в лотерею.

— Вот я и говорю... Надо пойти на дело. К нему деньги легко пришли... легко и уйдут. Ну чего ты так на меня смотришь? Давно ведь ничего подобного не было. А кошель как был пуст, так и пустым остаётся. Это ли норма для Садонис? 

— Согласен. Но воровство... Это не твой профиль. Ты больше по убийствам.

— Я профессионал. Я не ограничиваю себя лишь одним делом. Я многофункциональная наёмница. Во как! — на последнем Дон аж палец в верх подняла, как бы говоря о факте.

— Когда? — лишь спросил брюнет, собираясь покинуть насиженное место, оставляя на столе счёт за чай и две чашки.

— Сегодня ночью. — ответила СевеРин.

Покинув развлекательный центр и часть города под куполом, вампир и дракон направились в спальный район, где очень скоро были у нужного дома, в окнах которого уже не горел свет.

— Он там. — прислушиваясь именно в данному дому, и слыша стук сердца Стива, и его мирное дыхание, — Спит. Совершенно один. — вампир словно пребывала внутри дома, и видела всё своими глазами.

Ещё будучи на въезде в эту часть города, Дэймон предложил переодеться. Тогда хладная сказала, что ей это ни к чему, мёртвые если и оставляют отпечатки, то по ним всё равно ничего не найдёшь, а если учесть то что и в базе данных ни одной службы СевеРин Садонис просто нет, и никогда не существовало, парится она не стала, но поддержала мужчину в его задумке, просто так, потому что чёрный был ей к лицу.

Так напарники оказались на задней стороне дома. Где тощая рука вампира, аккуратно пролезла в узкий просвет между окном и самим домом, где длинными пальцами достала до ручки на окне, и смогла открыть его настежь, чтобы они в дальнейшем влезли внутрь.

Преступники в доме.
Никакой живности здесь не было, как и во дворе, что оказалось глупостью, так бы хотя бы собака подала бы знак что здесь чужие. Но хрен с ним, дело хозяйское. Так Рейна сделала первый шаг, затем второй, уже после чего остановилась, и преградила мужчине дальнейший путь, потому как впереди была ловушка, на которую Дон и указывала, при этом активно ударяя саму по голове, тем самым говоря Дэймону: “ты чё б*я, совсем слепой и не видишь этого...”

Всю комнату этой части дома опутывали невидимые обычному взору нити лазерной сигнализации. Поэтому мужчина и пожимал плечами. Так как человек, или тело человека, в котором находился дракон не мог видеть того, что видела она, дальше пошла Садонис в гордом одиночестве. 

Зато именно О’Брайану досталось самое приятное, ведь он был просто наблюдателем того, как проходит данную полосу препятствий девушка, которой приходится извиваться подобно змее, то сесть на шпагат, то встать на мостик, и из него же выйти в положение стоя с вытянутыми руками вверх. В общим... Он видел всё. Хорошо, что Дон переоделась во всё эластичное и обтягивающее, а также наглухо убрала свои длинные волосы, под небольшой шапочкой.

Сейф располагался за поворотом. Здесь Рин должна была действовать ещё тише, ведь он был напротив спальни, где сейчас мирно посапывал счастливый обладатель больших денег. Садонис оставалось вскрыть хранилище, вытащить бабосики, и свалить из дома. Только вот код или ключи под её руку как-то не попались.

“Будем действовать старинными способами... Главное тихо...” — пронеслось в её голове, когда девушка первыми указала нули. Все шесть комбинаций цифр вампир заменила на шесть нулей. Так её учил мастер. Но здесь это не проканало, поэтому Дон воспользовалась вторым вариантом бесшумного вскрытия. Хладная дьяволица приблизилась к сейфу, припала ухом к его поверхности, и начала очень медленно проворачивать механизм по часовой стрелке, пока тот на нужных цифрах не звучал совершенно иначе, как раз рассказывая вампиру о правильной комбинации кода.

Когда Рейна открыла сейф, и забрала из него все скамы, она его снова закрыла, запихала наличку в лифчик и трусы, ибо карманов у Дон просто не оказалось, и проделала весь путь от начала комнаты, до его конца, то есть, окна, где её ждал измученный дракон.

Они выбрались из дома Стива, запрыгнули в машину, и умчались из спального района как можно быстрее. Где-то на окраинах Рейтиума СевеРин пересчитала количество украденного.

— Хм... Навряд ли здесь хватит и на тебя, и на меня. — вампир тяжело вздохнула. На что тут же почувствовала руку мужчины у себя на плече.

— Я никому не нужен. На меня не устраивали массовую охоту. А вот тебе крепкая защита явно не помешает. Поэтому... — Дэймон покинул салон авто, чтобы переместится к своему коню, — сначала купим всё для тебя, а уже потом займёмся мной. — он подмигнул девушку и выпрямился, закрыв дверь, вернулся к жеребцу.

Завершено

0

4

СВОБОДНЫЙ КВЕСТ "Тени былого"

Участники:

Черновик

Генри

Доминик Мейсон

Описание:
Тяжело представить, куда приведет нас судьба, если дать ей полный карт-бланш на выбор пути. Почти не возможно предугадать, к каким последствиям приведет нас наш собственный выбор. Так есть смысл идти наперекор фатуму? Не проще ли провозгласить себя закоренелым фаталистом и плыть по течению? Предлагаю окунуться в прошлое, чтобы наконец решить, что делать с будущим.
________________________________________________________

- Важно, чтобы твои амбиции совпадали с возможностями, - произнёс Агор, отрываясь от божественного рагу Микнича. Собственно, большое достижение. Я пока на такое не был способен, поэтому с упоением уничтожал содержимое тарелки и краем уха слушал старшего товарища.

- Я бы на месте Лисы тебя вообще новым фокусам не учил. Они слишком просто тебе даются, уметь много при этом почти ничего не зная, очень опасно. А знать много тебе пока не то что не положено, но и не нужно. У тебя сейчас, считай, вторая юность. Оставь судьбы мира старикам, им все равно заняться больше нечем. И ты мир не разрушишь, и им какое-никакое, а развлечение.

Я хотел было возразить, просто ради приличия и поддержания спора но коварный Микнич заменил опустевшую тарелку из-под рагу на новую – с лимонным пирогом. Невообразимое вероломство! Вот тебе и свобода слова.

Всегда знал, что эти двое заодно.

Из сборника рассказов Генри Хола
"Бубновый Валет"


Музеи – это здорово. Музеи, как ни одно другое место умеют хранить истории. Архивы, библиотеки, сервера, все это – испорченный телефон. Собрание пересказов, часто не имеющих ничего общего с реальностью. Редакторы, цензоры, службы безопасности, все они прекрасно справляются со своей работой, а она заключается в том, чтобы преподнести информацию в нужном для них свете. В то же время, в музеях находится больше всего очевидцев непосредственно присутствовавших при важнейших событиях в истории, и почти все они с удовольствием тебе все расскажут, умей только слушать. Ну и задавать правильные вопросы. 

К сожалению, в большинстве своём, слушать мы не умеем. Потому и не интересуемся музейными экспонатами. Вот и пылятся они за стеклами своих витрин в беспросветном одиночестве. Ну ничего, сегодня я собирался пообщаться с ними, бьюсь о заклад, к вечеру бедняги взвоют от усталости и не захотят никому рассказывать свои истории, по меньшей мере еще лет триста.

Однако, чем ближе мы подходили к музею наземного транспорта и транспортировочных технологий, который обещала уличная афиша в паре кварталов отсюда, тем быстрее рассеивалась моя решимость. Черновик выглядел совсем невесело. Прекрасно его понимаю, сам был таким же сентиментальным в его годы. И чего ему точно сейчас не нужно, так это гулять по выставочным залам, да разговаривать со всякой рухлядью. Навык, безусловно, полезный, но не первостепенной важности, подождет.

