Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Эпизоды » Н - значит объект


Н - значит объект

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Название: Н - значит объект
Описание: В распоряжение новоиспечённому филиалу Университета Техномагического Синтеза Тюкар передаёт некий Объект.
Участники:НН-21, Delmar Montgomery
Место: Университет Техномагического Синтеза Ориентираса. Лаборатория пространственной магии.
Время: 8 часов до начала проверки сообществ Фиоптериса Тайным Советом

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Покой нам только снится. Вернее снился бы обязательно, если бы на сон профессору Грегори Грею полагалось хотя бы несколько минут. Куда там. Одни только пустые обещания. Впрочем, те обещания, которые не сулили ничего хорошего выполнялись безукоризненно. В вестибюле Грея встретил его неизменный наставник, вооружённый самой что ни на есть отеческой улыбкой. Желание обезоружить старого Армстера было абсолютно непреодолимым, потому профессор Грегори Грей миновал его так, словно профессор был не более, чем галлюцинацией невыспавшихся студентов. "Из Тюкара в университет прибудет некоторый Объект." Одной этой фразы было достаточно, чтобы точно знать, что встреча с Объектом пройдёт именно в лаборатории пространственной магии. Тюкар не присылает дилижансы. А прочая техника на территории Ориентираса была бы непременно воспринята, как военное вторжение. Значит Тюкар воспользуется альтернативными средствами транспортировки. Единственным вариантом альтернативной транспортировки был Кристалломагнитный Портальный генератор при активации модификаци z3.01. Рядовые сотрудники знали только о модификация z1, z2, z3. Грей же принимал непосредственное участие в разработке модуля для обхода проверки допустимой нормы расстояний. Он не задавал вопросов о том, зачем университету нарушать правовые нормы Ориентираса. Для него это было не более чем приятным ребусом.

Грей приложил ладонь к пропускному датчику и послал в него лёгкий подтверждающий магический импульс. Двери мягко разъехались, пропуская посетителя, и тут же закрылись за его спиной. Индивидуальная идентификаци и принцип единичной пропускной способности сыграли приятную социальную функцию. Профессор появился внутри через какие-то несколько секунд.
-Ты очень вовремя, Грегори. Я как раз успею тебя проинструктировать. Потом мне придётся оставить тебя одного. Не знаю в чём дело - такие уж распоряжения.
-А это что? - Грей кивнул на ломящийся от еды стол - Брукс наконец-то распылил себя по подпространствам, и мы празднуем поминки?
-Ты как всегда остроумен! Рад, что у тебя хорошее настроение. Думаю, это для нашего гостя.
-Зэт три ноль один, верно?
-Я не стал озвучивать то, что для тебя очевидно. Знаю, ты этого не любишь.
-Больше всего меня бесит, насколько выборочно ты подходишь к этому вопросу! Ибо больше пустого трёпа я ненавижу только странные манипуляции с полным отсутствием информации. Что за Объект, что за проверка?!
-Не кипятись, Грегори, я знаю не более, чем ты сам!
-Тогда какой инструктаж ты собирался мне проводить?!
-Да, ты прав. Я просто подумал, что тебе может потребоваться дружеское подбадривание, но если нет, я тут же самоустранюсь.
-Буду благодарен.
-Поумерьте грубость, молодой человек.
Армстер гордо вскинув голову оставил Грея наедине с банкетом и установкой. Не долго думая Грей налил себе кофе и принялся за один из сендвичей. Как раз в этот момент индикатор около гейта загорелся синим и пространство между опорами начало искажаться образуя портальную воронку. Грей не двинулся с места. Он стоял облокотившись на краешек стола и не выказывал никакого любопытства.

0

2

Из потустороннего перехода появилась очертание человека, которое перешло в полный образ лысой молодой женщины с полным отсутствием эмоций на лице. Одета она была так, словно собиралась погружаться на километры под воду с той разницей, что подобные громоздкие костюме на Фиоптерисе не используют уже давно.
Что примечательно, скафандр был пронизан от прошивки до болтика защитными свойствами.

– Господин Грэй, – безучастно произнесла она, мгновенно давая понять, что человеком является наполовину — мелькнувшие диоды на глазах и линиях на шее ясно показывали, что большая часть органов была так или иначе переведена в техническую часть. Женщина, предотвращая будущие вопросы, возвела ладонь (насколько это возможно в подобном одеянии) вверх, призывая к спокойствию, затем опустила руку. — Отвечать на вопросы здесь не имею права. Возникшая дилемма требует Вашего вмешательства. Ваше решение состоит в последующей эксплуатации или утилизации обнаруженного объекта.

Холодная и собранная речь, минимум информации: ей были даны чёткие инструкции, которые она не собиралась нарушать, даже при том, что от решения процессора зависело, что вообще будет происходить с найденным экспонатом.

На секунду в правом глазу безымянной сотрудницы в скафандре диод быстро заморгал, после чего веки у женщины затрепетали, словно в удивлении, потеряв из виду брюнета, но, спустя несколько секунд женщина вернула осмысленный взгляд на Грэгори Грэя.

– Ах, да, – словно раздумывая, стоит ли такое говорить, женщина несколько смолкла, посмотрев вбок-влево, но вернула глаза в исходное состояние. – Принято решение, что если вы сумеете идентифицировать объект, то он перейдёт под Вашу юрисдикцию.

0

3

Если бы в помещение пустили хотя бы одного репортёра, то заголовки Ориентиросовского вестника уже вещали бы о прошедшем в Лаборатории Пространственной Магии Научно Исследовательского Университета Техномагического Синтеза турнире по безучастности и равнодушию. В финал определённо вышли Тюкарский получеловек-полумеханоид и Ориентиросовский профессор медленно жующий сендвич. Однако Грей безусловно в пух и прах разнёс бы подобные заголовки. Ибо женщина уже получеловек, а прикрутив себе такое количество механических запчастей, она могла считаться человеком максимум на четверть, а уж приставка разумный по его мнению была тут и вовсе не уместна. Всё время пока она говорила Грей жевал. К концу её монолога, сендвич иссяк, но к счастью на тарелке нашёлся ещё один. На лице учёного мелькнула лишь одна сиюминутная эмоция, которую Тюкарские наблюдатели впоследствии воспримут, как готовность к действию: "Как же, всё-таки этот горчичный соус подходит к копчёным колбаскам!"

0

4

Приглашение или нет, но женщина, очевидно, утратила свой шанс каким-либо образом заинтриговать учёного: в самом же деле, никто не понесётся сломя голову, не зная сути и не понимая, что происходит. Не говоря уже о том, что мужчину сюда позвали так, словно он был каким-то мальчиком на побегушках, который был должен решать проблемы неизвестных неясных индивидуумов, которые даже не потрудились представиться.
И всё же, несмотря на всё это, большего сказать женщина не смогла. Впрочем, ей это и не требовалось.

Определённый функционал закладывался в определённых людей. Здесь это было приглашение, пусть и в требовательной форме. Без объяснений и без вступлений давали задачу, которую нужно решить и решить незамедлительно. Как сильно бы Тюкар не хотел держать в кадрах Грегори, могли бы найтись и другие, но сейчас мужчина стоял на этом месте, а не кто-то другой, что означало: ему здесь имеет место быть, а не другому человеку или существу.

– Ваше сотрудничество высоко оценено, – было сказано монотонным голосом, после чего она сделала шаг назад и растворилась в портале.

Отредактировано НН-21 (21.12.2020 19:54)

0

5

Совершенно очевидным было, что строго запротоколированный внутренним программным кодом набор реплик был направлен на то, чтобы заставить Грея переступить врЕменную границу между Ориентирасом и Тюкаром. Куда предпочтительнее было бы, конечно, если бы тюкарка оказалась так сказать из плоти и крови. С ней по крайней мере можно было бы завести дискуссию, заставить играть по собственным правилам. В конце концов, если вам хочется передать некий объект под юрисдикцию университета - валяйте! Обеспечьте доставку, так сказать, до места. Грей поморщился. Из портала тянуло духом неприкрытой и абсолютно бессовестной манипуляции. Тюкар был уверен - всё будет так, как задумано.
-Будет, обязательно будет. Ровно до того момента, пока вы не потеряете бдительность.
Тюкарская оппозиция понятия не имела с кем связалась. Впрочем и тот, с кем связалась тюкарская оппозиция сам ещё мало представлял на что способен. Вернее его представления были очень далеки от действительности. По крайней мере в тот момент, прогоняя в голове абсолютно безумные варианты о том, что в его, в общем-то, власти разбалансировать пространственную систему так, что в образовавшуюся воронку утянет и Тюкар и Ориентирас и Мергер со всеми потрохами. Это если конечно гипотеза о суперпозиционных свойствах разлома верна. А если нет - то опровержение гипотезы тоже отличный результат. Так или иначе, всё это было не более чем играми разума, по пути из Ориентираса в Тюкар. У Грея и в мыслях не было устраивать диверсию всемирного масштаба - это раз. На подобные трюки, потребуется как минимум месяц - это два. А за месяц Тюкарцы со своим объектом успеют протухнуть. Зато, профессор Грей знал, что может на память сыграть первый том хорошо темперированного клавира, а это значит, что упрямства, как и терпения ему не занимать.

Отредактировано Delmar Montgomery (06.01.2021 08:06)

0

6

Профессор оказался в светло-белом коридоре, где белизна стен, потолка и пола были настолько яркими, что слепила глаза. Коридор разделялся отсеками в виде шлюзов, которые должны были закрыться само собой при аварии, тем самым предотвратив утечку в мир вредоносных и/или деструктивных элементов.
Судя по всему, сейчас они плохо сыграли свою роль.
Широкие герметичные дверные проёмы были напрочь искорёжены и окончательно сломаны. Многое говорило о том, что части отсутствовали по кислотным причинам: словно кто-то намеренно разлил едкий раствор и испортил вход. В дороге также встречались сгустки слюны, которые на глазах пропадали. Не превращались в дым или пар, а попросту терялись в пространстве.

Женщина уже стояла поодаль от Грэя, заканчивая снимать костюм и перевоплощаясь из пингвина в оформленного человека лет сорока. Одетая в форменный комбинезон она безынициативно наблюдала за его движениями.

– Прошу за мной, – повернувшись спиной, женщина приняла на себя роль проводника, хотя он, по своей сути, не требовался. Этикет, не более.

Длинный переход занял бы движение неторопливого человека минут десять, а по мере приближения к единственному выходу, было ясно, что впереди дорога заканчивалась довольно обширным холлом, где располагалось оборудование, предназначенное, в основном, для лабораторных целей.
Системы управления представлялись громоздкими панелями с огромным количеством кнопок, рычагов и дополнительных пультов, большая часть территории была занята металлическими грибоподобными железками, которые то и дело резонировали маной: энергетика, которая исходила от них, считывала гостя и над ними сверху появлялись мелькающие голографические сообщения, вроде назойливых смс, только спамом тут являлась посредственная информация, словно Грэю нужно было помнить, что он является человеком по имени Грэгори или то, что он работает в НИУТСТ.

картинка

Крупная светлая комната, лишённая цветовых изысков, кроме систематических надписей и фраз о том, что нужно не приближаться к особо опасным конструктам. Последним назывались полустекольные капсулы сна, подключённые к общей системе. Внутри некоторых были заключены некие существа, которые были подписаны по-разному: «неклассифицированный», «опасный», «неразумный», «требующий уничтожения». Были и другие наименования, но они были нписаны на других языках или имели только цифровой или буквенный код.

В целом, картинка была приятной и показалась бы ностальгичной, если говорить о том, как был выполнен дизайн помещения: много ненужного металла, нагруженности и лишних элементов, вроде дронов с крутящимися лопастями, которые в это время крутились около цилиндрической камеры от пола и до потолка, передавая информацию о полученных данных. В камере кто-то сидел.

Для обывателя это был только ребёнок, сидевший на полу и смотревший из стороны в стороны. Не достигнув половозрелости или из-за неблагоприятных условий, рыжая сидела нагишом, если не считать, что первичные половые признаки (да и вообще какие-либо), не считая выпирающей груди, отсутствовали.
Для мага, который мог бы различить между живым и неживым запертый подросток выглядел предметом для трансформации: гибкая масса идеально подходила для опытов с любой стороны. Под слоем кожи плавал оранжевый студень, то и дело пузырясь.
Для Грэя, который обладал более унифицированными навыками, объект представлялся единой схемой, которая то и дело менялась в собственных переменных. Кумулятивная клетка, сосуществующая рядом, тут же съедала другую, создавая вслед за собой своё подобие, которое незамедлительно реплицировало. Мало того, так на молекулярном были надписи, полностью на языке демонологических существ, обитающих на Земле. Надписи представлялись собой то словами, то словосочетаниями, то предложениями, но тут же сменялись уравнениями и математическими примерами, похожими на компьютерные кодировки.

– Господин Грэй! – раздалось удивлённое, когда его увидела тёмнокожая сотрудница. Пышущая жизнью, в отличие от второй, молодая особа выглядела здесь больше как для массовки, нежели выполняла интеллектуальную опцию. Завитые тёмные волосы, яркие глаза, в которых блестел азарт от ситуации... То ли она не верила, что тот явится, то ли она была действительно приятно удивлена познакомиться с мужчиной. – Я думала, Вас не вытащить из кабинета! Неужели закончились чернила и бумага? – она постаралась, чтобы это звучало дружественно, поскольку за профессором была давняя молва о его затворничестве.

– Сьюзан, прекрати, – осадила кудрявую лысая, переводя разговор с учёного на объект. – Это нечто свалилось с исследовательского корабля, который мы отсылали на жизнепригодные планеты исследовательские корабли.

После чего безэмоциональная сотрудница, без слов взяв из рук темнокожей планшет, протянула Грэю.

– Прошу ознакомиться.

Происхождение: [Неизвестно] Предмет явил себя после столкновения с породами. Открыть рапорт Джоната Сильвера.
Цель прибытия: не оглашена.
Название: НН-21. Открыть сведения, взятые с устройства Hiev.
Имя: (?) Нисса.Открыть сведения, взятые с устройства Hiev.
Показатели: не подлежит оценки.
Физические данные: требуется переоценка. Отсутствие иннервации (?).
Сверхвозможности: требуется переоценка. Метаморфизм (?). Внушение (?) страха Анамнез:.