Окончательно мои мысли об экскурсии развеялись, стоило нам перешагнуть порог железнодорожного вокзала. Это был не белоснежный хай-тек левиафан со множеством магазинов, фудкортов и ресторанов как в Гонконге, не строгий и педантичный берлинский Хауптбанхоф из стекла и стали, даже не несуразный заморыш, вроде Ленинградского ж/д вокзала. Вокзал Рейтума встретил нас хором глухих ударов каблуков о красный ковер, расстеленный на зеленом мраморе, деревянной отделкой внутренних помещений, декоративными цветами в горшках, сдержанными, но в любой момент готовыми прийти на помощь взглядами работников в смокингах, приглушенными переговорами посетителей и резким, почти оглушающем свистом паровых котлов. Общая атмосфера наводила на мысли о Лондоне девятнадцатого века и мне пришлось  приложить немалые усилия, чтобы не расползтись томным обжигающим паром по залу ожидания.

- Когда-то давно, уже после моей работы в издании, но еще до того, как я стал шаманом, я взял за привычку получив пару свободных дней, приходить на вокзал и брать билет на первый попавшийся поезд. Кто первый за мной приедет, тот и победил. При этом, даже до конечной ехать не обязательно, где приспичит, там и выходи. Собственно, в том и смысл, чтобы полностью отдаться воле случая. Потом я шел к кассам и брал билет обратно. Обычно между поездами оставалось достаточно времени, чтобы вдоволь погулять по новому городу. Познакомиться, выпить несколько чашек кофе в нескольких разных кафе. Особым шиком было приехать в город, через который течет река. А если море... 

Я аж зажмурился от удовольствия, вспоминая холодные вечера в ожидании поезда домой, на пустынных пляжах, под пасмурным октябрьским небом. Возможно, после того как я вернул себе имя, ко мне вернутся и некоторые простые радости человеческой жизни, например, снова научусь чувствовать холод.

- Нужно скорее найти кассу.

+1

5

Расказанное Валетом о бывшем развлечении в кой-то мере было похоже на то, чем Доминик занимается всегда. Правда у него вместо поездов - Междумирье, а вместо городов - миры и, с недавнего времени, даже Вселенные. "Интересно, а есть ли аналог Междумирья между Вселенными? Или они соединяются только небольшими коридорами?" - подумал вдруг Доминик, оглядываясь по сторонам.

Увиденное не стало для него чем-то из ряда вон выходящим. Всё подобное он видел уже не раз в самых различных вариациях в других мирах в своей родной Вселенной. Как и в прошлый раз, пейзажи не были для него чем-то новым. Именно поэтому он и задался вопросами о пространстве между вселенными. Ведь они похожи, нет такого что каждая новая вселенная разительно отличается от прошлой. "Но различия всё равно есть, пусть и не видимые обычным зрением. А может есть и видимые, просто я их ещё не нашёл" - продолжал рассуждать метаморф.

Пока что он не инициировал общение, и не отвечал на пространные речи Бубнового. Мэйсон просто оглядывался, изучая окрестности и рассматривая разумных, что бродили тут. Первый, визуальный, осмотр был достаточно важен и помогал определиться с примерной канвой ведения диалогов с местными. Вс1-таки, пусть каждый разумный и уникален, когда они живут в одном месте, к ним всегда можно найти один универсальный "ключ", главное знать где и как искать.

Услышав слова Генри о том, что нужно найти кассу, метаморф использовал простецкое заклинание, позволяющее определить где и сколько народу стоит в ближайшем радиусе. Найдя место, в котором разумные скопились в достаточно большом количестве и в определённой формации - в линию друг за другом - он сказал: - Возможно они там, - и указал рукой направление.

0

6

Путешествие их началось, конечно же не с вокзала. Добираться до музея пришлось через весь город, кроме того, Черновик начисто отказывался начинать путешествие  прежде, чем обзаведётся всем необходимым для написания писем. Черновик непременно хотел писать письма простым карандашом на тетрадных листах в клетку. Так выглядели письма, которые получал Крот. Оказалось, что обыкновенную бумагу в городе, помешанном на экологии достать практически невозможно. Черновика это ужасно огорчило, однако Генри заверил, что на одно письмо, которое Черновик обязательно напишет по дороге, у него найдётся несколько чистых листов, и совсем не страшно, что вместо простого карандаша, Черновик будет использовать шариковую ручку. Таким образом Генри и Доминик узнали, что Черновик ужасно упрям и дотошен в тех мелочах, которые считает важными. Не меньшим сюрпризом для них, как в общем-то и для самого Черновика было то, что с собой у него имелась довольно внушительная сумма. В финансах Черновик не смыслил, и если бы не Генри, влёт бы отдал таксисту все свои сбережения.

У музейного павильона Черновику показалось, что их путь уже нескончаемо долог, в голову лезло слишком много глупых вопросов. В вопрос превращалось всё, на что Черновик натыкался взглядом. Один вопрос сменял другой - хоть записывай. Вываливать же всю эту кучу на своего учителя и существо, которое знает все тайны вселенной Черновику казалось до ужаса неприличным. Тем более, что для любого из этих вопросов отлично подходил ответ, который Доминик дал ему ещё около дома Мотылька: "Не переживай, потом ты всё поймёшь, когда настанет время." Однако один вопрос никак не давал ему покоя. Он поселился в голове как раз в тот момент, когда Генри направил таксиста к музею наземного транспорта.

В Доме был Музей. Нет не просто в Доме. У Стаи был музей. Можно было сказать, даже, то музей был у Крота, но крот бы стал очень громко ругаться, если бы кто-то такое сказал. Поэтому музей был именно у Стаи, хотя в ни один экспонат не попадал в него без тщательнейшей кротовьей проверки. Стая собирала Призрачные Вещи. Это были самые обыкновенные вещи, и единственной их особенностью было то, что они никогда и никому не принадлежали. Они просто появлялись. Говорили, что такие вещи приносило с Изнанки. Но Кроту не понравилось название "Изнаночные Вещи". Он сказал, что может какие-то из вещей и приползли с Изнаночной стороны, но совершенно точно некоторые из них появились сразу в Доме. И от этого менее ценными они не становятся. Музей - это то место, где что-то хранят, переставляют с места на место, и с гордостью показывают другим.

-Тот человек, который вёз нас, он спросил тебя не отвезти ли нас на станцию, но ты отказался. И, вот мы здесь, но почему-то мне кажется, что все эти автомобили, самолёты и поезда... Они не то, чтобы совсем не настоящие, но совершенно точно не собираются никуда ехать. Это ведь музей, правда? Они здесь только для того, чтобы кто-то ими гордился и показывал кому-то другому. - Черновик стеснялся этого своего вопроса даже больше, чем остальных, ведь Генри был так воодушевлён предстоящей поездкой. Спросить у него "Генри, а почему ты хочешь ехать на поезде, у которого нет даже рельс?" было всё равно что спросить "Генри, а ты точно шаман, а не городской сумасшедший?". Почему-то теперь, по пути к музейным кассам, с целью купить билет на поезд, который никуда не идёт, Черновику совсем не хотелось ждать никакого "потом", более того он был почти уверен, что время начать понимать хоть что-то для него уже настало.
-Ты сможешь объяснить мне? Я совсем запутался.

0

7

Пока они двигались к кассам в местном музее, откуда не возьмись, как будто прямо из воздуха, что конечно же было не так, появилась Кагами и направилась к Черновику. Позади нее остановился красивый черный автомобиль спортивного типа, совершенно не похожий на джип, что до этого был у Мотылька, но если судить по наличию Кагами это точно был его транспорт.

- Господин Черновик. - девушка протянула ему коробку с устройством связи. - Включите. Но прежде, перед полноценным использованием ознакомьтесь с инструкцией. Настоятельная рекомендация господина Алларда-Мотылька. Так вы сможете писать, звонить и отправлять голосовые сообщения. А теперь прошу меня извинить, мне пора. - азиатка вежливо склонилась перед блондином и словно песок, тонкой управляемой струйкой, ускользила к автомобилю.

Передача Средства связи персонажу Черновик

0

8

***
Абель

Придурки. Закостенелые, упрямые, ограниченные идиоты. Как можно отказаться от принесенного тебе на позолоченном блюдечке рецепта благополучия? А этот Кристиан? Такого надменного #&ала Абелю давно не приходилось терпеть, тем более, когда надменность эта не подкреплена ни чем. Нейросети… до чего может дойти абсурд! Отказаться от процветания, ради утопичной идеи о будущем, в котором жизнью будет управлять вычислительная машина. Машина, которая пару десятилетий назад справлялась разве что с функцией обогревателя, занимая при этом целый ангар. Даже Тюкар, и тот не верит в затею Рейтума. Хотя их-то коллегия и считала главными консерваторами. Возможно, если бы на месте Абеля сейчас была Ева… Молодая, прекрасная и не по годам амбициозная волшебница, способная убедить даже барана. А лучше вместе с ним.
Тогда бы Кристиан заговорил бы иначе. Черт, готов ставить на кон призму Эйдоса, придурок и слова бы не смог промямлить!

Абель коснулся длинными тонкими пальцами коммуникационного медальона и с досадой поморщился. Девушка не выходила на связь уже три дня. Оно, в общем, и понятно, задание выполнено, докладывать не о чем , а канал засорять считается дурным тоном. Но, боги, как хотелось снова услышать ее голос. В этот раз точно приглашу ее в театр. Сразу, как вернусь. Наберусь смелости и…

- Дальше проход только по билетам, мистер Саер, - выделенные Авелю провожатые составили чемоданы с вещами перед пунктом досмотра. Даже на ленту загрузить не удосужились. Хер вам, а не чаевые.

Досмотр, стоит признать, длился не долго. Нужно было всего-то загрузить вещи на ленту, пропустить через специальный аппарат, просвечивающий чемоданы насквозь, снять с себя металлические и магические вещи, пройти через рамку рамку металлодетектора и все, путь открыт. Весь процесс, при должной расторопности, занимает минуты три от силы. Если не возникнет спорных вопросов.

- Мистер, откройте, пожалуйста чемодан.

- Какие-то проблемы? – Абель уже порядком устал от этого города. Волшебнику, привыкшему жить в городе, в котором магия разлита повсюду и сочится буквально из-под каждого булыжника, сам факт пребывания в технократическом государстве порядком действовал на нервы. И тут дело не в присущей членам коллегии надменности и чувстве превосходства, хотя и в них тоже. Проблема, скорее, в вибрациях. Низких, грубых, плотных. Тут даже по лестнице подниматься тяжелее. И теперь, когда короткая, но все же каторга, заканчивалась, у чародея не было ни малейшего желания препираться с таможенниками.

- В вашем багаже находится малостабильный  артефакт. Провоз предметов иного Плана в пассажирских вагонах строго запрещен.

Идиоты. Какие же кругом идиоты.

- Этот артефакт – собственность Коллегии Магистров Наумасси. У меня на руках все разрешения не только на ношение, но и применение данного артефакта в любой точке маршрута от Нумасси до Рейтума, согласованное с начальником вашей службы безопасности лично. Вот бумаги.

Абель ткнул под нос таможеннику документы и потянулся за чемоданами, но его руку тут же перехватила другая. Ладонь таможенника была, наверное втрое больше ладони мага. Грубая, горячая, обратную ее сторону покрывали длинные черные волосы. Должно быть, обладатель такой руки еще пару поколений назад прыгал с ветки на ветку в окрестных лесах, а теперь его по какой-то нелепой случайности поставили на должность, в которой он должен контролировать приличных людей. Даже хорошо, что Рейтум отказался от нашего предложения. Эти остолопы не доросли еще до нашего уровня.

- Вам придется пройти к коменданту вокзала. Я не имею права пропустить вас с этим.

Энергия холодила кончики пальцев, готовая сорваться в любой момент испепеляющим вихрем. Благо, благоразумие и умение держать себя в руках – как паз те качества, которые отличали магистра коллегии, от обезьяны с погонами.

- Веди

***

Я, Черновик, Доминик.
Умение делать умное и строгое лицо в любой непонятной ситуации – великое искусство. В местных финансах я понимал ни чуть не больше, чем Черновик. Да чего уж там, я и дома давно уже разучился считать деньги. Так бывает, когда присваиваешь себе все незаработанные деньги. И не нужно осуждающе цокать языками, они все равно никому нужны не были, люди почему-то обращают внимание только на те деньги, которые кому-то удалось заработать, а все остальные просто выпадают из их поля внимания.
В общем, как и в случае с такси, я первым делом узнал стоимость трех билетов и только потом полез в карман за деньгами. То, что там оказалась именно нужная мне сумма, меня даже не удивило. Так обычно и бывает.  Великому шаману – по потребности. Коммунизм в его высшей стадии.

- Считай, что все эти автомобили, самолёты и поезда – тоже Великие шаманы. Как я. И могут быть теми, кем захотят. К тому же и ты и Доминик тоже не собирались никуда ехать, пока я не появился. И что теперь? Я на всех действую, как шило. Причём такое острое, что игнорировать просто невозможно.

Я весело подмигнул Черновику, отрываясь от созерцания любопытной модели двигателя. Я хоть и был когда-то технарь, а все равно решительно не понимал, как эта штука работает. Оглядываясь по сторонам и удостоверившись, что за нами никто не наблюдает, я дотронулся кончиками пальцев до хромированной металлической поверхности.
У предметов бывает душа. Это факт, люди сами вкладывают в них частичку света, олицетворяя и вдыхать жизнь. Но это совсем другое. В двигателе бурлила своя, полноценная жизнь. Двигатель был совершенно точно одержим какой-то довольно сильной и, что странно, кровожадной сущностью. Видимо, потому модель  и не пошла в массовое производство.

- На самом деле, я сам не знаю, зачем пошёл именно сюда. Увидел указатель и понял, что именно сюда нам и надо. Так бывает, в голове просто щёлкает что-то и ты уже не можешь думать о другом. И не  тот даже пытаться. Шаман должен верить своим ощущениям, иначе грош ему цена. Вот увидишь, не зря мы тут.

Мы прошли в очередную дверь, высокую и тяжёлую, с двумя створками и стеклянными витражами, и оказались в зале ожидания. Тут было столько народу, что создавалось ощущение, будто мы действительно на вокзале. Ещё одна дверь вела на улицу, а за ней оказался самый настоящий перрон. С лавочками, платформами, маленькими сувенирными магазинчиками и, конечно, поездом на одном из путей.
Он был просто великолепен. Огромный, выкрашенный в чёрный и красный цвета, с парой десятков старомодных вагонов и возле каждого из них стоял проводник!

- Идем скорее, посмотрим что там и как.

Отредактировано Генри (14.01.2021 07:48)

0

9

Поход в музей для Доминика прошёл достаточно хорошо. Но не с помощью выставки. Все эти поезда метаморф видел уже в таком количестве, что даже отличающиеся поезда из другой вселенной уже не вызывали у него интерес. Машина как машина, ездит с помощью двигателя и по рельсам. Нет, для него хорошим было изучение магофона, окружающего их, и разбирательства внутри себя. Он абсолютно точно ощущал всю свою восстановленную силу, но не мог до неё дотянуться, просто вытянув руку.

Для того, чтобы дотянуться до силы, застрявшей между слоями мембраны этого мира, Мэйсону придётся придумать способ пробивать в этой мембране небольшую брешь, из которой он сможет вытягивать силы. И с этим то и возникают трудности, ведь брешь в мембране это плохо. Не просто так эта мембрана придумана. И, пусть метаморф мог позволить себе отогнуть мембрану, как в начале путешествия в этом мире, и держать её открытой, то лишь по той причине, что почувствовав неладное он смог бы быстро её закрыть обратно. С брешью же так просто не получится, она останется и довольно надолго.