► При сближении живые организмы ощущают панические атаки, пребывают в ступоре от непредвиденного страха. Беспочвенный истерики, припадки. Обмороки.
Повтор эксперимента с животными и малоразумными существами привёл к утверждению выводов. Негативные последствия — клинически испытуемый №28-Х замертво упал при приближении объекта.

[Обнаружен интерес к псовым]
► При сопоставлении оживлённых вещей, подобных симптомов не обнаружено — голем и нежить не поддаются подобному эффекту.
● Обоснование — реализация инстинкта самосохранения в учёт аффекта объекта.
• Поправка 001: объект, не испытывает (?) злости (?) к клинически испытуемым, но аффект не спадает.
Обоснование — реализация безусловного аффективного рефлекса.
• Поправка 002: объект имеет способность скрывать аффект в условиях отсутствия стресса и раздражимости.
● Обоснование: введение клинически испытуемого №43-Х в камеру видовой идентичности №28-Х привело к начальным аффектам, при снижении которых не были задействованы внешние факторы. Открыть сведения, взятые с устройства Hiev.

● Социализация: в течении часа объект не поддаётся на словесно-переговорные действия, производит разрушение камеры посредством попытки разбиения камеры.
Принятые контрмеры — принудительное заключение.
● Социализация 1.0: объект не переходит в первую наблюдаемую форму, не производит речь. Отсутствие органов не дают возможности получить дополнительные сведения. Существо нарушило целостность камеры и помещения.

Открыт отчёт № 213,15'17QH-85XX

Объект прибегнул к ускоренному лимфостазису — 2 кубометра/0,86 секунды.
Объект создал давление, продолжая самосинтезировать — 10104300 Паскаль.
Объект повредил установленные рамки камеры.
Объект повредил служебное помещение.

Принятые контрмеры — приостановление синтеза объекта, создание деформации. Установка камеры в новых условиях. Создание вакуумно-гидравлической коробки.
● Социализация 2.0: в течении часа объект не поддаётся на словесно-переговорные действия, производит разрушение камеры посредством попытки разбиения камеры.
● Социализация 3.0: существо летаргирует. Прекращение анархичности, присвоение статуса покоя.
Снятие контрмер — вакуумное давление снято до свободного перемещения по камере.
● Социализация 4.0: в течение четырёхсотпяти секунд остаётся неподвижным. На раздражители не реагирует, производит роговичный рефлекс, отличительный от человеческого.

Безэмоциональная речь женщины отражалась от стен помещения, на что реагировал пойманный объект, находясь в цилиндре. Для наблюдателей стекло сделали прозрачным насквозь, тогда как внутри была непроглядная белизна. Ей отключили запахи, звуки и того, что происходило за внешней стенкой камеры, но из-за вибрации голоса, метаморф, запустив всевозможные рефлексы, отчётливо понимало, что происходит. Всё-таки, нельзя заставить некоторые вещи не работать.

Но вот работать на людей снова уже точно не хотелось.
На Земле хватило.
На Земле приходилось подражать людям.
На Земле постоянно нужно было подражать в эмоциях, действиях, даже рефлексах — причём первые два порой очень часто сотрудничали, превращаясь в третье, из-за чего совершались ошибки.
Частые.
Из-за ошибок были проблемы.
Из-за проблем случались плохие ситуации.
Плохие ситуации вели либо к тому, что её снова бьют либо пытаются запереть. Ни то, ни другое Ниссе не нравилось, хотя бы потому, что ей не нравилась ограниченность в собственных действиях: всякий хочет иметь вольности в том, что ему делать, а что — нет.
Что же насчёт насилия...
Терять части своего организма не хотелось, но ведь и волк может получить от рогов оленя, что же удивляться?

И вообще! Как понять, что такое «плохая ситуация», если не было иначе!?
Стоило бы спросить кого-то, но кого?
Более важный вопрос — как?
И, самый сложный: какое событие нужно пережить, чтобы понять, что тебе требуется ответ на какой-то вопрос?

Нисса не знала, поэтому просто старалась стараться.
У метаморфа 'предсенжерменский' период назывался «скитаюсь по канализации и трущобам, ем экскременты и трупы, стараюсь не сдохнуть».
Вряд ли можно понять, как нужно действовать, а как не нужно, в подобных условиях, но Нисса, благодаря своей природе целеустремлённости, — или лучше сказать, благодаря желанию набить брюхо во что бы то и стало?, — научилась понимать основные человеческие эмоции. Такие, как боль, радость, печаль и гнев. Это помогло выживать, но едва ли помогло бы приспособиться, чтобы суметь существовать, а также сосуществовать с двуногими.
В конце концов нужно было каким-то образом сотрудничать или придумать причину не гоняться за ней: в постоянных бегах не может быть даже не стареющий слайм.
Умудрённая операми, спектаклями и уличными выступлениями, рыжая решилась притвориться человеком.

На тот момент Нисса уже покинула поместье графа и не знала, как по-другому приспосабливаться к окружающему миру.
Оказалось, быть человеком — тяжкий труд. Невероятно тяжкий.
Она не знала даже, что она не понимает, не говоря о том, чтобы попросить помощи. Ко всему прочему в словаре было чёткое понятие, что помощь это то, когда один человек просит другого, поэтому метаморф училась у человечества человечеству через наблюдения.
В конце концов, единственное, что она понимала, так это то, что она не человек, а кто-то другой. Или что-то.
К сожалению, Нисса не смогла бы понять усвояемый материал, в отсутствие базовой информации.
У людей всё много проще, ведь эта информация закладывается с детства. Они видят свою семью, они видят родных, а те, в свою очередь, говорят, как надо себя вести, а как нельзя. Так что, все запоминаемые случаи стали просто материалом для заучивания: метаморф не видела логической цепочки и старалась повторить то, что уже видела. Сродни тому, как школьник списывает с решебника, а потом решает задачу по примеру, но, когда в уравнении меняются переменные, он не в состоянии что-либо предпринять.
Граф не учил её человечности, грузя сознание только точными науками, фактами истории, правильным писанием и редкими уроками этикета. Последнее Нисса люто ненавидела, потому что она никогда не получала ответа на вопрос «почему».
Это всегда было только «надо», «нужно», «необходимо» и «я так сказал».

Вероятно, последняя фраза сыграла роль куда больше, чем всё остальное, ведь Нисса вырвала язык старикану.
Сбегая с территории графа, метаморф твёрдо решила не подчиняться более человеку и стать самостоятельной единицей.

Едва ли.

Жить невероятно трудно. Особенно, если ты пытаешься быть подобным человеку, не являясь по своей сути таковым.

Например, показывая якобы чувствительность от ушиба, исходя из опыта наблюдений, глаза должны были быть либо зажмуренными одновременно шипя или бормоча и приговаривая тихо, как больно, либо раскрывая веки широко, вопя о своей боли, но Нисса забывала о том, как чувствует человек и делала всё наоборот.
Ей потребовалось много времени, чтобы уяснить, что чувствует человек во время боли.
Чаще всего, как бы бесчеловечно не звучало, но, перебегая с места на место, ещё до того, как попасть в лабораторию, метаморф мучала и истязала людей, внимательно запоминая эмоции, связанные с болью.
Возможно, именно поэтому её так яростно разыскивали?
Или может, потому что она съедала истерзанных живьём?
Ответов у неё не было.
Потом она перешла на другие ‟исследования‟, но наблюдать не переставала. Возможно, Нисса делала это чересчур интенсивно, потому как на Земле, за подобное обращение, получала лишние гонения.

За что? Почему так?

Слайм пыталась понять человека как можно скорее, наводя панику и ужас на население, выводя из себя своими деспотичными выходками всю магическую инфраструктуру.
Конечно же, как и сейчас, её поймали.
Конечно же, как и сейчас, её изучали.
Конечно же, как и сейчас, люди обдумывали, как с ней поступить, что можно сотворить из подобного существа, какую пользу или выгоду извлечь.

А может превратить в  человека и заставить быть на нашей стороне?

Кто эта сторона и почему она должна быть на ней ответов не поступило.
Очередное «надо», «нужно», «необходимо».
А ещё появилось новое «веди себя как человек».
Вот только... как человек?
Люди были разные: добрые и злые, бескорыстные и жадные, приятные и уродливые.
Какого именно человека имели ввиду сотрудники лаборатории? Что они пытались сказать этим, когда в очередной раз подвергали электрическим резонансам её организм, пытаясь понять свойства? Это был их способ обучения или мера наказания? Они хотели напугать? Разозлить? Всегда ответом служило то, что Нисса должна была просто выполнять, а не думать, так почему они злились, когда она выполнила то, что они просили?

В кино же хвалят, когда кто-то что-то выполняет успешно, почему же они не стали?

Что-то не так.
Я делаю что-то не так.
Я что-то не так.
Я что-то не то.

Что надо сделать, чтобы было всё так?

Матиас помог. Отчасти.

О, вам не нравится, когда я ем живых людей? Хорошо, я перестану.
ᅠᅠᅠᅠᅠЧто? Мёртвых тоже?! Ох, ну хорошо..
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠО, вы расстраиваетесь из-за разрушенных зданий? Я постараюсь их не ломать.
Что? Почему я не могу убивать людей? Но ведь..
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠони же не на вашей стороне.
То есть как нельзя..?
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠЧто.
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠНет.
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠНо вы же сами сказали...
Подожди. ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠПравила слишком быстро меняются.
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠТеперь мне нужно их защищать?
Я не понимаю.
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠПочему я виноват? ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠЗачем меня запирать?
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠПочему?
ЧТО Я СДЕЛАЛ НЕ ТАК

Фильмы не помогали, книги становились бесполезнее, вне зависимости от стараний стать похожей, Нисса претерпела неудачу, оставшись запертой в вакуумной коробке.
Неважно, как сильно она пытается ужиться с человечеством, оно само не хочет ужиться с ней, так зачем тогда пытаться?

"– Теперь я должен их ... что?"

Мысль о спасении населённой планеты вызвала у метаморфа обречённость.
Какая разница, пытается она быть похожей на природу человека или нет, если в итоге всё идёт к одному. Люди одинаковы.
Везде. Во всём. Всегда.

Нисса метнула взгляд в сторону звука. Точнее, где были его вибрации.

Три лица находится по ту сторону.
Три сердцебиения, одно из которых чуть медленнее.
По массе он больше, да и по росту превышает двух других.
Возможно, что мужчина, возможно, что женщина.
Основываясь на знании корабля, рыжая подумала, что это могла быть и другая раса, с которой она ещё не встречалась.

"– Не хочу," – рассеянно подумав о нежелании подчиняться человеку, Нисса поднялась на ноги, чем вызвала подпрыгивание и восклик у темнокожей. Вибрации голоса вызвали раздражение, поэтому метаморф произвела эффект, как если бы услышала неприятный звук: поморщившись, она прислонила одну руку ко лбу, а вторую к стеклу. Если не бить, то вполне сносно можно прислоняться, не считая того, что по поверхности постоянно проводились электрические разряды. – "Не нравится," – плечо метаморфа было скрыто, но так вышло, что задержательные экзекуции разорвали ткань плеча и теперь приходилось сращиваться обратно.

Из-за магов, что используют одно только электричество, были одни проблемы.
Следовало бы принять облик каменного истукана, но у Ниссы эта мысль появилась уже после того, как её порешитили.

– О божечки-кошечки! Она движется! – в взбудораженном настроении, каштановая тёмнокожая указала на цилиндр, где метаморф пыталась увидеть сквозь плотную цветовую стену хотя бы силуэты тех, кто говорил.

– Оно, – поправила вторую сотрудницу первая.

Внешне сейчас метаморф не выказывала положительных эмоций: за основу Нисса брала поведение из фильмов про побег из тюрьмы, где в главной роли были два именитых популярных актёра, один из которых играл роль того, кто проверяет тюрьмы. Впрочем, выглядеть мужественно ей не позволяла подростковая внешность, идущая вразрез с суровостью и видной жёсткостью маскулинных персонажей.

– "Хочу есть," – нахмурив надбровные линии, показывая недовольство, но тут же расслабила лицо и сделала вздох. Якобы вздох.
Слайму нужен бы воздух столько же, сколько улитке мотоциклетный шлем. Как сон, как отдых, как моргание и всё прочее-прочее-прочее...
Обычные человеческие повадки стали для Ниссы камуфляжем, который она очень долго заучивала с большим трудом, тратя на это множество энергии.
В голове проскакивала тысяча вариаций, как должен вести себя кто-то, кто был бы на её месте, обладающий примерными способностями, но в голове стояли роем сцены из фильмов и сериалов, образы персонажей и героев да обрывки фраз из книг и комиксов, но только не отчётливый ответ.
Рыжая выпустила резко воздух из носа, уподобляясь фырканью. Вышло, вроде, неплохо.

Человеческие эмоции всегда неплохо шли, как и поведение, ведь, в целом, вести себя как ребёнок, означало практически творить всё, что угодно, чем она и пользовалась. Но теперь это было трудно, потому что в её памяти дети, попавшие в подобные заведения, чаще были в ужасе или кричали на обидчиков.
Ни то ни другое в прошлом ей не помогло, поэтому слайм выбрала ничего не выбирать, а перейти на импровизацию.
В любом случае однажды кого-то сюда запустят или её выпустят.
И вот тогда нужно делать ноги.

И Нисса готовилась делать ноги.
Буквально.
То есть, поначалу она только проверяла ступни и проверяла натяжение слоёв под кожей: если ей попытаются схватить, нужны ловкие и быстрые конечности, не говоря уже о том, что, необходимо уворачиваться, скорее всего, от воинственно настроенных дроидов.
Теперь, встав на ноги, слайм пыталась сформировать некое подобие спринтерских лап, чтобы суметь преодолеть расстояние до воображаемого выхода и не оказаться в ещё большей беде.

– "Если получится, надо будет спиздить денег," – не представляя, что из себя значит валюта, Нисса настроилась воровать и грабить ради еды. Всё-таки съедение разумных привлекает лишнее внимание. Снова вздох. – "И почему эти чуваки вечно парятся, что исчез другой чувак? Подумаешь.. съели.. Жалко им что ли?" – рыжая повела плечом, которое отказывалось соединяться из-за остаточной магии на слайме. Проще было бы сбросить куски организма и нарастить новое, но у метаморфа не было уверенности, что ей не пригодится собственная часть. Голодовки терпеть приходилось уже не первый раз. – "Пидорские маги," – раздражённость, рождённая от действий людей, обличилась в выражении лица. Нисса нахмурила лоб и нос, из-за чего веснушки на лице сменили местоположение.