В общем, Доминик пришёл к выводу, что лучше всего будет найти место для базы, и аккуратно, слой за слоем, добраться до своей силы а затем, с её помощью, сместить слои мембраны на территории базы так, чтобы там он всегда имел доступ к своей силе. В остальных же случаях и местах придётся довольствоваться тем, до чего он сможет дотянуться сквозь слои, а это достаточно немного.

Когда же Бубновый вывел их к очень шумному месту, он тем самым выбил Доминика из размышлений, и метаморфу пришлось вникать в происходящее.

- Хм, мы всё ещё в музее или уже вышли за его территорию? Это место похоже на так называемую инсталляцию. Будто мы всё ещё в музее, но уже вроде бы и нет. Мне кажется, или вон тот поезд куда-то поехал? Видимо, всё-таки это уже не музей, - закончил свою мысль Мэйсон, кивнув своим мыслям и переведя взгляд на своих спутников. По сути, он сейчас был ведомым, так что сам идти никуда не собирался, лишь следом за этими двумя.

А тем временем на один из путей прибыл новый поезд, и из него начали выходить люди, торопящиеся и не очень, а обслуживающий персонал ринулся тут же обслуживать, собственно. Тут подкрутить, там подбить, здесь капнуть масла... ну и так далее.

0

10

#p11914,Генри написал(а):

— Считай, что все эти автомобили, самолёты и поезда – тоже Великие шаманы. Как я. И могут быть теми, кем захотят. К тому же и ты и Доминик тоже не собирались никуда ехать, пока я не появился. И что теперь? Я на всех действую, как шило. Причём такое острое, что игнорировать просто невозможно.

-Подожди... А до нашего прихода? Вернее, конечно, до твоего прихода, они тоже были шаманами? То есть... Это ты сделал поезда шаманами? Значит, чему-то вроде поезда научиться быть шаманом намного проще, чем человеку? Тогда, может быть у меня есть шанс, потому что я совсем не человек. Я... Змей говорит, чтобы я не рассказывал никому, кем я являюсь. Он говорит, что кто-то может захотеть использовать меня в своих целях. Я думаю он преувеличивает, ведь я толком ничего не умею. Разве что талисманы... Но когда ты делаешь талисман, ты никогда не знаешь, будет он работать или нет. При этом если слишком много думаь и слишком сильно хотеть, чтобы талисман заработал, то он чаще всего не работает. Это как с магией, только наоборот. Когда я пытался использовать магию, у меня получалось только тогда, когда я чего-то очень хотел. Кажется совсем не стало проще...

Черновик рассуждал вслух покорно следуя за Генри. Мейсон шёл рядом. Может быть это было самым странным. Ведь Мейсон был кем-то невероятно особенным и невероятно древним, и значит наверняка, он должен был понимать происходящее лучше. Но и тут Черновик обманулся. Первые же слова Доминика свидетельствовали о том, что и он находится в некотором замешательстве. "Может быть тогда совсем не так страшно, что я не понимаю, раз даже Доминик не понимает. Но у Генри такой вид, словно он каждый день уезжает с перрона музея."

-Но ведь это самый настоящий билет на поезд... - Черновик рассматривал билет, который им дали в кассе, - Может быть из-за того, что Генри пришёл сюда не только поезда стали Великими Шаманами, но и сам музей? И теперь это не музей, а вокзал? Погоди-ка! - Черновик нагнал Генри и схватил его за рукав.
-Мне сейчас в голову пришла мысль, если в одном помещении соберётся больше одного Великого Шамана? Разве мир не сломается? Ведь если все вещи в мире начнут становиться кем хотят, то совершенно невозможно будет понять... Например, захочешь ты сварить кофе, а он возьмёт и станет болотной водой...
Черновик рассуждал серьёзно и отстранённо. По крайней мере очень старался выглядеть так, как обычно выглядел Лето - так, словно, даже если над головой его пролетит стадо розовых слонов, он ничуть не удивится. На самом же деле ему было страшно. Страшно, что как только они сядут в поезд, он возьмёт и перестанет быть поездом. А что если поезд станет китом? Нет, об этом лучше было не думать.

Отредактировано Черновик (18.01.2021 17:33)

+1

11

- Он совершенно точно куда-то поехал.

Я проводил взглядом шумную громадину, скрывшуюся за поворотом. Вот так номер!

- Нет, поезда стали шаманам  задолго до моего появления, но им и правда, в каком-то смысле проще, чем людям. Они не считают неведомой невозможным. У них вообще мнения нет! Это высший уровень мастерства в неделании. Нам нужен какой-нибудь работник музея… Сэр!

Ближайший ко мне мужчина в форме проводника обернулся на мой оклик и вежливо улыбнулся. Он весь сейчас олицетворял готовность выслушать и помочь.

- Скажите, пожалуйста, этот поезд куда-то отправляется?

- Да, мистер. Минут через двадцать. Это экскурсионный поезд первого маршрута. Он огибает город по старым путям, оставшимся ещё со времен наземного сообщения с Эфлойкилем. По пути вы увидите интереснейшую экспозицию «Старый город», остановитесь на классическом вокзале того времени, с его обзорной площадки открывается вид на весь город, кроме того, у вас будет возможность отобедать в вагоне-ресторане, меню которого остаётся неизменным уже более сотни лет. Прибытие ожидается через час после отправления.

- Отлично, годится.

- Ваши билеты, пожалуйста.

Мы предъявили билеты и поднялись по ступеням в тамбур. Ближайшее пустое купе оказалось почти ровно в центре вагона. Довольно просторное куда лучше, чем на Земле, хоть и тоже четырехместное. Раскладной столик в сложенном состоянии напоминал прикроватную тумбу и почти не занимался места. Обивка диванчиков мягкая и бархатистая, над каждым местом конструктор поместил небольшой шкафчик. Полки для багажа оказались, как обычно, над входом и под нижним спальными местами.

- Здесь и остановимся. Я больше, чем уверен, Черновик, из тебя получится отличный шаман. Ты очень талантлив и не по годам мудр… сколько тебе, кстати? Лет семнадцать?

Мысль о нескольких шаманах в одном помещении показалась мне очень смешной. Почти анекдот какой-то получается.

- Заходит как-то в бар шаман-человек, шаман- табуретка и шаман-степной ветер. И бармен им говорит… а ничего не говорит. Потому, что он и сам шаман, а значит слова тут и не нужны. Все и так понятно.

Я посмеялся над собственной глупой шуткой, а затем попытался все же сформулировать ответ.

- Во-первых, мир не так легко сломать, как кажется на первый взгляд. Во вторых, то, что я могу стать кем захочу, вовсе не значит, то я непременно стану. Например, я вряд ли захочу быть табуреткой, хотя чисто технически это возможно. Многие перевертыши способны трансформировать тело, при этом не меняя своей сути. Они не шаманы, ибо шаман меняется в первую очередь внутренне. И только потом внешне, при необходимости. В-третьих, если уж твой кофе решил превратиться в болотную воду, значит ты это заслужил. Будь добр пить.

+1

12

Черновик завороженно смотрел, на сопящую, ворчащую, такую живую машину. Он видел поезд впервые в своей жизни, но несмотря на это прекрасно его узнавал. Словно старого знакомого. И совсем не удивительно ему стало, что поезда - это тоже шаманы. В конце концов поезда же ведают путями, а тот Шаман, который был в Доме, как раз за пути и отвечал. И пускал дымные кольца точь в точь как этот поезд. "Что если, когда сгорел Дом, Шаман стал поездом? Что если все они кем-то стали? Интересно, а кем стали Лето и Крот? И почему тогда я не стал никем другим? Может потому что я не смог стать шаманом? Но ведь Мотылёк тоже остался Мотыльком, а ему-то уж точно ничего не стоило стать шаманом. Черновику ужасно не терпелось подняться по этой железной приставной лестнице, и даже несколько огорчился, когда узнал, что поезд экскурсионный. Всё как-то сразу встало на свои места, и Черновик сразу заметил, что поезд свистит, только когда люди в грязно синей униформе подкручивают какие-то железяки на его боках.

— Ваши билеты, пожалуйста.

-Д-да, кончено... - Черновик протянул проводнику билет. А может не так-то это и сложно быть шаманом. Ты можешь даже ничего не понимать, но разом перевернуть вверх дном. Например превратить предвкушение в неловкость от собственной наивности. Да, в этом мире всё случалось невероятно быстро. Даже толком огорчиться не успеешь, как ты уже в новом месте. Черновик мельком изучил купе, которое им досталось и ни чуть не удивился. Изнутри поезд тоже оказался знакомым. В Доме много рассказывали о поездах и путешествиях. А потом Генри начал говорить о шаманах и это звучало так же нелепо, как его вопрос, и Черновик засмеялся вместе с ним. Это ведь и правда небылица какая-то, когда все кругом шаманы. Но почему-то Генри не ограничился шуткой.

-Да, я уже и сам понял... То есть... Я понял, что моё воображение дорисовало совсем не то, что есть на самом деле, поскольку я не знал, что этот поезд экскурсионный. Это хорошо, что всё стало понятно, но может быть если бы в мире всё случалось прямо как в твоей шутке, было бы... Удивительнее. Но я ведь и так всему удивляюсь, так что мне достаточно удивительностей. Вон, Доминик - он ведь ужасно удивительный, а почему-то проводник ничуть не удивился увидев его. Это для меня тоже удивительно. 

Новость о перевёртышах напомнила ему разговор на кухне. Черновик вздохнул. Зря он обидел Мотылька. Вопрос о возрасте некоторое время оставался без внимания. На самом же деле всё вниманимание Черновика только на нём и было сосредоточено. Просто он раздумывал над этим слишком долго:
-Я не могу точно сказать, сколько мне лет... Вернее, даже приблизительно сказать не могу. В Доме был архив. Им заправлял Директор. И там были серые папки с нашими именами. По крайней мере так рассказывали те, кто пробирались туда ночью. Мне рассказывал об этом Крот, но он сказал, что моей папки там нет. Это было первое, что он сказал, когда вернулся из архива. Он тогда даже не успел объяснить, что это за папки, так и выдал "Представляешь, - говорит, - твоей папки там нет!" Оказывается в этих папках были написаны разные вещи, например, возраст и как называется то, что происходит с Азбукой или с Крысой. Крот сказал Лето, что ему шестнадцать, и Лето почему-то ужасно обиделся. Целых два часа с ним не разговаривал. Ещё некоторые рассказывали истории про торт со свечами. Сколько свечек, столько тебе и лет, но я не знаю таких историй, вернее... Они иногда всплывают в моей голове, но я точно знаю, что это не мои истории - это всего лишь отголоски историй рассказанных другими жильцами. Понимаешь, Дом, он был совсем закрыт. Я думаю не только мы, но и наши истории не могли выбраться наружу. И наверное поэтому Крот запрещал одностайникам рассказывать Истории, если это не Ночь Сказок. Как бы тебе объяснить... Это как с коробками из под печенья. У нас были такие разноцветные коробки и мы разрезали их на много мелких частей, чтобы потом заново собрать картинку, но иногда кусочки от двух разных коробок перемешивались и даже если на них был одинаковый рисунок, ты уже не мог собрать картинку заново. Когда ты спрашиваешь меня о таком... Например о возрасте, я как будто бы пытаюсь собрать картинку из кусков от тысячи разных коробок. Ни один из них не подходит к другому. 

Отредактировано Черновик (21.01.2021 12:50)

+1

13

"Экскурсионный поезд, да? Хорошо, как раз можно будет изучить ближайшие окрестности. Может найду место для базы?" - размышлял тем временем Доминик, продвигаясь следом за попутчиками в купе, которое так удачно оказалось свободно.

Но вскоре метаморфу пришлось уже вылезти из своих размышлений и прислушаться к тому, о чём говорили Черновик и Валет. Конечно, шутка про шаманов была ему не понятна. Вернее, было не понятно над чем тут смеяться, ведь это просто довольно точное описание шаманов, которым между собой даже общаться не надо. Пусть Мэйсон и не смеялся, но хмыкнул, просто чтобы показать что он слушает своих новых знакомых.

И то, о чём говорил Черновик... Доминик слушал его очень внимательно и тут же у него появилось огромное множество вопросов, которые хотелось задать прямо здесь и сейчас. Но он сдерживал себя, оставляя расспросы на потом, ведь перебивать не прилично, а сейчас нужно нарабатывать себе репутацию, чтобы потом на его вопросы более охотно отвечали.

Вступать в диалог этих двоих, однако, он не спешил. Ему пока нечего было говорить, он предпочитал слушать. А учитывая, что никто - ни Бубновый Валет ни Черновик - не спрашивали Мэйсона ни о чём, и не заводили разговоры с ним, это было достаточно просто. Метаморф принял позицию слушателя, причём не самого заметного, пусть и стоящего рядом. Конечно, если вдруг разговор перейдёт на него, он заговорит, игнорировать не будет. Но пока он не говорит, у него есть свободное внимание, которое он пустил на анализ окружения. Если вдруг в этом самом окружении окажется кто-то опасный, заметить его не составит труда, предостерегая опасность.

Тем временем посадка закончилась. Проводники засвистели в свои свистки, разгоняя лишних и тех, кто пытался пролезть без билета в последний момент. А следом раздался мощный гудок поезда, и он покатился, сначала резко дёрнувшись, а потом начав медленно набирать скорость. Путешествие началось, и пока что ни что не намекало на то, что рядом какие бы то ни было приключения.

Отредактировано Dominik Maison (21.01.2021 21:32)

0

14

- Понимаю… многие, почти все, всю жизнь собирают пазлы из разных коробок и стараются в упор не замечать несостыковок. Для них главное, чтобы картинка сложилась так, как нужно, а что кусочки не подходят друг другу – дело десятое. Потому контролер и не удивился Доминику, он просто решил не замечать возможности удивиться. Запомни, мироздание – поразительно и непостижимо. Только замечая несостыковки можно начать понимать происходящее вокруг.

Я ещё немного посидел на диванчике, глядя вслед уходящему перрону. Как и всегда, в сердце поселилась уверенность в том, что движется именно перрон, а мы стоим на месте, ждём, когда реальность изменится в угоду ожиданиям. Потом я забрался на верхнюю полку, закрыл глаза и целиком отдался нарастающему в груди весёлому волнению. Доминик прав, ни что вокруг не намекало на то, что рядом какие бы то ни было приключения. Все предпосылки сговорились и оккупировали мое многострадальное сердце. Они строили баррикады и громко что-то обсуждали, явно не беспокоясь о том, что кто-то сможет им помешать. Поезд тронулся, господа.

Абель

Комендант оказался куда более разумным человеком, чем его подчинённый таможенник. Он знал процедуру транспортировки магических артефактов, действовал не только чётко в соответствии с регламентом, но и предусмотрительно дал команду поезду не отправляться до прибытия чародея. Ложкой дёгтя был запрет на проезд в дипломатическом вагоне, но эту команду дал вышедший на связь начальник службы безопасности Рейтума. Аргументировал он это присутствием в поезде важного пассажира, но Абель чётко видел в приказе попытку указать официальному представителю Коллегии его место. Нестрашно. Скоро время все расставит по местам.

Абель сел в поезд последним. Девятый вагон, тридцать четвёртое место. С сумками ему, конечно же, никто не стал помогать, потому объективно слабому физически магу пришлось изрядно попотеть. Применять для такой пустяковой задачи магию Абель даже не подумал. В купе вселился уже не Магистр Коллегии, а растрепанное и злое нечто. Впрочем, надо отдать этому нечту должное, оно быстро взяло себя в руки и прежде, чем начать раскидывать по полкам сумки, вежливо поздоровался:

- Доброго дня, господа.