Отредактировано НН-21 (06.01.2021 11:06)

+3

7

Скука. Всё было до омерзительности предсказуемо. В какой-то степени даже старомодно и гротескно. Стоило ли говорить о том что от Тюкара Грей ожидал намного большего. Грей посчитал, что стоило.
-Я ожидал от оппозиции куда большего. Если даже на внутреннее обеспечение организация настолько скупится, что уж говорить о ссудах университету. Я очень сомневаюсь, что ради нас вы сэкономили на себе любимых. Нда. Ну, да ладно. Можете не комментировать. Я наизусть знаю все ваши типичные объяснение. Например "во время военного положения большую часть средств мы вынуждены тратить на обеспечение безопасности и конспиративную политику". Если у вас такого ещё нет - советую записать. Лапша высшего качества - подойдёт для любых ушей.

Это ворчание не было направлено в сторону конкретной представительницы лаборатории. Грей был уверен, что прямолинейный мозг его сопровождающей не уловит всего  колорита сказанного. В то же время слушатель у него наверняка был. Ну не пустят же благодетели всё на самотёк. Сказано же было - проверка. Значит чртов экзаменатор обязательно подсматривает или подслушивает. Может быть даже глазами и ушами этой тюкарки.

Внимание всей немногочисленной механической общественности было сосредоточено на одной единственной камере. Вполне ожидаемо эта камера и была точкой назначения. Внутри ситдела девчонка. Лет четырнадцати-шестнадцати. Чудовищный возраст. Пожалуй всех четырнадцати-шестнадцати летних стоило бы сажать в такие капсулы до истечения срока годности подростковых причуд. Однако вряд ли именно в них было дело. Дело было как раз в том, что физиологически эта девчонка кардинально отличалась от своих сверстников. Это было видно невооруженным глазом. С ходу определить видовую принадлежность Грей не взялся, к тому же это не потребовалось.

– Господин Грэй! Я думала, Вас не вытащить из кабинета! Неужели закончились чернила и бумага?

Шутницу, прервавшую задумчиво разглядывающего "объект" учёного осекла её механическая коллега. И тут же, тем же ровным безжизненным тоном. Обозначила краткую информацию о том, кто сидел за стеклянной стеной.

– Прошу ознакомиться.

-Бумага и чернила... Пожалуй закончились, да. По вашей милости всё извёл на завещание. Потрудитесь возместить, только уже по новому адресу. В конце концов вам его лучше знать хех...
Проговорил Грей не поднимая взгляда от электронного девайса с информацией объекте НН-21.

– О божечки-кошечки! Она движется!

-Я уже говорил, что ожидал от Тюкара большего? Ничего, повторение - мать ученья. Не хочу огорчать тебя но у меня две гипотезы. Любо ваше начальство настолько же конченное, как и Интерманд, но к тому же ещё не обладает должными компетенциями, либо в вашу лабораторию набирали тех, кого не жалко. Не будем тратить время.  У меня в отличие от вас его совсем нет. Я полагаю Нисса не слышит и не видит нас? - внести очередное несоответствие в протоколы механической женщины было делом принципа, - "Так вот," - продолжил он, снимая халат, и откидывая его в сторону. В твидовом костюме он разительно отличался от Тюкарских коллег, - "сделайте так, чтобы она слышала и видела всё. И больше не смейте причинять ей вред. Да, прямо сейчас, без лишних комментариев. Насколько я знаю она теперь в юрисдикции Ориентираса, а значит прав у вас теперь с гулькин хер."

Как только со стекла сняли тонировку, грей встретился взглядом с объектом.
-У тебя неплохо выходит, Нисса, но ты слишком концентрируешься на своём лице. Сейчас это не важно. Вокруг такие темпы, что окружающие едва ли станут обращать внимание на подобные мелочи. У меня в Ориентирасе осталось ещё несколько сэндвичей и ещё куча всякой жранины, которую одному мне никак не осилить. Поможешь мне? Только тебе придётся одеться. Не люблю смотреть как переваривается еда. Теряю от этого аппетит. Меня зовут Грегори Грей, и я пришёл вытащить тебя из этого чудовищно скучного места.

Отредактировано Delmar Montgomery (06.01.2021 09:39)

0

8

– Ахх, вы мне льстите, я здесь только для оценки эмпатических и психологических возможностей элемента! – манерно помахав ладошкой в воздухе, кудрявая сложила руки вместе и уселась на стул, смотря на существо в стеклянном сосуде. Хоть у неё и не было опыта сближения с разношёрстными видами, удя по всему, она была рада оказаться здесь. – Оказывается, это невероятно сложно, если объект ведёт себя подобию нескольких мутантов, – женщина даже не пыталась скрыть, что является такой же гостьей, как и Грэгори.
Темнокожая смолкла, вздохнув, и оставаясь в своих мыслях, явно сетуя о том, что можно было заняться чем-то другим.
– Отдадут даже не мне, – грустное бормотание донеслось лишь до ушей лысой, которая шикнула на неё, после чего женские возгласы прекратились.

Человек, получая прошлый опыт, начинает понимать лучше окружающий его мир, формирует на основе прошедших моментов уже новую схему для собственных действий и меняется них.
Нисса в таких случаях усердно не понимала, что делать.
Одно дело хотя бы примерно понимать, что человек хочет и желает перед собой видеть, другое дело — не знать ничего о том, кто перед тобой и что вызовет у него негативную реакцию.
Впрочем, метаморф считала, что человек сам по себе одна сплошная негативная реакция, если речь заходила о ней самой.

– "Вот чё ему надо?" – пронёсся вопрос, когда какой-то ебучий гигант высокий галантный красивый мужчина оказался перед ней.

Смотря на того, кто выше, чем она, слайм рефлекторно захотелось принять тот же рост, что и костюмированный человек. Ибо как он смеет быть таким высоким!?
Имя благополучно тут же забыла, потому что была слишком занята тем, как правильно ответить.

Может разозлиться и ударить? Нет, тогда могут обратно запереть. Или не могут и надо наоборот бить наобум?
А может, лучше испугать его? Ну, превратиться там.. Хотя бы в лосельва? Или у него может быть серьёзная аллергия на шерсть, тогда это может посчитаться нападением.
Или надо ответить по-человечески и улыбаться? Может он вообще заведующий детским домом мутантов, просто не лысый, мыслечтением не занимается и поэтому инвалидная коляска не нужна.
Может он ожидает, что оживший студень что-то вроде голема, исполняющего приказы, но ведёт себя с социальными пунктиками, потому что ему так удобней? Или он просто помешанный псих, собирающий армию. Или тут нормально такое?
Лучше бы свалить, пока есть возможность.

Да как с вами всеми работать, сука.

Голова у метаморфа чуть подёрнулась из-за хаотичных мыслей, меняясь на пару секунд в размере и возвращаясь в обратное положение. Для превозмогания всех рождённых идей ей потребовалось больше нескольких секунд, но недостаточно, чтобы скучающий заскучал ещё сильнее.

– Зануда, – буркнула рыжая, затягивая слайм эпителием и меняясь под приемлемый вид человека. Вытянув руку, она будничным жестом потянулась к брошенному халату, преодолевая видоизменённой конечностью метраж. Надев вещь, которая на размера два была больше, Нисса с взглядом собаки ожидающей команды хозяина, уставилась на брюнета.

Пока она бесстрашно пялилась в чужое лицо, безымянная сотрудница оказалась вблизи и протянула планшетник.

– Раз уж во всём разобрались, то здесь нужна Ваша подпись, – холодная собранная речь была подвернута демонстративному смеху. Нисса просто не смогла не заржать. Надбровная линия безволосой едва дёрнулась, а Сьюзан сидела с озадаченным выражением лица.

Рыжая не стеснялась в том, чтобы закрывать ладонью рот или пытаться прекратить смех.
Стоило ли говорить, что насмешило метаморфа? Только созвучие слов «подпись» и «писька». Ничего более.
Такой забавы теперь хватало метаморфу для того, чтобы пародировать задыхающегося от смеха человека, Нисса даже удосужилась изобразить слёзы, но это лишь в знак уважения прекрасного каламбура.

0

9

#p12156,НН-21 написал(а):

– Зануда

Грей удовлетворённо кивнул:
-Наблбдательность ещё одно твоё сильное качество, тебе кто-нибудь говорил?
О других очевидных превосходства над большей частью разумных существ Грей решил не акцентировать своё внимание. Более того он вёл себя так, словно деформации, подобные тем, что совершал Нисса,дело абсолютно обычное.

Грей озадаченно посмотрел на документ, который протягивала нему тюкарка.
-Если честно, всегда думал, что Тюкар куда более прогрессивен в методах ведения документации. Что ж. Доведём до абсурда...
Грей присел и вынул из кармана своего халата перьевую ручку. Довольно современную, надо сказать, с чернильной капсулой. Не вдаваясь в причины, что именно так рассмешило его подопечную, Грей размашисто расписался, намеренно слегка передавив и оставив на документе небольшую кляксу. После он протянул ручку Ниссе. Увидев как предмет безвозвратно исчезает отнюдь не в кармане, Грей пообещал себе впредь не совершать столь неосмотрительных поступков.
-Уверен, сендвичи в университете окажутся вкуснее этой ручки.
С этими словами Грей направился обратно по коридору в сторону портала. Какие-либо указания он посчитал лишними, как впрочем и прощальные реверансы в сторону местных работниц.

Лаборатория пространственной магии после всего показалась ему верхом технологического гения, и буквально на секунду Грея охватила гордость за собственный университет. Едва рыжая переступила порог установки Грей показал на банкетный стол. Еды там и впрямь было более, чем достаточно.
-Это угощение. Только это. Остальное - не трогай. А-то у нас с тобой будут неприятности.
Сразу после этого Грей прервал сеанс связи, в режиме сбора данных. Мельком гляну в на координаты, он без особого удивления обнаружил, ошибку расчётов. Значит Тюкарская лаборатория находилась не только не в Тюкаре, а даже не на Мергере.Что ж можно сказать хоть немного, да сумели Тюакарцы реабилитировать себя в глазах ориентиросовского профессора.

0

10

Вопрос, сказанный с сарказмом, Нисса восприняла как прямой. Её собственное сознание просто не позволяло как-то иначе перефразировать то, что сказал мужчина.
– Нет, никто не говорил. Со мной вообще мало говорят, – второе рыжая больше пробурчала себе под нос недовольно, после чего, сообразив, что в предложении было слово «ещё» она с сильным выражением удивления на лице подняла голову. – А какое-то ещё есть??

Ей вообще не приходилось слышать о том, что у неё является сильным, а что нет. Большая часть эпитетов делились на «мерзость» и «страшность», и то и другое соотнести к чему-то сильному у Ниссы мозгов не хватило. Впрочем, если быть радикально объективным, их у неё и не было.
Зато у неё хватало ума понимать, что брюнет был в чём-то похож на Матиаса: тот также реагировал на все её причуды и в большинстве случаев только ругал за отсутствие человеческих манер.
А. Ну и пару раз за съедение человека.
Разница была только в росте и запахе. Первое было понятно, а второе Нисса объясняла отсутствием страха: ей пришлось очень долго прийти к пониманию того, что в стрессовых ситуациях люди меняются не только в поведении. К этому ещё добавлялось естественное раздражение на магию. Пусть сама она и не могла колдовать, но неприятное ощущение не покидало: было похоже на ту неприятную вибрацию, как это было в стеклянной цилиндрической банке.

– Ммм, – лопнувший корпус со стержнем создал кляксу на рте и вздрагивание женщин. – "Масляные, вкуснота", – облизнувшись, слайм было хотела и до остальных дорваться — на карманах халатов обеих сотрудниц висело ещё по одной, — но брюнет заговорил о сэндвичах, тут же уходя из зала, и желание поедать канцелярские предметы отпало.

Оказалось, что скорость длинноногого человека и коротконогого монстра отличалась, из-за чего Нисса несколько раз переходила на бег. В такой момент ей казалось забавным размотать рукава и начать дёргать руками вверх-вниз, воображая себя умершим духом, который ошивается в стенах лаборатории и пугает местный коллектив завываниями.
Правда, тут же чуть сама же и не взвыла, оказавшись перед телепортом.
Не то чтобы он её пугал, но ставил в неловкое положение это точно. Из-за того, что организм Ниссы претерпевал постоянные изменения, единством системы это едва ли можно было назвать, а быстрое перемещение с места на место молекул вызывало скорее больше проблем, нежели преимуществ. Однако, оставаться в белом непонятном месте её совершенно не хотелось.

– Нннн, – приняв выражение лица брезгливости, Нисса закуталась посильнее в халат, зажмурилась и прыгнула в воронку бомбочкой. – Сука-сука-сука-сука, – едва ли сгруппирование помогло, поскольку энергия тут же принялась размазывать слайм по слоям и полям многомирья. Её то растягивало, то сжимало, то раздувало, то скручивало, и хотя переход занимал несколько секунд, для метаморфа пронеслись года, поскольку она затратила столько же на собственное жизнеобеспечение. – Блядская хуйня, – вывалившись в комнату, Нисса благодарно прислонилась лбом к полу, после чего начала заново понимать, где какая рука и нога и как ими управлять. – Ох, ножки, мои ноженьки...

Запах аппетитных хлебных вкусностей дошёл не сразу. Все принятые метаморфом установки, которые были ранее, попросту пропали, а заново претерпевать изменения энергии у Ниссы не было, впрочем, как и мотивации. Зато она смогла прийти, когда до слайма дошло, о чём говорил брюнет, правда, преодолеть пару метров оказалось сложнее. И почему ей не дали такой же гидроскафандр? Ужасная несправедливость.

– Почему у нас, если у меня? – оказавшись под столом, Нисса удлиннила руку и, сметаморфировав в ладони отверстие, стала загонять туда пальцами еду, которые, к слову, тоже пришлось видоизменить. Валяясь на полу и закидывая через руку сэндвичи, рыжая близоруко рассматривала колдуна, понимая, что надо бы договориться и свалить отсюда.
С планеты, то есть.