Через несколько минут, когда вещ  были разложены, Абель сел на диван и стал с любопытством оглядывать попутчиков. Мальчишка, на вид уже не ребёнок, хотя взгляд и был по-детски живой и любознательный. Мужчина на верхней полке, сначала мирно ставший, а теперь не моргая наблюдаешь за магом. И самый странный персонаж. О нем Абель вообще сказать ничего не мог. Кроме того, что ему тут явно не место.

- Вы что тут делаете? – вырвалось у мужчины прежде, чем он успел подумать.

Отредактировано Генри (25.01.2021 13:46)

0

15

- Хм. А я думал, что они не удивляются, потому что здесь это обычное дело - увидеть кого-то так отличающегося от человека, - вдруг вставил Доминик после слов Валета о том, что контролер решил не замечать возможности удивиться. Но на этом его активность пока и закончилась, собственно. Он сел рядом с окном, ровно держа спину и положив руки себе на колени.

Не моргающие чёрные глаза смотрели в окно ровно до того момента, когда в купе зашёл четвёртый, неизвестный, попутчик. Учитывая, что поезд до последнего не уезжал, даже когда уже выгнали всех провожающих и шевеления вне купе утихли, Мэйсон сделал вывод что поезд остановили именно из-за этого, последнего, пассажира. Значит, он кто-то важный. "Но что он делает здесь, со всеми этими сумками? Это же, вроде бы, экскурсионный поезд?" - подумал метаморф, а тем временем попутчик поздоровался.

- Доброго дня, господин, - ответил Доминик ему, быстро рассмотрев зашедшего и вернувшись к созерцанию вида из окна. Пока неизвестный раскладывал вещи, он тоже, видимо, решил не замечать возможности удивиться. Но зато после, наконец присев и успокоившись, он наконец воочию узрел эту возможность, решив тут же по полной ей воспользоваться. Даже по выражению его лица можно было понять, что заданный вопрос вырвался у него быстрее, чем пришли какие бы то ни было мысли.

- Конкретно в данный момент сижу и смотрю в окно, - спокойно ответил метаморф, после чего повернул голову и, соответственно, взгляд, на заговорившего с ним. - Или же вас интересует более абстрактная тема? Тогда, прошу прощения, не могу ответить на ваш вопрос, пока вы не уточните его. Не в моих привычках отвечать на абстрактные вопросы, - Мэйсон даже, акцентируя на этом внимание, решил использовать невербальное общение, пожав плечами и разведя руками в стороны. Хотя потом он засомневался, было ли это необходимо и положил руки обратно на колени.

+2

16

Черновик прислонился головой к стеклу. Начинался снег, прохожие кутались в пальто, а толпа посетителей начала редеть. На фоне Рейтиумовских громадин всё казалось незначительным. А ведь это, если верить таксисту, ещё не самый грандиозны город. Впрочем, может и впрямь, Гебфарт более высотный, но какой-то что ли более реальный. С картинок настоящих книг, а не выдуманных историй. Вернее в реальных книгах истории тоже были вымышленными. Если верить Кроту. "Можно ли верить кроту?" Черновик вздохнул." Что если крот был прав только в пределах Дома? А здесь... Здесь слишком много всего. Пространство слишком огромное, а значит обязательно найдётся такое место, где Крот будет не прав." Черновику не хотелось попадать в такое место. По крайней мере прямо сейчас, но и стоять на месте здесь, на музейном перроне... "Если я сижу в поезде-экспонате, являюсь ли я частью этого экспоната?" Он закрыл глаза и представил, что бы было, если бы Крот сделал его частью своего музея -музея вещей, которые никогда и никому не принадлежали. Он представил как занимает место  между телевизионной антенной и велосипедным клаксоном. А что? Он ведь правда никогда и никому не принадлежал. А теперь... Теперь, после того, как он узнал, что не человек, что он артефакт, стало понятно, что это место как никогда подходит для него. Если только...

Прогудел сигнал к отправлению и одновременно с ним в купе ввалился запыхавшийся пассажир. Чернновик так и не понял, что заставило его отвлечься от мыслей сигнал или этот человек.
-Доброго, - неуверенно поздоровался Черновик, когда господин приземлился рядом с ним. Поезд тронулся. Доминик полностью поглотил внимание их нового попутчика. Да, так и должно быть. Хоть что-то начало работать так, как должно было работать. Черновик немного успокоился, встретился взглядом с Генри и широко улыбнулся ему, словно тот мог прочитать его мысли.

0

17

Я, Черновик, Доминик.

Благословенно будь мироздание, которое знает меру и не перегибает с томительным ожиданием. Стоило поезду только тронуть, как дверь купе открылась. Я не большой любитель случайных попутчиков, слишком уж разными они бывают, но иногда попадаются и весьма любопытные экземпляры. Этот мне интересным не показался, а вот то, что было в его сумке – другой разговор.
Я открыл глаза и стал внимательно осматривать парня. Под всеми ракурсами, под какими только мог. И чем сильнее я в него вглядывался, тем меньше понимал. А вот Черновик напротив сменил выражение лица с испугано-растерянного на более-менее спокойное. И даже вполне естественно улыбнулся мне, когда наши взгляды встретились.
Ухмыльнувшись и подмигнув пареньку, я прозрачной дымкой сполз на нижнюю полку.

- Кажется, молодой человек имел ввиду, что таким, как ты, Доминик, обычно поезда не нужны. Однако, смею утверждать, что даже духам время от времени стоит позволять себе отдохнуть по-человечески. И абсолютно всем необходимо при знакомстве представляться. Меня, к примеру, зовут Генри.

Я сделал паузу и мельком глянул на Черновика.

-А ещё, в нашей компании считается хорошим тоном объяснить значение имени. Моё означает, что я родился человеком.

Наш попутчик на чекунду растерялся, но быстро взял себя в руки. Видимо, не ожидал от меня такого напора. Но быстро взял себя в руки, молодец.

-Меня зовут Абель Саер. Моё имя означает, что я старший сын рода Саер, потомственный Магистр коллегии Наумасси. Приятно познакомиться. Со всеми вами.

Последняя фраза была явно адресована Доминику.

-Так значит вы отправляетесь на отдых? Довольно лестно, что вы выбрали именно это направление. Обещаю, вы не пожалеете.

0

18

- Абсолютно с тобой согласен, Генри, отдыхать стоит всем, - ответил Доминик, воспользовавшись появившейся паузой. Представиться в эту паузу, к сожалению, он не успел, так что отложил сие действо на чуть позже.

Напор Генри на нового пока ещё незнакомца нисколько не удивил метаморфа. Учитывая, как началось их с ним общение, трудно представить какой-либо другой стиль общения с его стороны.

- Меня зовут Доминик Мэйсон, - наконец уловив момент, представился Мэйсон. - Со значением моего имени всё не так однозначно, к сожалению. Скорее всего, оно означает, что я отказался от привязанности к своей родне, но при этом остался верен своей родине. Это наименее подробно.

Затем представился Черновик, и из новый уже знакомый - Абель Саер. Как много, оказывается, могут значить всего-то два слова. Раньше Доминику не приходилось думать о значении своего имени, он просто принимал его.

- Да, надеюсь, что ваше обещание сбудется, - чуть улыбнувшись, сказал Мэйсон. - И у меня есть вопрос, магистр Абель, если вы позволите, - дождавшись утвердительного ответа, метаморф спросил: - А как звучит имя младшего в вашем роду?

0

19

- Привязанность и верность, на мой скромный взгляд, нисколько не связаны и отсутствие одного при наличии второго нисколько не противоречиво, - чародей как будто бы хотел сказать ещё что-то, но запнулся и, кажется, даже слегка покраснел. На его аристократично-бледной коже это было особенно заметно.

- Знаете, - он все ещё говорил с Мейсоном,-я чувствую себя немного неловко. Моё положение позволяет говорить с большинством с позиции силы и часто снисходительным тоном. С вами же... в общем, заранее простите, если я случайно оскорблю вас. Хотя надеюсь, этого не произойдёт.

Восхитительно! Святая наивность. Это ж надо, бояться оскорбить древнего духа. Я за всю жизнь ещё не узнал ни одного способа этого сделать, хотя в молодости честно пытался. А потом просто махнул рукой на это гиблое дело.
Вслух я этого, конечно, говорить не стал.

- А как звучит имя младшего в вашем роду?

- Боюсь, что точно так же, -немного грустно улыбнулся,- Мой отец не успел обзавестись другими детьми, как и я. Так что я единственный представитель рода. Но какие мои годы. Надеюсь, в обозримом будущем я смогу дать другой ответ на этот вопрос. Что насчёт моего обещания, Наумасси, поистине чудесный город. Готов спорить на мой дом, он станет центром цивилизации ещё при нашей жизни. И ваш покорный слуга, без ложной скромности, сыграет не последнюю роль.

0

20

- Хм. Возможно вы и правы, магистр, - решив всё-таки не углубляться в тему своего прошлого, Доминик ответил коротко и слегка улыбнулся, обозначив отсутствие негативных эмоций. Информатор крайне дорожил информацией о своём прошлом, и не собирался отдавать её вот просто так.

Но, если говорить по правде, он просто не хотел возвращаться назад. Туда, где он оставил братьев и сестёр, старших клана и всех остальных. Далеко не все метаморфы предпочитали путешествия по вселенной. Даже наоборот, большинство как раз-таки просто сидели в родном мире, пользуясь пространственной магией лишь внутри его, не выходя в междумирье.

И так уж вышло, что род Доминика целиком и полностью обосновался на Иггдрасиле. Лишь сам Доминик отправился путешествовать.

Но опусти воспоминания и вернёмся к делам насущим.

- О, не переживайте об этом, магистр. Оскорбить меня крайне затруднительно, если не сказать невозможно. Общайтесь со мной так, как считаете нужным, -
Мэйсон просто проигнорирует его приказной тон, если вдруг таковой проявится и будет не уместен. Ну а если будет уместен, то и возмущаться не из-за чего.

- Да, времени у вас ещё полно, воистину. Его, при большом желании, с головой хватит не только на одного потомка, но и на целый ворох потомков, -
решив, что его слова прозвучали забавно, метаморф тихо посмеялся не открывая рта. - Предпочитаю не спорить на такие далеко идущие цели без должного анализа, так что просто поверю вам на слово, - так же добавил он после, и слегка кивнул.

0

21

По моему личному мнению, родственные связи несколько переоценены. Нет, как и все нормальные люди, я любил своих родителей, но не менее тёплые чувства испытывал и к Марку с Линдой, которые по большому счету были были просто друзьями семьи. И всей своей прекрасно сложившийся, полной чудес жизнью я обязан именно Марку, у которого своих детей не было. Но об этом я говорить не стал. Зато меня очень заинтересовали другие слова нашего попутчика.

- Прошу прощения, но я и мои друзья совсем недавно здесь и мало что успели узнать. Не могли бы вы подробнее рассказать про Наумасси, коллегию, магистров и прекрасное будущее вашего города?

- Разумеется, -снисходительно ответил чародей, -Наумасси – величайший город региона, Рейтуму до нас расти и расти. Хотите верьте, хотите нет, а скоро мы докажем, что утопия - вовсе не фантастическая концепция для штампования биллетристики, а вполне достижимая цель. У нас уже в трех покоениях отсутствует бедность, промышленность и экономика с лихвой покрывают все возможные нужды, а культурный уровень сопоставим разве что с эпохой рассвета Заподного региона, когда художники ценились, наверно, даже выше врачей. Звучит, как пустое хвастовство, но скоро вы и сами во всем убедитесь.

Я ещё это время я внимательно слушал чародея, хотя пока не очень понимал где связь между экскурсионным поездом по окраинам Рейтума и утопическим Наумасси. Но те догадки, которые у меня уже были, выглядели весьма и весьма многообещающе.
Как бы то ни было, а к любой истории, на мой вкус, стоит подавать чашечку кофе. Желательно свореного самолично, но и парочки картонных стаканчиков из щели между мирами тоже будет достаточно. Постепенно из-под полы пальто на свет появились два ароматных латте, крохотный стаканчик эспрессо и пугающих размеров ванильный раф. Воспользовавшись положением, я тут же забрал себе самое вкусное - эспрессо, а оставшееся предложил разобрать остальным.

- Благодарю. Так вот коллегия, как главный орган законодательной и распорядительной власти играет в становлении города ключевую роль. "Твёрдой но ласковой рукой направляет общество к всеобщему счастью" - так пишут газеты.  Магистры же разных уровней занимаются как раз решением всех насущных вопросов, начиная с социальной политики, заканчивая обороноспособностью города. Я, к примеру, учёный. Занимаюсь исследованием магических процессов на различных планах реальности. В частности, разрабатываю способы взаимодействия с материей через эйдос.

Чародей на секунду задумался, а потом встал и полез за своей сумкой.

-На самом деле, тяжело описать простым языком такие тонкие процессы. Легче показать.

Из недр багажа показался небольшой прибор, внешне напоминающий помесь гироскопа и осциллографа к которому с одного боку на кой-то черт прикрепили несколько продолговатых призм.

- Это призма Эйдоса. Она позволяет видеть проекции предметов на Магическом плане. Заглянуть в суть вещей, если хотите. С людьми, кстати тоже работает. С вашего позволения...

Абель направил прибор на Черновика, нажал на несколько кнопочек и гироскоп с тихим жужжанием стал раскручиваться.

0

22

-Я Черновик, - попросту представился юноша, и ещё раз попробовал улыбнуться. Отклик он уловил в глазах господина, в тот же момент, как прозвучало его имя. В этот момент, Черновик впервые почувствовал насколько удобное у него имя. Если бы ему пришлось объяснять, что оно обозначает, также, как пришлось объясняться остальным, он бы сквозь землю провалился. На какое-то мгновение, Черновику показалось, что достаточно посильнее ударить пол пяткой, и он разорвётся, как бумага. Нерешительно поёжившись, проверять он не стал. За окном одни предметы сменяли другие. Много, много, много. Незнакомых предметов, растений, историй. Маленьких историй, как путешествие капли дождя по стеклу, и больших, как длинна этой железной дороги. Так, что нельзя сказать, что за разговорами его спутников Черновик заскучал. Нет, Черновику совсем не было скучно! Но ему было интереснее смотреть, а не оборачивать предметы в слова.

Оживился, и потерял интерес к мелькающей ленте времени, Черновик только тогда, когда Генри выкинул очередную штуку. Больше всего, Черновика удивило то, что чашка кофе с молоком была в точности такой же, как в доме у Мотылька!
-Ты что? Стащил её!? - С восторгом прошептал он, так громко, что шёпот этот пронёсся по всем вагонам. Черновик закрыл ладонями рот и затем расхохотался. Уже совсем обычно. Как хохочут в купе самые обычные юноши его возраста, - Генри! Ты... Ты, правда меня такому научишь?
А вот лицо Магистра на мгновение изменилось. Черновик слегка нахмурился, пытаясь вспомнить, что же на нём было нарисовано. Испуг? Интерес? Отвращение? Задача эта была непреодолимо сложна, а кофе с молоком - слишком ароматным. Именно ему себя и посвятил Черновик на всё то время, пока Магистр говорил о чём-то. Некоторые слова были Черновику непонятны, но даже те, что были знакомы ему, вместе превращались в ужасающих странных и абсурдных химер из книжек Крота. "Вот бы сюда сейчас одну из них... "

В этот момент в купе постучали, и седой господин, в напудренном парике и камзоле морского офицера, водрузил на стол стопку книг с пожелтевшими страницами.
-Могу я... - спросил Черновик робко протягивая руку к книге,
-Только до понедельника! - строго наказал Капитан.
-Я верну, обязательно! - Заверил его юноша, выбрал одну из них, а остальные Капитан, подхватил и отсалютовав свободной рукой, закрыл за собой дверь.