Отредактировано НН-21 (07.01.2021 18:06)

0

11

-Если говорю "у нас", значит, так оно и есть. Эта установка генерирует контролируемый пространственный разрыв. Если что-то пойдёт не так, то это может привести к созданию неконтролируемого разрыва, - по виду его новой подопечной было очевидно, что тонкости пространственной магии последнее, что её волнует, но Грей всё же терпеливо продолжил, хотя и выбирал теперь для этого более доступные подростковом мозгу выражения.
-Может образовать дыра в место очень далёкое. И вероятность, что в этом месте найдётся хоть что-то, кроме зияющей пустоты и кромешного холода крайне мала. А неконтролируемые разрывы плохи ещё и тем, что создают слишком большой энергетический дисбаланс. По эффекту очень похоже на черную дыру. Вернее совсем даже не похоже, но, что всё, что есть в этой комнате абсолютно точно засосет внутрь, если установка сломается и образуется неконтролируемые разрыв.
Разговоры о чёрных дырах и разрывах явно разбудили в рыжей аппетит. Грей внимательно рассматривал "объект" и думал о том, что может быть Нисса куда опаснее, чем Тюкар может предположить. Ведь назвать её объектом мог только до ужаса недальновидный лаборант.
-Что же касается хороших качеств... Да, да я услышал твой вопрос и с первого раза, просто мне нужно было подумать какое-то время. Например, то, что ты задаёшь вопросы - очень ценное качество. А когда ты его объединишь с умением задавать правильные вопросы в правильный момент времени, вот тогда оно превратится в бесценное.
Дождавшись когда Нисса закончит трапезу, Грей протянул ей планшет, который ему передали лаборанты Тюкара:
-Не еда, - Тут же осек он её, - Это записи, которые сделали о тебе те люди. Мне кажется это будет по-честному - отдать их тебе. Они считают, что я буду изучать тебя, но если честно, у меня очень много других вещей, которые мне нужно изучить и исследовать, и гораздо больше мне нужны помощники, чем новые объекты исследования. К тому же у меня абсолютно другой профиль. Я занимаюсь исследованиями главным образом в области теоретической магии.

0

12

Любопытство вещь обыденная. Для человека.
А вот метаморфу преисполняться таким чувством было по обыкновению опасно. Ну вот взять к примеру того же парня с площади, времён так девяносто пятых семнадцатого века, кто мог знать, что он заорёт, если ему легонечко выдрать глаза? Никто не знал.
Конструктивно, люди же мало что чувствую там этими глазницами, откуда столько криков?

Слайм озадаченно поглядела внимательней на учёного.

Не.
Ни черта не видно.

Под таким углом, ещё и в присутствии тени волос, да к тому же с отсутствием хорошего человеческого зрения всё было впустую.

– "Ну и нахуй пошёл, не очень-то хотелось," – обидевшись на учёного за то, что не может увидеть цвет его глаз, чтобы понять, вкусно выглядят они или нет, Нисса фыркнула:
– Если контролируемый, то почему нельзя сконтролировать, чтобы он не был не контролируемый? Он же контролируемый, ты ж сам сказал, – а тон голоса такой, будто говорит с умственно отсталым.
Нет, она действительно не понимала, просто говорила так.

Вроде есть какое-то суждение, что за многие года можно многому научиться: видеть эмоции, читать мимику, понимать с полувзгляда и так далее и тому подобное, но чему и научилась Нисса, так это тому, что она понятия не имеет, когда человеку можно что-то высказывать, а когда — нет.

Очень по-человечески закатывая глаза, мол, ты мне тут тупости рассказываешь, и заканчивая предложение пф-каньем, Нисса добралась до кувшина и опустила туда руку, всасывая находящимся на ней ртом жидкость. Уже сомневаясь, что перед ней маг, рыжая даже решила подумать.

Маги.
Они весьма могущественны.

Это если говорить с точки зрения Ниссы.
Для неё почти любая атака на мага, который хотя бы раз в жизни мог понять, как работает телекинез, межпространственное преобразование или просто владеть умением удерживать материю, заканчивался плохо.
То есть да, она может создать кучу атакующих элементов, видоизменить характер тела, транформироваться в то, что маг не привык контролировать или не умеет, однако, всё это заканчивалось, когда приходил «вот-тот-самый-главный-ублюдок», который портил всё веселье.

Ну, для Ниссы это было весело.
Что насчёт остальных...
Интервью у них теперь не возьмёшь, это точно.

С одной стороны Фауст очень здорово предусмотрел: подчинённое силой магии существо, вне зависимости от того, хочет или не хочет, а должно и будет пытаться строить себя под лад создателя. Ну либо под его вид.
С другой стороны Фауст совершенно не предусмотрел, что Мефистофель, сделав подлянку в последнем заклинании, Нисса попытается с тем же чувство сожрать людей.
И ведь всё в пределах допустимого.
"Ибо в любви и есть единение," – один раз Нисса, начитавшись цитат о высоких чувствах, незамедлительно решила, что это подходит под ощущение, которое она испытывает при виде человека.
– "Да флибустьера тебе в пятки с такой любовью!!" – закричал бы сейчас древний чернокнижник, узнай, что стало с его замечательным опытом.

А ведь она совсем бы не отказалась от пирата.
Пусть они тощие, жилистые и костлявые, кто-то же на корабле был в отличном мясном телосложении.
Впрочем, её рвение съедать морских разбойников не оценили бы в любом случае.
Это же негуманно.

А то, что творят маги на животными, големами, чужими душами, так это нормально, это в порядке вещей, это ничего страшного и вообще, это самое правильное, что есть в этом мире.
В глазах Ниссы, все эти чародеи, колдуны, волшебницы и ведьмы были такие...

– "...выёбистые," – закончив мысль, Нисса смогла переместить себя в сидячее положение, не убирая руки со стола: в самом же деле, намного удобнее одновременно сидеть на полу и съедать со стола бутерброды. Одна правда осталась за занудой — еда оказалась много лучше того, что было в банке.
Эмоционально она даже выдала себя, показав, что её куда приятнее иметь дело с куском хлеба, чем с мужчиной.

Опять же: ну серьёзно.
Это же тостовый хлеб, ребят.
Вы чего.

– Ну так создай эманацию по своей медее и мукуйся со всякими классными чебуреками, я-то тут вообще каким тестом? – путая слова из-за телепортации, рыжая резко захлопнула рот, после чего принялась широко раскрывать-закрывать, словно ей было какая-то необходимость в зарядке челюстных мышц. – Клал.. Крал.. Крала.. – разозлившись, Нисса выдала сердито, смотря на стену. – Крал у Кралы украл клоларры! – ничего не вышло, очевидно, поэтому, с лицом безвыходности, подняла взгляд на брюнета. Ну то есть на ту штуку, которую он там показывал, рыжая не очень хорошо разбиралась в технике, только если не требовалось именно разобрать её, но это было похоже на какой-то планшет или что-то вроде того.  В любом случае на Земле такого не было, но интереса к тому, чего съесть нельзя, у неё не было.

– "Ну блять, давай, ещё выше подними, ага, мне же так охуительно хорошо всё видно," – вместо всех этих слов Нисса только выдохнула и покачала головой, поворачиваясь лицом в пол. – Слушай, дядя, давай съентэндреснимся, – вскинув голову, она почти сразу перебила его. Изображая пренебрежение и усталость от ситуации, Нисса решила, что лучше выглядеть не заинтересованной, чтобы там стрёмный мужик не предлагал. Нет, стрёмный не потому что красивый, стрёмный потому что говорит загадками. – Я сваливаю, – сделав понурое лицо, она тут же сменила его на самое счастливое, – ты остаёшься, – вскинув свободную ладонь, она изобразила ликования, вернув своему лицу очевидно наигранной радости. – И все охуительно счастливы, – после чего пожала плечами и проделала жест ладонью, мол, давай, ты тоже этого хочешь, я знаю.

В конце концов, люди не очень любят проблемы, а тут, вон, сам говорит, что не его профиль работы.
– "Интересно. что за рабо— Нет," – мысленно запинав себя, Нисса тут же перевела основной поток мыслей на то, где будет лучше ошиваться. И у кого можно будет карту украсть арендовать, чтобы хоть немного ориентироваться на планете. – "Я же на планете?" – вот тут рыжая озадачилась, поскольку теперь перестала быть в этом уверена.

Отредактировано НН-21 (11.01.2021 22:48)

0

13

-Помнишь, я говорил о правильных вопросах? Так вот, это один из них. Если объяснять попросту, то связь тут примерно такая же, как, скажем, вот с этим сэндвичем. Казалось бы всё просто. Вот ветчина, вот сыр, салат, огурец, пара тостов. А потом мы берём всё это и пережевываем. И вроде бы у нас всё тот же сендвич, но обратно разделить его на кусочек целого огурца, кусочек ветчины и две хрустящие корочки мы уже не можем, как бы ни старались. Примерно то же самое происходит с пространственной системой. Контролируемая система - целый сендвич, а неконтролируемая пережеванный. Ну, или иначе... Если попробовать пошевелить пальцами хаотично - тут всё легко и просто, но заставить себя шевелить ими одновременно в чёткой последовательности, например исполняя пьесу на рояле, куда сложнее.

Грей и сам удивлялся своему спокойствию. Обычно студенты вызывали у него раздражение сравнимо разве что с зубной болью. Нет, Грей никогда не преподавал в университете. Сама идея того, что однажды ему придётся втолковывать что-то этим жизнерадостный остолопам казалась ему абсурдной. Может быть всё дело было как раз-таки в жизнерадостности. Ничем похожим от Ниссы, очевидно, не веяло. От неё пахло клеткой, опытами и пристальным взглядом надсмотрщика. Последним было пропитано всё вокруг. Была б у Грея шерсть на загривке, так он бы обязательно и ощетинился.

-Кораллы. Иногда достаточно оказаться в неправильном месте в неправильное время. И всё. И тебе говорят:"ты создаёшь филиал техномагического вуза там, где одно упоминание о магии карается смертью" или "мы передаём в твоё распоряжение объект".Если ты всерьёз полагаешь, что я тут хоть что-то решаю...

Грей вздохнул. Он не хотел врать. Всё-таки манипулятивные методы, которыми его в тянули в это шапито разительно отличались от методов подавления воли этой космической девчонки. Нет, они были в неравных условиях.
-Они будут тебя ловить. Если ты убежишь одна. Я не знаю как. Не могу сходу придумать, но я чувствую, что они подсматривают и подслушивают за нами. Может они слышат и видят далеко не всё, но я привык исходить из худшего, а это значит, что выигрышная стратегия для нас с тобой прикинуться, что мы играем по их правилам. Вернее вывернуть их правила так, как нам будет удобнее. Например заглянуть в лабораторию био магического синтеза. Слышала сказку про скатерть-самобранку?

Отредактировано Delmar Montgomery (11.01.2021 23:40)

0

14

Незаинтересованной выглядеть не получилось. Мужик оказался куда лучше, чем было на первый взгляд, несмотря на унылое занудство и высокомерное зазнайство.
Объяснял всё-таки он получше Матиаса, — не швырялся непонятными скучными терминами и аббревиатурами, — и определённо лучше  графа, — мнения или желания в его словах она вообще не заметила, на что хмыкнула, довольствуясь рубрикой учёного.

– У тебя Паркинсон что ли? – решив пошутить, рыжая оскалилась в улыбке. – Ручки трясутся, дедуль? – отчего-то, его причитания показались забавными. Отдалённо бы вспомнился Сеттон, но всё, что осталось из воспоминаний от приютившего её алхимика это обрезанная картинка торса с морщинистыми руками, сующего ей  ложку в сформированную первый раз ладонь. Кажется, это у людей называется ностальгировать.

Настроение испортилось, стоило заговорить о слежке. И ещё больше, когда она услышала слово "лаборатория".
Рыжая повела левой лодыжкой, смотря, как пальцы ног теряют ярко-оранжевый тон на болезненно желтушный.

Интересно, какого цвета станет этот пиджак, если пробить артерию в ключице.
Нисса лениво всматривалась в телосложение.
После минуты, она повела брезгливо верхней губой, мысленно понимая, что даже несмотря на дедовской вид, ей вряд ли удастся выбраться из здания после убийства брюнета.

– Да и похуй ваще, как будто первый раз, – поведя плечами, гордо вздёрнув подбородок и встряхнув волосами, Нисса решила, что сама со всем отлично справится, и попыталась круто и резко встать, но тут же покачнулась на конечностях и рухнула рожей в пол. Длинная рука, оставшаяся за столом, только стала длиннее, но от яств не отказалась. Закончив со съедобным, теперь стекло с металлом сминалось: челюсть расширилась до пясти и заглатывало теперь всё, включая тканевую подкладку посуды. – Да блять, – отодрав сплющенное лицо от пола, рыжая возвела руку, согнутую в локте с выпяченным указательным пальцем. Выражение лица теперь выражало смирение и тлен. – Гравитация, бессердечная ты сука... – пробормотав ругательство, она громко произнесла. – Ладно! Хуй с тобой! Я соглашаюсь! Но работать с бумагами не буду! Не... – замявшись, не умея правильно формулировать просьбу, Нисса ляпнула так, как умела, – захерачишь мне формочку?

Оставшись в позе тюленя, рыжая смотрела на плинтуса.
– "Какой годный материал," – оценив отделку, рыжая одобрительно хрустнула столом. Рука принялась пожирать дерево, поскольку еды не осталось.

Мужик сам сказал, показывая на стол, что всё это — угощение. Верно же?

Из-за просьбы попутно приходилось рефлексировать, ругая себя за то, что она снова и по-новой позволяет метаморфировать тело, но, если мыслить рационально, то  всё находилось в пределах человеческой морали.
Только рыжая пока не знала, на сколько морален человек, который носил тренды прошлого столетия Земли.
Подобным модникам очень сложно доверять.

А теперь главный аргумент, противостоящий всем козням уничижительной системе по самобичеванию: сама она всё равно не встанет и нужно это как-то исправлять.

Отредактировано НН-21 (12.01.2021 23:26)

0

15

– У тебя Паркинсон что ли? Ручки трясутся, дедуль?


На секунду грей даже опешил. Нет, он абсолютно не разделял иллюзий Тюкарских лаборанток о том, что объект в малой степени коммуникативен, не говоря уже о том, что и вовсе не способен к социализации. Очевидно, что если Нисса способна копировать мимику и к тому же делает это в соответствии со всеми правилами, если конечно это можно назвать правилами, она не только социализирована, но и способна к манипулятивному поведению. Но даже при всём этом, такая откровенно издевательская ответная реакция выходила за рамки того, что можно было бы считать "методами маскировки". Это заставило Грея взглянуть на неё несколько под другим углом. Он смерил девчонку пристальным взглядом и вскинул одну бровь. Тот факт, что буквально за секунду до этого, он как последний идиот рассматривал свои ладони, конечно не укрылся от неё, но это было микроскопическое поражение, которое не имело никакого значения. Теперь руки Грея были сложены на груди.
-А ты быстро пришла в себя. Посмотрим, будешь ли ты такой же резвой, когда на твои плечи лягут университетские задачи.
Эпичное столкновение с бетонной действительностью стало для Грея своеобразным реваншем - законом сохранения энергии. Грей наблюдал за фиаско Ниссы с нескрываемым удовольствием.
-А я смотрю "дедуля" куда лучше некоторых переносит сверх-пространственные перемещения...
Грей присел около девчонки на корточки.
-Значит поглощать предметы интерьера ты можешь, а подняться нет. Давай-ка подумаем вместе, - лишившись одной из опор, стол покосился и с треском повалился на пол, но учёному было по всей видимости плевать, - начнём твой первый рабочий день с небоьлшой информационной вводной об особенностях пространственных перемещений. То, что рыжая не могла двигаться было ему даже на руку. Грей выпрямился, осмотрелся, подошёл к доске и взял кусочек мела. Вернувшись к новообретённой коллеги, он вновь присел на корточке и начал чертить схему прямо перед её носом на бетонном полу.
-Вот точка А - это лаборатория в которой мы с тобой находимся сейчас. Точка В - то место, где тебя держали те недалёкие леди. Точка В находится очень далеко отсюда. Я вообще не уверен, что она находится в пределах этой вселенной, хотя держать лабораторию так далеко, вышло бы для Тюкара довольно затратно. Нет, даже не так. Сейчас я могу соединить эти две точки линией, что означало бы, что из точки А в точку В можно провести телепортационный тоннель - информационную связь. Её можно было бы представить, как некий кабель. Хм. Не суть. - Грей стёр ладонью точку В, обошёл стол и нарисовал её заново на другой стороне столешницы.
-Вот так будет точнее. Из нашей лаборатории нельзя провести прямой канал в то место из которого мы пришли сюда. А это значит, что стандартная портальная связь тут не работает. В этом вся суть и прелесть нашей установки. Она использует первое магическое приближение. То есть гипотезу о том, что пространственная последовательность... Хм, множество точек пространства, а также вероятностей их расположения - является сходимой. А значит мы можем создать в предельной точке отверстие, или что ещё вернее, соединить в этой предельной точке две точки пространства А и В, как если бы они находились в одном месте. Это значит, что как такового переноса не было. То, что ты переживаешь - не более чем обман твоего собственного мозга, который переживает пространственный парадокс. при пересечении портальной границы мы находились как бы на пороге двери но расстояние между "здесь" и "там" возможно измерить разве что в световых годах. Впрочем и пары сотен метров было бы достаточно для того, чтобы мозг наш чрезвычайно возмутился. Невозможно ведь находиться, думает он в двух столь далёких метсах одновременно и быть при этом цельным. Признаться и меня не слабо мутит, но уверяю тебя, ты пересекла это расстояние в том виде в каком была. И если ты доверишься мне, так же как я доверюсь тебе, - Грей протянул рыжей ладонь, - то я помогу тебе подняться, с словием, что моя рука останется целой. Моя рука мне очень дорога, как и остальные части тела.

0

16

Мужик сложил руки на груди.

– "Ой-ой-ой, смотрите, кто обиделся," – захотелось произнести, но язык пришлось проглотить.
То есть буквально.

Совсем не потому что была угроза очередной унылой, скучной и смертельно занудной работы, коим человеческим воплощением, видимо, был сам темноволосый колдун, а потому что организм решил, что он не такой как все и работать будет только по понедельникам. И это при условии, что Нисса не разбиралась, есть ли на этой планете дни недели!
Зверское кощунство.

– А-ве-ве-ве ве-ве-ве, – чтобы совсем не выглядеть немой и неспособной ответить на издевательства мужчины, Нисса начала корчить рожу и использовать характерные междометия. – "Я вижу твой жопец," – и почему чёртовы молекулы не работают тогда, когда ей сильнее всего хочется сказать нечто очень важное?!
Для Ниссы было важно это сказать. А вдруг брюк лопнут и она не удержиться от смеха, но из-за плохой работы гортани не сможет правильно и по-человечески засмеяться?
Это была бы огромная потеря.

И пока брюнет раскладывал по полочкам психологические особенности человека, погружённого в апатичное состояние, Нисса упорно пыталась вернуть язык на место: проклятая телепортация начисто отбило конфигурацию клеток и теперь приходилось восстанавливаться обратно. Благо, рука, хрустевшая столом, успешно помогала в том, чтобы деградация из-за портала.

– "Тупые порталы, как я вас, блять, ненавижу!" – мысленно обматерив всех, кто придумал эту несуразную неудобную вещь, метаморф попыталась видоизмениться под деревянного болванчика, имея под рукой материалы.

Сейчас бы посмеяться над этим каламбуром...

Нисса вздохнула. Сделать вдох пришлось посильней, из-за того, что, во-первых, с самым истинным видом бахвальства говорил первородный нудный человек, а во-вторых, нужно было запастись кислородом и углекислым газом, потому что ничего другого в расходные элементы не подпадало. Хотя можно начать жрать пол...

Пока доктор занудных наук о чём-то усердно распинался, рыжая с успехом вернула язык от пятки до головы обратно. Сосребнув немного пола изменённой коленкой, слайму удалось вернуть наконец-то твёрдотельность организма и ощутить, как в клетках появляется нормализованная привычная хаотичная работа.

Когда брюнет закончил говорить и обратился к ней с протянутой рукой, Нисса посмотрела на него со смешанными эмоциями. Пришлось объединить смятение с высшей формой восхищения, чтобы успокоить разгорячённого на монолог профессора, а то ещё надумает себе чего-то типично-грустно-человеческого, а она потом иди и разбирайся с его депрессивными замашками. Самооценка у людей сложное дело.

Рыжая медленно принялась подниматься, опираясь на локоть и после чего уселась на задницу и воззрилась на него с таким же поражённым видом.

– Не могу поверить в это... – смотря на мужчину в выражении чувства благосклонности, Нисса вдохнула, после чего покачала головой, показав, что не верит услышанному. – Ты такой... Ты же... – благосклонность сменилась растерянностью и после чего рыжая выдала с таким лицом, словно обращается к кому-то, вроде Ганеша или Тота, зная об их мудрости. – Повелитель унылости. Теперь я понимаю почему тебя прислали. Ты не убьёшь, но в гроб загонишь своими нотациями. Тебе говорили, что ты скучный? Потому что, если что, я тебе говорю об этом, – не теряя времени, метаморф приняла помощь человека и поднялась, вставая на обе ноги. Отсутствие обувь помогало соскребать немного бетона стопой и стоять теперь ровно. – "Интересно, а в часах это сколько мне возвращать всё базовую версию? Или я нелицензионная версия и мне надо тут активатор где-то покупать?" – думая о своём, Нисса подвела руку к подбородку, чувствуя, как челюсть начинает не по-человечески вытягиваться под силой притяжения.

– Ты только не грусти, ты очень хороший, – оказываясь выше брюнета, хотя бы на какое-то время, Нисса подумала, что вот такой вот рост её бы устроил. Недолго думая, она утешительно погладила ладошкой его по голове, хотя делала это топорно и скованно, поскольку не могла вспомнить значение слов. – "Как-то уж совсем нехорошо получается, он ведь даже не успел отпиздить меня, а я ему откусить лицо. Его же наставником сделали, а я тут хуйло некуртуазное, понимаешь.. Так, а наставник это мне его наставлять или он меня?"

Озадачившись, Нисса опять смотрела с удивлением на брюнета. До неё осознание фактов доходило очень медленно.

– Погоди-ка, а ты меня не боишься что ли?? – было сказано тоном, который бы не пытался разозлить, а выяснить правду, потому как на Земле от неё шарахались как офисный планктон, так и обычный. – Совсем?? – уточнение было сказано скорее по-детски, как когда пятилетний спрашивает про Санту, пасхального Кролика или родителей, который сегодня заберут его из детдома.

0

17

#p12212,НН-21 написал(а):

– Не могу поверить в это...

Грей в очередной раз вскинул бровь созерцая упаднечиские настроения Ниссы словно первое цветение сакуры.

#p12212,НН-21 написал(а):

Ты такой...

-Ну-ка? - учёный в предвкушении прищурился, приготовившись получить себе на лоб свежее клеймо прямо, так сказать, с пылу с жару и домны нового поколения.

#p12212,НН-21 написал(а):

Ты же...

-Хорошенько подумай, прежде чем произнести это.

#p12212,НН-21 написал(а):

– Повелитель унылости.

Нечто среднее между разочарованием и удовлетворением промелькнуло во взгляде Грея. Безусловно это было комплиментом. Лучшим из возможных, а та часть с убийственной силой скуки, так вообще вполне сошла бы за текст оды!

#p12212,НН-21 написал(а):

Тебе говорили, что ты скучный? Потому что, если что, я тебе говорю об этом,

-Ну, допустим, что ты у меня первая - о, это определённо должно было быть ложью, но как ни странно не было. Грей и сам не мало удивился этому факту. Уж звание главного зануды за все эти годы он точно должен был себе заработать. Впрочем, довольно сложно заработать себе какое либо звание сидя в четырёх стенах, а Армстер, пожалуй и сам мог дать Грею фору - годы вносили немалую лепту.
-Надеюсь и впредь ты продолжишь сообщать мне новости, обо мне самом. Люди вообще довольно часто забывают о том, какие они. Наши глаза так устроены. Они всегда смотрят вовне. А внутрь не смотрят. Было бы очень полезно, если бы закатываясь во время сна, глаза могли бы считывать что-то полезное изнутри, но как ни крути - там только мясо, а все эти скучный, унылый или, скажем, самодовольный... Где это всё, а? Да, да и хороший. Что?
Грей помотал головой отгоняя от себя мысли и концентрируя внимание на рыжей физиономии. Что-что она сейчас сказала?

#p12212,НН-21 написал(а):

– Погоди-ка, а ты меня не боишься что ли??Совсем??

-Знаешь, после некоторых твоих заявлений, я начинаю чувствовать что-то очень похожее на страх. Иногда мы пугаемся от неожиданности. А ведь это было очень неожиданно получить в лицо таким заявлением, как "ты хороший". С другой сторны, ты вполне могла соврать. Ты же умеешь врать, верно?
Глядя в глаза рыжей, учёный вырос, и на сей раз пришла уже его очередь опереться, на руку Ниссы.
-Спасибо. А теперь пойдём, найдём тебе бесконечный леденец или что-нибудь в этом роде. Заодно попугаем парней из биомагической лаборатории - это должно быть весело. Только есть мы никого не будем, иначе, ну сама понимаешь, долго мы не протянем. Признаться, мне тоже довольно часто хочется сожрать кого-нибудь. В данный момент тех уродов, что затеяли всю эту проверку. Какой нам с тобой от неё толк? Хех...

0

18

– О! Да-да-да! – закивав, Нисса тут же начала думать, что можно сказать мужику про мужика. Глаза оказались серые, но этого для факта маловато, поэтому пришлось пораскинуть мозгами. – "Я попаду в ад за словесные шутейки?"

Обдумывая существование небесной и адской канцелярий, рыжая понятливо выслушала. Для неё ироническое высказывание не имело значения, куда больше было понятно, что от неё опять идёт неверное воздействие. После его слов метаморф начала интенсивно перемещать прибор внутри себя — небольшой браслет, слэп-наручного типа, который имел узор из множества вкраплений.

– Думаю, да. Или нет. Хотя, не знаю, – забыв тут же вопрос, Нисса, осознав это, посмотрела на брюнета. – О чём была речь? А! Надо же эту штуку, – после чего сунула руку по локоть в ротовую полость, пытаясь достать браслет. Организм всё ещё отказывался работать по уставу, так что предмет пришлось ловить самой. – Хмыхли? Хьям хххех?

Не поняв, за что её поблагодарили, она подняла бровь, мимикрируя под непонимание ситуации, и продолжила с рукой в руке немного слушать, немного ловить браслет и много стараться не откусить себе же конечность. Что ни говори, а фаланги оказались довольно аппетитны.

– Думаю, нужно напугать половину из половины, чтобы половина напугала другую половину, и тогда оставшаяся половина будет напугана другой, – Нисса вынула наконец из себя оборудование и смогла говорить. После чего с характерным шмякающим звуком вручила овальный предмет в ладонь мужчины. Жидкости на аксессуаре не оказалось, то ли потому что Нисса сообразила (да нет, неправда это), что нужно убрать, то ли из-за того, что студень растворился под влияние внешней среды, не имея рядом основу для своего содержания. – Если страшно от меня, то надо настроить эту штуку, чтобы она работала. На Земле были чуваки, которые её построили и настроили, и тогда никто не боялся. Даже собаки, – тут она возвела указательный палец, типа это было ого-ого как круто. –  Я её только включать умею и запихивать этих... эм.. дур.. дом.. док.. торов? – Нисса не смогла вспомнить слово, от того на пару секунд зависла, но тут же встряхнулась и затараторила снова. – Раньше штука была очень-очень большая, как небоскрёб или очень огромный пароход, но потом другие чуваки, это не те, которые строили, и не те, которые настраивали, и вот другие-другие чуваки пришли, они сделали с ней какие-то магические вжухи, и она стала вот такой маленькой, – вспоминая о том, как приколдовали на привязку к ней браслет, что теперь он даже на ближайший метр не мог отлепиться, Нисса нахмурилась. – А ещё его никак не сломаешь, – рыжая скуксилась, расстроившись, – и не съешь.

Последнее разочаровывало.

– О, а ещё на эту штуку звонить можно, – вспомнив ещё одну деталь, рыжая тут же замахала ладонями перед магом. – Я паролей не знаю, если что!! – едва она отпустила браслет, как тот обвился около её запястья. Отчего-то это взбесило даже сильней, чем занудство брюнета. – Да ты сука! – отодрав его от себя, она со злостью швырнула его в стену. Предмет бумерангом влетел в её голову, роняя тут же рыжую навзничь. – За что мне такие наказания, за что, – причитая, Нисса поднялась и безысходно вздохнула. – Ладно. Может, потом.

С отсутствием координации движений, метаморф встала, покачнувшись на месте, чувствуя себя на корабле.
– "Так, а давайте вот у меня не будет здесь такого," – помыслив об отсутствии дефективной походки, рыжая добрела до входа словно пьяный человек. – Ну да, ну да, пошёл я нахер, – поставив руки в бока, Нисса принялась злобно пялиться на дверь, – эта штука не открывается сама! Почему она не открывается?! Обычно везде открывается! В магазинах же открывается!  – показав, как должна расходиться дверь в стороны, метаморф с возмущением показала на выход человеку, типа, смотри, какая ерунда твориться, – ты посмотри! Они не могли дверь нормальную сделать что ли!? – сердясь и возвращая руки обратно на бока, Нисса зыркнула на дверь снова. – Сезам, малахай-кадабра! Откройся! – создав необходимые жестикуляции руками, рыжая сгорбилась и стала ждать, что оно сработает, пусть и знала, что не обладает магией. Ну, а вдруг тут на голосовом управлении всё, и ей повезёт.

0

19

Грей озадаченно смотрел на метаморфозы Ниссы пытаясь осознать, то ли это её всё так колбасит из-за перехода, то ли она активно репетирует хоррор шоу для лаборантов. Реплики рыжей жвачки, как уже пару раз успел её назвать Грей про себя, не многим помогали прояснить смысл её действий.

Думаю, нужно напугать половину из половины, чтобы половина напугала другую половину, и тогда оставшаяся половина будет напугана другой

-Хм, а ты похоже знаешь в этом толк, - Грей задумчиво усмехнулся, - Богатый опыт, а?
Воображение рисовало ему различные картины и все они были разительно далеки от детских шалостей, впрочем если заменить кровавое месиво на малиновое варенье... "Толпы орущих людей и части тела в размазанном по полу малиновом сиропе? Хм, нет - ни чуть не лучше. Интересно, это действительно казалось ей забавным?"
-Что это? - Прибор в его ладони был металлическим, но сходу учёный не взялся определить тип металла. Объясняла Нисса довольно доходчиво. Не обязательно было разбираться в тонкостях приборостроения, чтобы в общих чертах описать принцип действия. Этот предмет мог её обезвредить. В подтверждение браслет хищно щёлкнул.
-У тех женщин, у них ведь тоже не было пароля? Значит Тюкар поймал тебя каким-то другим способом? Не показывай её никому и не рассказывай о ней. Если захочешь, я могу попробовать разобраться, как она работает. Тогда я смогу избавить тебя от неё окончательно. С другой стороны, разобравшись, как она работает я смогу изменить пароль или включить её на полную мощность. Это называется вопрос доверия. Прежде чем показать кому-то что-то или рассказать о чём-то, будь уверена, что он не станет использовать это против тебя.

Девчонка была наполнена решимости и энтузиазма. Мысль о том, что после двух бутылок скотча, прогуливаясь по Ориентиросовским улицам они будут выглядеть ровно, как отец и дочь, Грей нервно хохотнул.

эта штука не открывается сама! Почему она не открывается?! Обычно везде открывается! В магазинах же открывается!

- учёный поймал себя на том, что намеренно медлит, наслаждаясь реакцией.

-Сезам, малахай-кадабра! Откройся!

Лишь только прозвучало последнее слово заклинания, учёный незаметно пркоснулся к биометрическому датчику и двери лаборатории разъехались. Коридор был пуст. Наверняка армстер разогнал всех желающих поглазеть на явившего себя миру Грея и то, что по их мнению заставило его выбраться на свет божий, покинув своё затворничество.
-Откуда ты узнала пароль? - с хитрым прищуром спросил Грей рыжую, - умеешь читать мысли, а? В твоём личном деле не было об этом. Пошли.
Грей двинулся вперёд по коридору. Он был чрезвычайно доволен своей шуткой. Внутренний интерьер университета был довольно старомоден и чрезвычайно контрастировал с датчиками и современным оснащением выходов в лаборатории. Миновав пространственный отдел и отдел кибернетики они подошли к стекляшке биомагической лаборатории.
-Ну что? Готова? Но с условием, что ты никого, ничего не съешь, ничего не сломаешь. Иначе это будет слишком просто, верно?

0

20

Дверь действительно открылась, более того, учёный, кажется, был удивлён этому не меньше слайма.
Нисса была в восторге и ужасе одновременно. До неё стало доходить понимание происходящего.
Ну. То есть это было её понимание.

Разумеется, Нисса не была чтобы очень слабой в сообразительности, но и гением мысли отличалась ровно в такие же моменты, как наличие рака на горе.
Вспомнив, что на Земле опыты начинались и заканчивались по-разному, метаморф решила, что это такой очередной эксперимент. Всё сходилось: она не понимает, что происходит, какой век на дворе, что за люди...
К слову о людях.
Ведь других видов не было, а значит, она по-прежнему оставалась на Земле, отсюда шло убеждение, что ничего ещё и не закончилось, и это снова социально-клинико-методологическое испытание, чтобы изучить или оружие, или людей вокруг, или здание, или материалы, или что-нибудь ещё.

Нисса стала серого цвета. Не полностью, а только немного видоизменившись в оттенке кожи, но для не дальтоника разница была бы ощутима.

– Я не... Я просто.. – приняв выражения щенка, уронившего вазу и разодравшего диван, метаморф рефлекторно принялась отвечать на вопрос, чувствуя себя обманутой. Захотелось запаковаться в вазу и не выходить из неё, но Нисса вспомнила, что нужно будет и поесть. Глянув на выход, и обратно, рыжая изменилась в лице и вернула себе прежний цвет кожи. В любом случае, что бы она не сделала, люди придумают, как это переиначить, оставалось только подыгрывать очередному розыгрышу. Подняв подбородок, Нисса с пафосной крутизной сказала:
– Я просто очень невероятно невероятный!

И откинув невидимую длинную прядь волос со лба, Нисса прошла через проход, ощущая, что в коридоре было прохладнее. Стоило бы догадаться с того момента, когда мужчина сказал про спектакль.
Лучше и не скажешь...

Отчего-то, — из-за разницы то ли температур, то ли резкой перемены пространства с ограниченного на обширный, то ли потому что подопытной крысой просто не хотелось, — рыжая поймала свою собственную руку, что вцепилась за косяк двери, и дёрнула на себя.
Это можно было бы  вполне назвать типичным проявлением страха.
Пожалуй, это оно и было.

– "Да угомонись ты," – уговаривая себя же в том, что впереди будет тоже самое, что на Земле, и ничего нового в этом нет, Нисса нервно оглянулась назад, оставляя недогрызенный стол в одиночестве. Следовало съесть его весь. Дверь мягко затворилась, ясно давая понять, что обратно пути не будет.
Если быть честным с самим собой, то метаморф знала, что сказанные слова не отворили дверь.

– "Скорее это типа через камеры, и там после моих штук, они открыли," – убеждённо веря, что всё вокруг только очередной интерьер для неизвестного и непонятного для неё исследования, Нисса покачала головой, якобы разминая шею, а на деле перебазируя одни клетки к другим, чтобы быть готовой получить ранения.

Ничего плохого, на самом деле, в отрубании головы не было, с точки зрения Ниссы, ведь это было только отсечение одной части тела, но, поскольку, органы зрения были только на лице, то было весьма проблематично возвращать хотя бы примерный зрительный функционал в другую конечность, когда можно сделать уплотнение в шейной части тела.
К тому же, стоило помнить, что мужик мог оказаться либо будущим палачом, либо жертвой, в зависимости от сценария, что придумали умы свыше.

– А у меня большое дело? – решив, что надо что-нибудь разузнать о самой же себе, Нисса отвлекла себя о том, на сколько частей в этот раз её распотрошат. – Знаешь, я думаю, это будет здорово, если моё дело это было бы большое дело, и тогда, когда кто-то бы пошёл убивать меня, то он бы говорил «я пошёл на большое дело», – скорчив лицо в якобы типично-бандитском виде, метаморф произнесла грубым басом отдельную фраз, продолжив говорить высоким мальчишеским голосом, – фразу и никто бы не понимал, куда он пошёл и какое вообще дело. Типаааа.. У мафиозников же там есть малое дело, среднее дело и большое дело, и типа моё дело называется большое, и все такие: чё-куда, ты куда пошёл, какое дело, ты дурак, говори понятнее, – Нисса засмеялась, представив это в своей голове. Комедии ей нравились ещё с половины восемнадцатого века, но там были простые и для ребёнка показаны действия, так что научиться понимать человеческий юмор приходилось не только через театр и, позже, кино, но и слушая вживую людей, которые рассказывают друг другу шутки.  – Это так забавно, – махнув ладонью перед собой, рыжая приказала себе остановить собственное веселье и собраться с тем, что сейчас предстоит сделать.

– Если я скажу «нет», это сильно испортит планы? – вжав голову в плечи с ехидной улыбкой, рыжая издала звук "ыыы" и с высокопарностью героя из мультипликационного фильма, Нисса отшвырнула от себя прозрачные двери. То ли материал был непрочный, то ли  не стоило так сильно давить, как это сделала метаморф, при действии сильно мандражируя перед будущими опытами, но стекло разбилось. Сначала это были оставленные прорехи в месте встраиваемых ручек, после чего, как в фильмах, Нисса наблюдала за тем, как трещит материал и крошится, грозясь обвалиться. – Срань господ... – собственно, двери обвалились. С грохотом. – ...ня.

Повисшая пауза заставила рыжую тут же замельтешить, заговорить быстро и задействовать руки.

– Это не я! Это он! Я вообще ничо ни это ни того!! – указав на преступника, а именно, на брюнета рядом, Нисса всем своим внешним видом пыталась выглядеть не обличённой во лжи. В общем-то, у неё бы получилось, не распахивая она в ужасе глаза и не всматривайся в глаза каждого сотрудника, ища поддержки.

Раздался вскрик слева, заставив Ниссу потерять увлечённость игры «Покажи на мужика, который не разбивал стекло».
Какой-то молодой мужчина, по виду где-то постарше неё, столкнулся со столом и вцепился пальцами.

– Вот говорю же, надо включить, не все же умеют делать, как ты, – показывая ладонью на парня с выражением лица «а я тебе говорил», Нисса посмотрела на зануду, поднимая руку с браслетом, показывая на предмет ещё раз. – Мне, конечно, льстит, что я вызываю у всех неконтролируемые крики, но я предпочитаю, чтобы помимо них был звучала музычка, типа дабстепа, – махнув пальцами в воздухе, словно манерный аристократ, рыжая принялась перечислять. – Или опера, или электроника, или поп, или хип-хоп, или джаз, или кантри, или этот, который, – закончив перечислять со скучающим тоном, Нисса снова изменила голос, –  "А не спеееть ли мне пеесню... ААААА ЛЮЮЮЮБВИ!", – сыграв на воображаемой гитаре, Нисса широко махнула рукой, закончив уже на первых аккордах, после чего обратила внимания, что крикун перестал орать, трястись и вообще собрался морально и даже смог сделать первый шаг. К выходу. – Пф, – не сдержавшись, Нисса фыркнула, выпустив изо рта воздух, голодно наблюдая за боязливым пацаном, переводя взгляд по помещению. Обстановка с её приходом явно изменилась. Несколько человек, оценившие на себе природную сучность сущность метаморфа, что-то с собой сотворили, отчего кто-то подсвечивался теперь каким-то светом, кто-то произвёл жестикуляцию защитного знака, кто-то вовсе достал предмет похожего вида, что и заклятье.

Взгляд студня ещё можно было бы оценить и как похотливый, но в голове у Ниссы роились только планы про обглоданные кости и то, на сколько можно раскормить человека, чтобы потом выгодно поесть. Жаль, что наблюдаемые были по комплектации такими же бесполезными на раскормку индивидуумы, как и первые три человека, которых она повстречала. Хотя.. Темнокожую ещё можно было бы раздуть на сотню килограмм..

– "Где бы достать жирного?" – умудрёно обхватив свой подбородок и забыв, что сейчас увлечённо смотрит на людей, как на еду, забыв о своей врождённости, Нисса рассматривала вариант суицидника-фетишиста. – "Должны же быть самоубийцы-фиди, иначе откуда столько фидеров."

Отредактировано НН-21 (21.01.2021 23:27)

0

21

-Может и будет большим, когда язык станет менее болтливым. А там глядишь, и убивать тебя ни у кого мысли не возникнет. Страшно подумать, сколькие выкопали себе могилу своими болтливыми языками.

Грей мимоходом взъерошил волосы на рыжей башке. На самом деле это было невероятно легко - забывать о её природе. По всей видимости бок о бок с людьми она провела более, чем достаточно времени. Кто знает, чем ещё сумели запудрить ей голову. То, что так просто договориться с метаморфом не получилось... нет, не так. То, что так просто не получилось договориться с нахальным подростком, лмшь немного прибавило Грею головной боли. С тяжёлым вздохом он снял очки и протёр их о край халата, словно их могло забрызгать осыпавшееся стекло.

#p12262,НН-21 написал(а):

– Это не я! Это он! Я вообще ничо ни это ни того!!

Грей вновь нацепил очки на переносицу. Учёному ничего не оставалось, как следовать за своей невыносимой воспитанницей и что уж там, наслаждаться тараканьими бегами на лабораторной кухне. Вопли Ниссы и её заверения о том, что мир-таки стоило бы обезопасить от такого стихийного бедствия, Грей легонько отстранил её выходя вперёд.
-Ну, и что ты собрался сделать? Фаербол около азотного баллона? Похвально. Профессор Беркли будет восхищён Вашими успехами, мистер, - Грей подошёл к аспиранту ближе, чтобы прочесть имя написанное на бейджике, - Фитч.
-Кто Вы такой вообще? Какое право имеете...
-Такое же как вы проносить боевой артефакт в лабораторное помещение, господин Бауэр. Меня зовут профессор Грей. - он окинул публику оценивающим взглядом подмечая, для кого из присутствующих он "призрак универа", а для кого автор базового теоретического курса.
-А эта мой ассистент в сегодняшней проверке. Её зовут Нисса. Любить и жаловать ни себя, ни её не прошу - насильно мил не будешь. Воспринимайте наше появление, как проверку техники безопасности, которую вы с блеском провалили. И так, мистер Бауэр, и прочие, чьи имена я не назвал, но к кому это также относится, сложите свои артефакты за дверями лаборатории. А Вы, мистер Фитч, ответите мне пока на некоторые вопросы по Вашей деятельности.
-Но, я... - Фитч в панике заозирался.
-Мистер Бауэр занят. Прятаться за широкие лица блистающие на доске почёта безусловно удобно, но я буду буквально подавлен, если сотрудник лаборатории не сможет рассказать о своей работе.

-Я...
-Вы, Вы! Упрощу Вам задачу, мистер Фитч. Меня нтересует проект Self-Assembling-Gel. Насколько я знаю, выход его ожидается на следующей неделе.
-А... В рамках этого проекта...
Грей обречённо уронил лицо на ладонь.
-Я и без вас осведомлён о чём именно речь. Именно я подготовил архитектурный план.
-Эм... Точно...
-Мы не на экзамене! Меня не интересует теория. Результат. Меня интересует результат.
Бауэр метнулся к одному из лабораторных боксов и выудил оттуда металлический цилиндр с гладкими стенками, размером где-то с ладонь.
-Минимальный размер, на который мы были способны.
-Меня больше интересует энергетическая вместимость и время восполнения.
-Один куб выдаёт энергию в 2000 килокалорий. И здесь получается... Пять суточных норм. Правда, мы так и не придумали, как воспроизвести самовосполняемость без внешнего питания. Поэтому..., - Он аккуратно открутил верх крышки и потянул за провод, - потребуется внешний источник.

-Плохо. Нет, нет, не делайте такое лицо, мистер Фитч. Работа может не так и плоха... - грей поверте л в руках предмет, - но в головах ваших полнейший бардак. Не представляю на что потратили время профессор Армстер и прочие...

Лаборатория погрузилась в мёртвую тишину. Те, кто вернули артефакты, вновь заняли свои места и теперь покорно ожидали участи. "Интересно, кого они больше боятся меня или метаморфа?" Он бросил взгляд на Ниссу, явно довольную тем, что выходка сошла ей с рук.
-Сходу я вижу порядка десяти нарушений. Два из них - грозят исключением всего рабочего состава. Однако, я не исключаю тот вклад, который каждый из вас уже внёс в развитие биомагической области Ориентираса. Решение в итоге придётся принимать мне, и ответственность за все нарушения я возьму на себя. Если хотите сохранить и, в какой-то мере даже повысить свой статус, Вы примете участие в программе по созданию биомагической лаборатории на базе филиала нашего университета.

Грей подошёл к письменному столу, аккуратно сложил рассчёты в ящик и достал стопку чистой бумаги. Понадобилось совсем немного времени, чтобы первый лист был исписан мелким почерком соглашения между ним и аспирантом Фитчем. Второй лист превратился в прошение аспиранта Фитча о переводе.
-Мистер Фитч, подойдите сюда, - подпишите.
Фитч дрожащей рукой взялся за ручку и рассеянно созерцая чернильные росчерки Грея сдался.
-Вот и отлично. Ассистент Нисса. Вот Ваше первое действительно Большое дело. Вот образец один, - он показал ничче на соглашение, - вот образец два, - он кивнул на прошение.
-Твоей задачей, в расплату за превышение ассистентских полномочий, уверен ты понимаешь о чём я,  будет написать соответственные бланки на каждого из присутствующих здесь. Если будут сопротивляться или убегать, можешь считать их ужином. Шучу, конечно. Здесь - Грей взвесил на руке цилиндр, - решение твоих проблем с голодом. Получишь её, если все эти молодые люди пополнят штат нашего нового филиала.

0

22

Слайм в голове рисовала мечты о том, как съедает самого жирного парня в городе, её безразмерный аппетит угасает, наркотическая необходимость к поглощению сходит на нет, и вот, у неё уже целый друг, который даже не боится её.

Воображение было не сложной вещью, но ей тоже пришлось обучиться. Если ранее это были только плохие картинки с очередным заключением, то сейчас метаморф позволяла себе периодически окунуться в невозможное будущее.

– О да, я был бы таким классным, – считая себя супергероем, сила которого была дружба, ровно как у пони, живущих в Эквестрии. – Я бы значит такой, а он.. она.. Короче, эта штука вся такая говорит, что я такой классный, ведь я такой классный... – погладив себя по голове, Нисса вспомнила, что с несколько минут назад тут была чужая рука.

Нисса нахмурилась, напрягая весь свой интеллект. Раньше такого в экспериментах не случалось. Опять новинки какие-то?

– М? – Грэй вовремя окликнул, как раз тогда, когда рыжая оформила вопросы. – Мммм? – непонимающе взглянув на металлический высокий блин, Нисса подошла, не сводя взгляда с предмета. – Это чево такое? – предварительно нахмурив лоб, рыжая ткнула цилиндр и поняв, что ничего непонятно, задала очевидный вопрос. – Это шляпа?

Подняв взгляд на брюнета, метаморф силилась не замечать, как люди вздрагивают.

– О боги, да хватит! – заметив, что человек в халате никак не уймёт дрожь, Нисса почти рявкнула. Если можно сказать, что её привычным тоном такое возможно сделать. Прибегать к имитации грубого голоса слайм не стала. Однако, вопреки желанию рыжей, крик не помог, поэтому пришлось закатить глаза и устало фыркнуть. – Я же не Крампус, – бормоча себе под нос со злобой и делая тяжёлый вздох, Нисса со скучающим выражением лица впялилась в рядом стоящего парня, после на бумаги, после на занудного мужика...

Соображения длились минуты, после чего раздалось:
– Ни за что! Нет! – эмоции были смешаны: одновременно со злостью и возмущением была паника. – Ты ёбнутый?? Ты ёбнутый??? Ты вот ёбнутый что ли?? Ты ёбнутый! – показывая на колдуна, Нисса показала на брюнета пальцем. – Бумажки перебирать?? Ты псих!! Псих! Больной! На голову! Самый настоящий псих!! Я мухожук!

Втаптываясь босыми ногами в стекло, вместе с этим поглощая осколки ступнями, метаморф пошла обратно к двери. Что угодно лучше, чем быть офисным работником. Лучше она будет сплавленной жижей, чем планктоном. Лучше...

Нисса остановилась у двери. Пальцы ног, у которых преобразовались рты, принялись хрустеть остатками двери, расползаясь по полу.

– Это такой поворот, – ударив кулаком по ладони, рыжая пришла к очередному выводу. – Тогда что это должно значить? Это должно было быть по вашему или нет? – общаясь с самой собой, Нисса ни к чему не пришла, так что, по-совиному развернув голову, ей пришлось приблизиться частью тела к учёному.

По залу раздался громкий опасливый шёпот с именем, пока она преодолевала метры, удлиняя шею, чтобы не покидать выход и хрустящее стекло.

– "Точно. Грэй. Он как-то представлялся," – вспомнив только о фамилии, рыжая решила называть по своему. Всё-таки "дед" не очень подходящее ему слово, даже несмотря на то, что маг подходил. – "Вроде я неплохо придумал про науки. Доктор занудных наук. Звучит." – Дав согласие себе на название, метаморф замерла головой напротив лица Грэя.

– А я правильно опыт прохожу или у меня есть подсказки и помощь зала? – наконец задав свой вопрос, который её интересовал, Нисса приметила за дальним столом лежащие на полу ноги. – "Семейка Аддамс."

0

23

Грей стоял прислонившись к письменному столу и терпеливо выжидал, сложив руки на груди. Вопли не вызвали на его лице ни малейшей эмоции. Интересно, что сложнее - скрывать эмоции или демонстрировать их? "Может быть, - думал Грей, - у меня это так здорово выходит потому, что мне практически некому было их демонстрировать?" Он чуть поджал губы, но это было скорее проверкой. Да, он мог контролировать свою мимику. Да, он мог бы сейчас изобразить что угодно - хоть плач изнасилованной монашки! Но эмоции он испытывал. Раздражение, усталость, интерес, желание закрыться в комнате, желание отмотать время к тому моменту, когда он ещё не успел выйти из неё, удовлетворённость от произведённого эффекта и в то же время апатию, ведь всё это было лишь пустым фарсом. Тот факт, что сознание так легко раскидывало всё по полочкам заставлял думать, что пожалуй в том, что касается искренности, Нисса его уделывала на раз. Или же это было концертом? "Процентов на семьдесят - определённо. Пускай. Проверим, чьё терпение крепче."

#p12293,НН-21 написал(а):

– А я правильно опыт прохожу или у меня есть подсказки и помощь зала?

-Получаю, - сухо поправил её Грей глядя в глаза, которые так удачно оказались прямо напротив него, - Мы ПОЛУЧАЕМ опыт. Не "проходим". Нужно быть законченным болваном, чтобы думать, что происходящее с нами просто остаётся позади. У всего есть последствия. Удар - стекло разбивается. Забиваешь на технику безопасности - оказываешься на грани вылета из университета. В лучшем случае. Или умираешь - в худшем. Последствия твоих действий привели тебя за этот стол. Согласен, бумажная работа - довольно скучная. И была бы вовсе бесполезна, если бы не имела последствия. Если ты выполнишь моё поручение - получишь эту вещицу. Она генерирует вещество с высокой энергетической ценностью и самовосполняет его. Это значит, что если ты выполнишь моё поручение, то получишь возможность утолять свой голод не набрасываясь на окружающих. Тебе же доставляет это неудобство, верно? Иначе ты бы не ходила за мной и не напоминала о своём браслете каждые пятнадцать минут. Браслет удобная штука, да? Ты его, наверняка, ненавидишь, но он принимает решения за тебя. Вернее все твои решения основаны на его противодействии. Забудь. Так больше не будет. Придётся теперь самой прогнозировать последствия своих решений.  И думаю, сейчас самый подходящий момент, чтобы начать. Могу ли я выполнить работу сам? Да, но я хочу сэкономить время, и , пока ты будешь заниматься студентами - схожу и подыщу тебе нормальную одежду.

0

24

Нисса упорно попыталась слушать Грэя дольше двух предложений. Не просто слышать его сплошное "бла-бла-бла с что-то там про бла-бла и ещё немного бла-бла о том, как бла-бла-бла", а именно слушать и стараться понять, сообразить, что хочет этот скучный мужик и почему выглядит как уходящая эпоха моды. И, вроде бы, общий смысл был ясен и понятен, но, когда слайм попыталась вникнуть, то есть прям серьёзно вникнуть, то почувствовала усталость.
Усталость была от того, что этот эксперимент был унылым и совсем невесёлым.

– Погоди... так это не шляпа? – перебивая и врываясь в скучный монолог, Нисса посмотрела на учёного, как на душевнобольного, подводя туловище к голове. – Ну и наху... А.
Получив объяснения, Нисса ещё больше запуталась. Зачем убирать браслет, если его поставили за тем, чтобы облегчить жизнь людям?
Слайм основательно зависла на словах человека, не понимая, что вообще происходит.

Какой сейчас этап? Что исследуют? Какая цель этого опыта? Может появился новый куратор и он хочет понять, как метаморф работает без предмета?
Тогда почему просто не снять его перед экспериментом?
И почему нет гатлингов?
В прошлый раз они были и отлично стреляли.
Оружия вызывали взрыв мощностью до десяти кубометров, если попадали внутрь, а если не попадали, то метили в людей и заставляли их становиться фаршем.
Чем меньше людей — тем ниже показатель, а показатель — возможность двигаться в будущем. Ведь если заданное число людей не выживало, то Ниссе приходилось сидеть в вакууме неизвестное количество времени.
А это было совсем не круто.

– "Вот серьёзно, в прошлый раз были хотя бы гатлинги," – вызывая у себя зевок, Нисса с самым типичным лицом подростка, который не хочет знать, что ему пытаются сказать, дошла до Грэя и, вернув себе более человеческий внешний вид, хмуро посмотрела на него сверху вниз. Однако, лицо тут же расслабилось и в удивлении Нисса уставилась на профессора, после чего снова нахмурилась, продолжая выглядеть сбитой с толку. – "Нет, должен был быть не зевок, я же недоволен... Нет, я не понимаю. Нет, я.. что я должен сейчас показать? Психи тоже оценивают? Сколько баллов надо получить?"

Корректировка поведения также входила в тесты, как и спасение жизней и/или убийство, и чаще всего, Нисса не проходила именно за ту часть, где нужно было понять действия человека. Чаще она убивала большую часть союзников и абсолютно подчистую не оставляла и свидетеля в стане врага.
Что хуже для неё — не училась на ошибках.
С какими-то там пулями справиться всяко проще, чем со словами, ведь вторые нельзя скрутить, съесть или расплющить.

Хаотично соображая, Нисса принялась за попытки перебивать профессора Брюзга.
– Не ненавижу, он просто... – начала было говорить рыжая, но смолкла под пулемётными высокопарными речами, – "...иногда мешает мне жрать всех подряд, крушить здания, пугать живность и периодически телепортирует," –она не договорила, да и нужно ли было? Мужчина распалился в высказываниях, что у Ниссы появилось ощущение, которое было очень похоже на желание съесть, только слегка иное. – "Восхищение?" – пока мистер Метеоролог Каких-то-там-Решений оперативно говорил, метаморф схватилась за голову, чувствуя, как молекулы снова сходят с ума из-за телепортации. – "Ёбнутая система! Ёб! Ну! Та! Я!"

– Брлмлмрлмрлм! – встряхнув головой будто мокрый пёс, Нисса вернула в норму саму себя, когда брюнет уже скрылся из виду. – Йоу! – щёлкнув пальцами в воздухе и указав на рядом стоящего, рыжая подмигнула неизвестному. – Что скажешь? Мне надо заполнить все эти, – облокотившись о стол и проведя пальцем по стопке, метаморф поморщила нос и с отвращением выдала, – сраные сто тринадцать листков. Да вас тут даже полусотни нет! – ответом служила давящая тишина молчаливых студентов. Страх людей начинал вызывает раздражение.

Нисса была уверена в подсчёте бумаги, который производился за счёт прикосновения: если внешне кожа оставалась кожей, то для метаморфа это было плато рецепторов, передающих информацию в основное звено. Правда, в своём зрении слайм не была так уверена, ведь у неё было близорукость такого рода, что уже с двадцати сантиметров она плохо различала лица людей, не говоря уже об очертании фигур и предметов.

– Заняться студентами... – бормоча слова колдуна, Нисса с интересом обратила внимание, что некоторые ребята кучкуются, собираясь стать консервой для перекуса. Приветливо улыбнувшись людям, Нисса вызвала только лишнюю панику, из-за чего ещё одна фраза Грэя вспомнилась как некстати. – Никого и ничего не съедать... – посуровев, рыжая с обидой поджала губы. Теперь идея съесть кипу бумаг и студентов не казалась такой хорошей. – Ничего не сломать.

Издав громкое «хм» по залу, метаморф застыла в позе Le Penseur. Секунда и, всплеснув руками и громко воскликнув «ну конечно!», слайм схватила стопку бумаг и со скоростью тасманского дьявола из мультипликационной серии Луни Тюнз раздала каждому, кто сидел и стоял, по бланку. Большая часть вздрагивала от того, что метаморф подходила слишком близко, другая часть активно имитировала статуи.

– И тебе листочек, – последним был суховатого телосложения мужчина, чьи очки были больше, чем его собственное лицо, из-за чего тот напоминал филина. – О, прикольные! – собравшись примерить интересный предмет, Нисса столкнулась с телом.

Испугавшись, мужчина схватил за руку рядом стоящего человека и попросту вбросил в тело Ниссы, заставив ту упасть навзничь вместе со студентом.

– Зачем и нахуя? – философски изрекла рыжая, пока на ней тряслось мужское тело. Помнится, учёные что-то говорили о том, что внушаемое чувство страха притупивается при длительном воздействии. Долго ли ей ждать, когда это «длительное» закончится? – Мужик, ну-ка давай, слазь с меня, мы здесь не снимаем любительские фильмы, – раздражение в голосе вызвать не удалось, вместо этого была весёлость и оторопь. Второе от того, что кто-то собирался закрыть живым щитом.

Нет, ей приходилось иметь с таким делом, особенно если это были военные — у тех вообще мало было привлекательным моральных качеств, не говоря уже о том, что некоторые вели себя не хуже Ниссы.

– Прост.. ИИИИ! – визг был вызван тем, что парень, в процессе вставания, то ли неправильно выровнял туловище, то ли оступился, то ли что-то ещё, но рука человека вошла аккурат в грудную клетку метаморфа как раз там, где пуговицы не застёгивались. Прямо сейчас Нисса припомнила слова Грэя о том, что её невозможность контролировать своё тело является психологической причиной. – Аааа!! – отдёргивая конечность обратно, парень в ужасе вынул кость с тающими мышцами. Кожа отсутствовала подчистую, крупные вены то и дело кровоточили, но из-за действия кислотной среды растворялись на глазах вместе с нервными окончаниями и липидным слоем. Вопя от боли, человек подорвался, встал, но тут же рухнул на колени и принялась баюкать кисть руки.

– Ох ёбань, – оперевшись на локти, Нисса откомментировала происходящее с лёгким смешком, помня о том, что говорил профессор. После чего она повернулась на бок, чтобы проверить, не пришёл ли Грэй. – Нехорошо получилось, – поднявшись в сидячее положение, метаморф смотрела на то, как человек плачет, сжимается и дрожит от боли, забывая о своём страхе перед ней. 

Её наблюдение было очевидным.
Она не пыталась скрыть этого любопытства: ей непонятно было то, что человек испытывает, что сейчас чувствует, какие у него есть и могут быть мысли.
Каждый раз был будто первый. После третьего столетия жизни слайму редко удавалось увидеть подобное зрелище и что-то обозначить для себя, так что смотреть на чужие страдания было чем-то вроде... хобби?
Пожалуй, это можно было охарактеризовать именно так.

Студент шмыгнул носом.

Извиняться не хотелось.

Она ж не виновата в случившемся, она же никого не толкала.

Несмотря на природное внушение ужаса, в действительности слайм не любила насилие в том смысле, где нужно кого-то специально бить, чтобы оппонент сдался или для рассекречивания данных. Но не любить, не значит, не применять.
В лаборатории её отучили от этого и обучили, что нападать можно не только с поводом поесть.

Вспоминая это, метаморф наклонила голову, продолжая пялиться в однорукого человека.
Забавные они.
Слабые, но забавные.

Ожидая шагов доктора занудных наук, рыжая с отсутствующим выражением лица кивала головой туда-сюда, рассматривая окружение коло себя.
Стены, столы, стулья, компьютеры, голофреймы в воздухе...

Недоеденное стекло под башмаком Грэя оповестило о том, что можно откинуть голову назад и произнести:
– Он упал.
Хотя, это было сказано таким тоном, словно парень пытался забрать любимую игрушку у Ниссы, а она случайно ударила того в процессе разборок, и теперь главный воспитатель яслей должен бы был разобраться, почему ребёнок бьёт другого ради куклы.

Отредактировано НН-21 (12.02.2021 16:22)

0

25

Возвращение профессора Грея вызвало оживлённый ропот в аспирантских массах. Можно ли было считать успешной воспитательной работой тот факт, что в лаборатории ещё было кому роптать? К тому же одинокий скулёж за спиной рыжей, которая вытянулась теперь перед Греем по струнке, явно свидетельствовал о том, что регистрация прошла не то чтобы очень гладко. Профессор молча направился к столу, где совсем недавно лежала папка бумаг и положил на её место стопку одежды. Аудитория притихла в ожидании. Не унимался лишь пострадавший.

Грей подошёл к ближайшему к нему столу и присев на карай посмотрел в глаза метаморфу.
-Она говорит правду?
Спросил он аспиранта, всё также препарируя Ниссу взглядом. Пострадавший отрицательно замотал головой. Его сильно трясло лоб покрыла испарина. Бедняга явно был в полушаге от болевого шока.
-То-то я смотрю, господа аспиранты вы все тотчас же метнулись за аптечкой... Сидеть, мать твою. Раньше надо было думать.
Рявкнул он на запоздавшего, но чуть более предприимчивого лаборанта, который кажется узнал в последнем сетовании профессора знакомое слово.
-Просто скажи, где она.
-В левом нижнем ящике, - студент указал на лабораторный шкаф.
-Принеси, - скомандовал Грей, чуть подтолкнув Ниссу к шкафчику, - а мы пока продолжим, то что начала ассистент Нисса.
Он окинул взором нетронутые листы, и побелевшие им в тон лица. 
-Заявление. Я, такой-то такой-то, далее указываем должность...

Отредактировано Delmar Montgomery (17.03.2021 19:13)

0

26

Несмотря на то, что внешне признаков беспокойства не было, метаморф занервничала, пока брюнет нарочито медленным шагом обходил. Пока мерно складывал одежду на стол, Нисса уже два раза подумала о том, чтобы свалить через вентиляцию.

Её не пугает то, что он спокоен и молчалив, как не пугает и то, что он остаётся безэмоциональным шкафом, который только занят своей и чужой педантичностью.
Нет.
Она в ужасе от того, что последует за этим.

Последствие имело разрушительные характер, а именно, вред человеку. И хотя это не относилось к тому, чтобы кого-то съесть, это уже подходило под второе что-то, и нарушало третье. Стоило бы подумать о том, что необязательно она должна быть инициативной стороной для причинения ущерба, да только Нисса и думать забыла, что человек человеку мог навредить через неё, да ещё и напрямую.

Услышав вопрос, она было удивилась, но тут же, увидев ответ, выдохнула со коротким смешком.
Ну конечно. Стали бы ей верить.
Метаморф опускает взгляд в пол и напрягает лоб, хмурясь от того, что можно было ответить и более полно, а не мотать башкой. Впрочем, злиться на это не совсем верно, ведь ответ на вопрос был наполовину верен.

И что ей стоит здесь сидеть и выслушивать всё это, когда можно взять и...
И что?
Устроить поголовную резню? Разрушить здание?
И что потом? Надеяться, что те же самые роботы не явятся и не схватят? Не засунут в контейнер? Снова стать баночным раритетом?

Приказной тон человека звучит в порядке вещей, так что рыжая выполняет поручение безмолвно, чувствуя непомерное желание зарычать, когда Грэгори попытался придать ускорения, толкнув.

– "Да скажите уже сраные результаты, я уже знаю, что лажа вышла," – со злобой вытаскивая из шкафа небольшой ящичек с узнаваемой эмблемой, Нисса со стуком опускает предмет рядом со студентом.
Расстроенная и обиженная на то, что все проблемы сваливаются на неё, словно она очень удачлива, слайм осталась стоять, пока молодой будущий персонал заполнял анкеты.

– Ты делаешь неправильно, – видя, что пострадавшему оказывают помощь, метаморф обратилась к тому, кто пытался обработать рану раствором, будто это кислотный ожог. – Я не жгу нервы, поэтому он будет орать, пока мозг его не вырубит, – словно в подтверждение слов студент покачнулся и едва не упал, но ватка перед носом помогла ему не потерять сознание. – А, обезболивающее не поможет, да, – вспомнив в момент уже тогда, когда игла вошла под кожу, Нисса получила укоряющий недовольный взгляд того, кто пытался помочь. Слайм пожала плечами, резко устремляя свою длинную конечность к обрубку и схватывая железистой массой вокруг человеческой ладони. Пострадавший было вскрикнул, но, почти сразу перестав скрючиваться, поменялся в лице, неверяще смотря на то место, где боль была пульсирующей и невыносимой. После чего парень рядом, пытавшийся до этой минуты помочь, резко оказался за два метра от пострадавшего.
– Какие проворные зайцы, – одобрительно хмыкнула Нисса.

Оставаясь прозрачным медовым оттенком, кисть руки выглядела всё также уродливо. Из-за того, что внутри плавали бледные пузырьки, было ощущение, что человеческая конечность была залита в смоле.

– Тебе поможет только если её убрать насовсем, – Нисса рассматривала этот вариант, как оптимальный, всем видом показывая, что не против отжать у человека руку, но, видя как бледнеет и без того напуганное лицо человека, вздохнула. – Как твоё имя?
Если не считать заминки в секунду, когда он глянул в сторону профессора, ответил парень почти сразу.
– Эн. Энджи, – сглотнув, молодой учёный готовился к смерти, поэтому беспокойно смотрел на схваченную руку.
– Плохо врать, Энджи, очень плохо, – поучая человека, она покачала головой. – Ты же наврал ему. Зачем ты это сделал? Зачем ты выставляешь меня злодеем? Разве я — злодей? Я похож на злодея? Я даже плаща не ношу, и у меня нет маски, почему ты так сделал? – допытываясь, Нисса склонилась над молодым человеком, бесперебойно задавая вопросы.
– Пожалуйста... Пожалуйста, хватит. Прекрати, пожалуйста. Отпусти, – мольба вызвала только брезгливый взгляд и поток мыслей о несправедливости. Нисса от этого даже назад голову отвела, чтобы случайно не откусить кому чего в забытье.

Почему это существо стало причиной её создания?
Почему не какая-то высшая материя?
Почему не взрыв, не космические пираты или не великая вселенская мать?
Почему это жалкое, слабое, сирое и убогое, которое не обладает ничем, кроме получения травм, беспомощное мясо оказалось причиной её рождения?
Почему она обязана выполнять требования этого вида?
Потому что создатель был человеком?
Потому что так необходимо?
Потому что так было прописано чьим-то божественным планом?

Метаморф с грустью посмотрела на Энджи, после чего стена позади неё перестала существовать: из-за спины выросли щупальца, тут же втянувшие аппаратуру и арочный проём. Затянув в себя пластик, бетон, стекло, балки, дерево, как чёрная дыра, слайм осталась стоять в неподвижности, не меняясь в размере.
– Что? – увидев, как люди перестали писать, рыжая задала риторический вопрос, заставляя вернуться тех обратно к делу.
Качая головой, Нисса перебирала губами строчки из песни про братца Якова, несколько раз переходя на шёпот.
Изменения появились тогда, когда студенты, стоящие рядом, стали с удивлёнными вздохами замечать, что оплавленная рука закрывается плотью. Мышца за мышцей, слой за слоем, и вот, после того как каждая фаланга обрела свою человечность, рука обтянулась свежей кожей, после чего слайм метаморфировала свою конечность обратно, оставаясь по-прежнему в подавленном состоянии.

Ещё бы ей быть весёлой: тест провален, на регенерацию человека ушло очень много сил и энергии, страшно хотелось есть, а ещё было ужасно обидно, что её выставили самой плохой.

– Спа.. Спасибо, – рассматривая восстановленную конечность, студент поднялся.
– Угу, – в тот же момент, когда лицо оказалась в удобной близости, Нисса нанесла пощёчину по лицу человека.
Ничего не возразив в ответ, Энджи оставался удивлённым, в то время как метаморф уставилась на того исподлобья с поджатыми губами, явно чего-то ожидая совсем другого.
– Я извиняюсь, но..
– Нет, – скрестив руки на груди, подросток совершенно не хотела ничего слушать дальше, перебивая. – Ты соврал и ты виноват. Ты не извиняешься, ты виноват.
– Я не.. Что? – запутавшись в том, что происходят и что от него хотят, молодой человек рефлекторно отошёл.
– Ты сказал так, словно ты не упал, но ты упал, потому что ты упал на меня, но ты ответил так, словно не падал, хотя, если бы ты не падал, тогда у тебя оставалась бы рука, значит ты соврал, – слова метаморфа совершенно запутали парня.
– Но я.. Меня толкнули..
– Вот именно! – оправдания вызвали восклик и яростную жестикуляцию. – Почему ты не сказал, что тебя толкнули?! Почему ты сказал, словно я вру?! Я никогда не вру!! – ткнув тому в нос пальцем, Нисса оказалась близко, но даже несмотря на это, тремора в ногах и руках не вызывала.
– Значит... – переводя взгляд с пальца на лицо подростка, студент вопросил. – Я виноват?
– Да, – кивнув с силой, рыжая мотнула головой, убирая руку.
– И я был не прав? – снова кивок. – Мне нужно извиниться? – на последнем вопросе Нисса зависла, не зная как ответить.
Показывая озадаченность, рыжая почесала голову.
– На Земле ещё остались чокопайки?
– На... Земле? – теперь был черёд озадачиваться Энджи. – Профессор? – не зная, что делать в текущей ситуации, парень решил не отвечать раньше времени.
– Ну да, чокопайки, такие шоколадные, внутри зефирки, а если долго в микроволновку засунуть, они такие — ба-бах! – пальцами, что имеет ввиду, Нисса осталась со своими объяснениями один на один, поскольку дело теперь было не в том, что необходимых сладостей не было. – Не осталось?

Отредактировано НН-21 (01.04.2021 19:25)

+1


Вы здесь » Fiopteris » Эпизоды » Н - значит объект