Тишина после его ухода была довольно непродолжительной. Магистр вновь вернулся, к своему рассказу. А вскоре даже вытащил из своего чемодана довольно занятную вещицу. Стеклянные пирамидки внутри волшебно мерцали. В них очень любопытно было заглянуть. Сначала, Черновик попробовал посчитать, сколько маленьких зеркал на этих пирамидках, но они крутились всё быстрее и быстрее и быстрее. Кажется на одной из них, был нарисован Крот, а на другой Лето. Картинки ка будто бы двигались, но как будто бы не вперёд  а назад. А должны были конечно вперёд! На ещё одной пирамидке появился вдруг механический профиль Змея, оборачивающегося с переднего сиденья. Хотя говорил он то, что было несколько позже, в тот день когда Черновик был совсем один и пытался избавиться, от следующей за ним по пятам Аками. "НИКТО НЕ МОЖЕТ ТЕБЯ ЗАСТАВИТЬ!"

Звук был точь в точь, как когда лопнула лампочка на Третьем. Черновик вздрогнул и испуганно вскочил на ноги.
-Совсем охренел?! - так сказал бы Лето - не Черновик, но сейчас этим словам было здесь самое место. И они как-то сами появились огорошив наглеца получше даже пощёчины.

Отредактировано Черновик (05.07.2021 21:21)

+1

23

- Ага, в каком-то смысле стащил, - не без гордости в голосе сказал я, - но вряд лиего кто-то хватится, так работает настоящая магия. Вполне может статься, что этот кофе никто никогда и никому не варил. И между прочим, для начинающего шамана, кофе, который не был сварен, самый полезный. А когда чуть подрастешь, я дам тебе попробовать настойку на несбывшихся сливах и позднем июльском солнце - ты будешь в восторге.

Все это время Абель смотрел на меня с подозрением. Видимо в нем боролась увереннось, что я несу полнейшую чушь и непонимание, откуда все же взялся кофе, который он пьёт.

- А учить тут в общем-то нечему. Подумаешь, великая тайна! Спрячь руку так, чтобы её никто не видел, представь то, что тебе нужно, например полку, на которой стоит нужная книга, а когда почувствуешь, что рука онемела, потянись и возьми. Для начала можешь закрыть глаза, чтобы было проще.  Первого раза вряд ли получится. Да и с сотого может не выйти. А потом вместо нужных вещей начнёшь вытаскивать потерянные зонтики и одинокие носки. Тут главное не бросать попытки и практиковаться. Для того, кто однажды путешествовал между мирами, ставить из другой реальности чашку кофе - пустяковое дело.

Абель внимательно слушал, но как только я закончил, он будто бы забыл все, что было сказано. Как я, впрочем, и предполагал. Улучив момент он направил призму на Черновика и стал её раскручивать. Гул нарастал, пространство вокруг постепенно менялось. Будто бы писк гироскопа истончал саму ткань реальности, делая её прозрачной и хрупкой. А потом тугой пучек света стал выворачивать наизнанку крохотный клочек мироздания, на котором сидел Черновик.
Весь процесс привёл меня в настоящий ужас. Можно вывернуть наизнанку город, мир целую вселенную, и это будет в порядке вещей, но чтобы так грубо манипулировать столь малым участком пространства...
Рука сама потянулась к бубну. Сильный прерывистый удар по мембране и одна из призм лопнула, купе снова стало таким, каким было прежде.

Абель

Чародей провел уже не просто привычные манипуляции, они въелись в сознание, выполнялись автоматически, быстро и чётко. Отгоризонтировать призму, направить чувствительный элемент на объект, задать режим, команду, нажать пуск. Знакомый гул оповестить о том, что призма работает как и положено. Сначала гироскоп разгоняется, черпая энергию с Магического плана, затем выставляются призмы, магия преобразовывается в свет, отражается от объекта, улавливается зеркалом Оберста и фиксируется в виде изображения.
Проблемы начались уже на этапе разгона. Абель не имел понятия, что пошло не так. Может быть, магический фон Древнего дал переизбыток энергии, может быть сама призма неисправна, но скорость роторов все увеличивалась, до тех пор, пока ось их вращения не стала менять свое направление.
Кнопки команд и задания режимов не отвечали, поток света, выдаваемый призмой был совсем не такой, каким должен, слишком плотный и яркий, а зеркало будто бы сошло с ума. На короткий миг Абель поддался панике.

Звук разбитого стекла подействовал на магистра, как крепкая пощечина, а слов мальчишки, он кажется, и вовсе не заметил. Когда все было кончено, чародей провалился на сиденье.

- Ты в порядке? -это был мужчина в пальто. Тот что городил ахинею про несваренный кофе и несбывшиеся сливы. Он обращался к мальчишке.

- Простите, я не знаю, что... - Все, что смог выдавить из себя маг, прежде чем отключиться.

0

24

Когда Генри попросил Абеля рассказать побольше о том, что он говорил, Доминик внимательно прислушался к ответам. Но не настолько, чтобы не заметить искривление пространства, созданное его новым контрактором.

"Хм. Какой интересный способ взаимодействия с Междумирьем. Хотя, стоп, там ведь не только пространственная магия? Там что-то ещë. Время? Неужто действительно время?" - размышляя над природой магии, которую использует его спутник, метаморф не забывал также слушать нового знакомца. А также взять последний оставшийся стакан с кофе в руки.

Но тут, Валет пустился в объяснения для Черновика, прервав повествование Абеля. Однако Мэйсон был только рад, конечно. Особенно когда Генри заговорил про не сваренный кофе.

"Получается, действительно время. Вот это да. Новые вселенные поистине несут новые возможности" - в родной вселенной Доминика, видите ли, магия времени отсутствует как таковая. Там нельзя вернуться в прошлое или убежать в будущее. Поэтому он крайне удивлëн и заинтересован.

"А зачем прятать руку, если разрыв в пространстве можно создать в любом месте? Это какое-то особенное условие взаимодействия со временем? Столько вопросов, и хоть бы один ответ..." - информатора буквально разрывало изнутри от желания вывалить все свои вопросы на Генри, но внешне это никак не проявлялось. Разве что, со стороны за его волнение ошибочно мог быть воспринят тот факт, что метаморф не пьëт кофе. Он взял его в руки, но так и оставил там, ни разу не пригубив даже. Но настоящая причина этого в том, что он просто не мог его пить. У этого тела отсутствует желудок. Сурррилы - так себя называли те существа, в образе которых сейчас Доминик - питаются различной энергией, и пища им не нужна.

Вскоре, объяснения для Черновика закончились и продолжил говорить Абель. Точнее, он перешёл уже от теории к практике, достав так называемую призму Эйдоса.

Но что-то с ней было не так. Доминик, конечно, не знакомый с новой технологией, сначала предположил что он ошибается. Что с призмой в в порядке, просто этот порядок отличается от его порядка. Но, как показали следующие события, Мэйсон был прав про неисправность.

Призма вдруг начала ломать ткань мироздания, ту самую мембрану, что отделяет их от разрушительной силы Междумирья. И метаморф, тут же подорвавшись, ухватил расходящиеся края, дабы не дать им окончательно порваться. Но, как оказалось мгновением позже, не он один тут умел защищать этот мир. Валет едва заметно ударил в бубен, и призма сломалась уже окончательно. Тогда, парой взмахов рук вернув пространству былую крепость, Мэйсон сел обратно.

Лишь потом он вспомнил о стакане кофе, что держал в руках. Теперь весь этот кофе был на его броне, на полу купе и на сиденье. Вздохнув, чужемирец стал перебирать воспоминания в поисках бытовых заклинаний очистки.

Тем временем Саер упал без сознания, но из внимания метаморф он пока выпал, так что остался не замечен.

0


Вы здесь » Fiopteris » Спальные районы Рейтиума » Жилые кварталы среднего класса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно