Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Город Гебфарт » Киностудия


Киностудия

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Огромный центр, в котором снимают множество фильмов. Обилие сцен, декораций и прочего. Пройдя десяток метров по съемочной площадке можно переместиться из дикого вестерна на другую планету. Ровные руки та и хорошие актеры всегда тут востребованы. Потому и вы смело можете попробовать свои силы в квестах "Съемочная площадка". Вы можете начать карьеру актера, попробовать себя в режиссуре, каскадерстве, агентом актера и всем, что тестно связанно с кинематографом. Ну а за хорошую работу вы получите бонус плюс два процента к заработанным финансам. Но это не все. Написав квест более чем на десять тысяч слов, вы получите скидку пятьдесят процентов на единоразовую покупку транспорта.
http://forumupload.ru/uploads/001a/39/87/30/t75061.jpg

Подпись автора

Я в ВК
Информация о техническом персонаже
Финансово-техническая тема персонажа - ...

0

2

“Звезда экрана” (квест развития на опыт)

Thousand Eyes — Of Monsters and Men
Именно эта композиция сейчас играет в салоне дорого гиперкара. 

— Увядающие чудеса. Цветы, теряющие свою форму. Неподвластны мне. — сидя за рулём подпевала Рейна, — Я буду спокойствием. Я буду тихой. Обнажившись до крайности. Я жду. Нет, я буду камнем. Я буду охотником. Башней, отбрасывающей тень. Я и есть шторм... 

Хладная дева была в очень хорошем расположении духа. 
Ещё бы. Скрыв истинную человеческую личину за маской нового лица и внешности в общем, ей удалось пробраться на чёрный рынок Тюкара, и приобрести там то, что она когда-то заказывала, и ещё нечто совершенно новое. А это весьма необходимые оружие в арсенале наёмника. И хоть СевеРин Садонис никогда за всю свою жизнь не пользовалась огнестрелом, теперь ей это понадобилось. Скорей всего данные изменения были навеяны на вампира обстановкой в новом мире.
Моссберг 500-я модель Compact Cruiser (патроны 12 калибра — 150 шт) и два новеньких Кхукри. А также оружейную систему “Corner Shot”  (Кривоствольное оружие), и самозарядный пистолет Desert Eagle, специально для данной системы, потому как ружьё в эту хреновину не влезет. 

 
Конечно пришлось пойти на некую хитрость, и не попасться под пристальный взор Сэма Миллера, который, как и множество головорезов Блэйка теперь вёл на неё охоту.

Но у девушки всё получилось провернуть более чем хорошо.
И теперь авто вампира пересекало границу Тюкара, и направлялось в Гебфарт. За рулём снова сидела обворожительная брюнетка. В городе Гебфарт Рин и Дэймон договорились встретиться. Пунктом их общего местоположения был пляж, поэтому сюда СевеРин и приехала. Сверившись со временем, дева поняла, что прикатила намного раньше, поэтому решила прогуляться по самому солнечному месту. Ступать босыми ногами на тёплый, пригретый солнечными лучами песок хладная не стала, она просто гуляла по чистым и ровным дорожкам, которые то и дело приводили Рин к тому или иному ларьку, палатке, магазинчику. 

За время своей дневной прогулки СевеРин успела поесть мороженного.
Кстати, она впервые решила попробовать мороженное со вкусом крем-брюле. Она никогда не понимала за что именно его так любит её вторая сторона. И даже сейчас, когда шаловливый язычок раз за разом слизывал быстро тающее лакомство, вампир так и не поняла его вкуса.

— Уж лучше бы придумали мороженное со вкусом чёрного кофе, или с нотками моего любимого Maker’s Mark. — она аж глаза закатила от представления, — Мягкий и согревающий, с доминирующими сладкими тонами меда, сухофруктов и ванили. С дивным послевкусием карамельных и пряных нот. — конечно же речь шла о бурбоне.

Затем черноволосая девушка дошла до небольшого ларька, над которым красовалась яркая и большая вывеска “КАССА”. Подойдя чуть ближе, Рейна увидела, что это была касса самого большого и знаменитого кинотеатра в Гебфарте “Gebfart Cinema City”. И в данный момент здесь была очень большая очередь за билетами в кино. Сначала Дон не придала этому никакого значения, лишь стояла и слушала о чём идёт речь.

— Да. А ещё говорят, что там такая линия любви... — прижимая к груди только что купленные билеты вздыхала молодая девушка.

— Я тоже слышала об этом. — подтверждала вторая.

— Хм... Вам бы всё любовь. Лично я иду на это кино только ради эпичных эпизодов с боями. — доедая сладкую кукурузу говорил парень.

— Ага. Ну, конечно. Знаем мы вас... мальчиков...

— Верно Майя. Все парни идут на этот фильм лишь ради того, чтобы увидеть голую Николет Лаф Джой. 

*Николет Лаф Джой — самая сексуальная и знаменитая актриса Конфедерации Фиоптерис 

— П-ссс ребята... — одна из девочек пристально смотрела на СевеРин, — смотрите... А это не Николет? 

— Пхех... — высмеял её парнишка, — Похожа конечно. Даже очень блин. Но разве Николет Лаф Джой будет разгуливать здесь... Одна... Без телохранителей и рядом с простыми людьми??? Я тебя умоляю Крисси. У тебя уже паранойя на почве этого фильма. 

— Наверное ты прав. — ещё какое-то время девочки и мальчик смотрели в сторону Дон.

А после они удалились. А Садонис уже успела переключится на ещё одну парочку. На сей раз это были не школьники, а молодые люди, и судя по всему, влюблённые. Их разговор впечатлил вампира куда больше. Так отстояв длинную очередь, Рейна приобрела два билета на показ нового фильма “Противоречивая Любовь”. Когда воодушевлённая девушка вернулась к машине, её уже ждал Дэймон.

— А где... — только открыла рот девушка.

— Пришлось оставить всё на въезде в город. — тут же перебил девушку брюнет, — Ты всё чаще стараешься выбирать города, более продвинутые в техническом плане. От этого я не могу пользоваться своим транспортом. — перешёл на некий упрёк дракон.

— А ты видимо с возрастом становишься более негативным нежели даже я. — она протянула О’Брайану билеты, — Вот. Сегодня сходим на показ фильма. 

— Ты сейчас серьёзно? — на лице мужчины застыла мина непонимания. — В кино??? 

— Ну да. А что? Мы часто что ли с тобой где-то зависаем? 

— Если ты так себя ведёшь... Я делаю выводы что у тебя всё получилось. — пауза —  В Тюкаре?

— Да. И даже лучше, чем я изначально планировала. На самом деле мне повезло. Миллера на рынке не было. От людей, работающих там, я узнала, что у него какие-то тёрки с другими представителями мафиозной сферы. Не все довольны что у руля встал Сэм. — дева подошла чуть ближе к машине, и открыв дверь попросила заглянуть в салон мужчину. Там бы он заметил помповое ружьё и два клинка кхукри.

— Ну хорошо. Из-за отсутствия погони и прочего ты решила побаловать нас просмотром фильма, да? — выпрямляясь сказал дракон. 

— Агась. — улыбнулась Дон и схватив мужчину под руку, повела его в сторону кинотеатра.

По пути Рин то и дело слышала странные вопросы и ответы в свой адрес, или видела восхищённые взгляды прохожих. Для той, кто не привык к такому обширному вниманию это выглядело странным, что уж тут говорить о работе наёмника. Когда твоего лица никто не знает от слова вообще. 
Когда пара добралась до нужных мест, в зале погас свет. На большом экране сначала быстро показали рекламу, трейлеры будущих новинок, а затем и сам фильм. Это была короткометражка. Кино шло пятнадцать минут. За это время сидящий по правую руку высокий брюнет успел прикорнуть, потому как ванильный сюжет фильма его не заинтересовал, в то время как хладная бестия прильнула обсидиановыми очами к экрану. Как только экран погас, и в зале снова стало светло, со всех сторон послышалось дикое ликование от просмотра фильма. 

Кто-то говорил о сюжете, кто-то об спецэффектах.
Но большую часть все обсуждали игру главных героев. Которых сыграли Николет Лаф Джой и Браун Миллер. СевеРин и Дэймон позволили всем покинуть зал, и уже в самом конце поднялись они сами. Топая медленно по длинному коридору кинотеатра, вот-вот поравнявшись с билетёром, их путь преградил мужчина. Маленький. Худой. Очкарик. В трёх словах можно было описать этого чудика. Который пристально смотрел на Садонис и постоянно то вздыхал, то ахал.

— Прошу меня простить... — большая рука дракона улеглась на плечо хлюпика и мягко отодвинула его с пути Рейны, — но нам уже пора. — голос высокого брюнета звучал как гром среди ясного неба. Оставив того позади, Садонис и Дэймон прошли дальше, как за их спинами раздался голос.

— Ну постойте же... — они остановились и повернулись к хлюпику, — Это прозвучит как нечто необычное. Скорей всего в вашей жизни такого никогда ещё не происходило. — тараторил неизвестный.

— Так вы её расположение не получите. — высказался дракон, — Объяснитесь.

— Да-да, конечно. Видите ли... Уважаемые... Вы только что просмотрели первую часть “Противоречивой Любви”, но дело в том, что у нас в самом разгаре съёмки второй части. Но вот беда. Главная героиня. Наша невероятная звезда Николет страшно заболела. А уже ведь была оглашена точная дата показа второй части. 

— Весьма занятно. Но при чём тут моя спутница? — дракон не давал самой Рин вставить ни единого слова.

— Ну неужели это не очевидно??? — показывая на СевеРин спрашивал хлюпик. На что на неё обернулся и посмотрел Дэймон, который отрицательно помотал головой.

— Ну как же голубчик?! Она же удивительно похожа на Николет.

— Не вижу никакой связи или похожести. — фырчал О’Брайан.

— Хм... — наконец-то вышла из ступора сама Дон, — Теперь я понимаю откуда такая реакция мимо проходящих.

— Ну вот видите. А теперь. Я хоть на колени перед вами встану, только выручите меня, пожалуйста. 

— Как же? 

— Станьте главной актрисой второй части “Противоречивой Любви”.

Рейна задумалась.
В её жизни уже было аж два подобных опыта. И кстати, весьма удачных. В одном фильме девушка сыграла главную роль и получила премию на кинофестивале, а второй раз был немного иной, но лицо главной героини не изменилось, даже если в теле на тот момент была Алексис МакКормик, которая тоже за свою роль удостоилась награды. 

— Эй. — брюнет тряс деву за плечо, — Ты же сейчас не серьёзно раздумываешь об этом?

— Ну а почему бы и нет? Опыт у меня есть. Деньги будут не лишними, да и благое дело выполню. 

— Иди сюда. — схватив покрепче девушку за руку, он отвёл её в сторону, — Рейна, ты серьёзно думаешь, что, засветившись на всех экранах Фиоптриса, сможешь и дальше вести свою наёмническую деятельность? Я уже молчу по поводу тех из Тюкара.

— Я бы с тобой согласилась, будь не похожа на эту актрисульку Николет. В титрах всё равно укажут её имя. 

— Я на это подписываться не буду! — резко отпустив руку Рин, — Поступай как знаешь Рейна. Я же тогда пока займусь своей работой. И поищу для тебя более подходящую занятость. — не прощаясь дракон покинул зал кинотеатра.

Девушка дала своё согласие на съёмки.
И тогда этот хлюпик, который оказался режиссёром проекта Бэнни Бартом, отвёл девушку в саму киностудию, где прямо сейчас проходили съёмки нового фильма. Сначала, конечно, Бэнни познакомил СевеРин со всей съёмочной группой. Но самое главное с тем, с кем ей придётся проводить больше всего времени.

Браун Миллер.
Один из самых желанных актёров всего Фиоптериса. Хотя мужчина не воспроизвёл на хладную всеобщего впечатления. Ну да был хорош. Но не в её вкусе. Точнее, полная противоположность. После знакомства режиссёр очень кратко ввёл девушку в курс всего дела. Дал ей прочесть текст. Вникнуть немного в роль. Затем пара очень быстрых уроков, прогон всего материала, пробы самой Дон, которые всех удивили, и в общем-то приступили к полномасштабным съёмкам

Герои фильма:
Роан — князь вампиров
Аврора Обье — единственная сестра Роана, вампир
Маркус — вожак стаи “Серые Псы”
Мишель Макрири — вожак стаи “Лунный камень”
Энтони Пайк — мирный вампир

Противоречивая Любовь

Аврора Обье и Роан
— Сестра! Я больше не намерен говорить об этом! — голос высокого мужчины заставил девушку вжатья в деревянный стул, — Ты порочишь моё имя.

— Что??? — миловидная женщина наконец-то нашла в себе силы и повысила голос, — При чём тут это? 

— При чём? Ты серьёзно не понимаешь? — мужчина буквально сверлил сестру глазами, — Твоё отношение к волкам и связь с этим Пайком подрывает мой авторитет среди вампиров. Разве может быть у князя вампиров в семье те, кто верит в дружбу между волками и вампирами?

— Это не верный вопрос Роан. Это должно звучать так. Разве кто-то из клана смеет подрывать доверие своего князя? 

— Ты не понимаешь, что несёшь Аврора! Ты делаешь одно. А говоришь совершено иное. 

— Это старший брат с твоим пониманием что-то не так. Никто не смеет идти против воли своего князя. Никто не имеет право оспаривать его решений. 

— И моя же сестра, прямо сейчас оспаривает все мои решения... Тебе это не кажется странным? 

— Роан... — она поднялась со стула и зашла со спины брата, где мягко положила на его плечо голову и обняла его за торс, — ну пойми ты меня, братец. Люблю я его. 

— И из-за этой любви ты когда-нибудь погибнешь. — сухо прошипел вампир, — Даже если я тебя сейчас отпущу к нему, и прикажу всем вампирам закрыть на вашу жизнь глаза... Я потеряю тебя навсегда.

— В его жизни уже давно нет места страху, крови и войне. Он мирный представитель нашей расы. С ним я буду как за каменной стеной, в буквальном смысле. Откуда у тебя подобные сомнения?

— Но ведь твой вампир имеет дружбу с оборотнями. — Роан развернулся к ней лицом.

— Это для того, чтобы все мы могли поддерживать хрупкий баланс между кланами и стаями. 

— Я выслушал тебя Аврора. И вот моё последнее слово. — вампир мягко уложил обе руки на мраморное личико сестрицы, — Никогда этому не бывать!!! — это последнее что услышала Аврора, после чего брат свернул ей шею и приказал отнести её в её комнату, и расставить везде стражу.

Это была история любви.
Аврора и Роан являлись родными братом и сестрой, обратили их в представителей хладного народа много веков тому назад. Сейчас Роан является единственным представителем на место Князя этих земель. Аврора влюбилась в вампира Энтони Пайка, который вообще не нравился Роану, потому как имел тесную связь с волками, защищал их интересы больше, чем интересы вампиров, и при этом вёл особо мирную жизнь, полностью отказавшись от человеческой крови.

Энтони Пайк и Мишель Макрири
— Ты до сих пор остаёшься глупым мальчишкой, которого я знала всю свою жизнь. — стоя в нескольких метрах от мужчины, вытирая окровавленную губу, рычала девушка, — Всё также не осознавая всей степени опасности бросаешься в бой. — сказав последнее, она пошла в атаку.

Вампир очень ловко уходил от всех выпадов оборотня.

— А ты всё также зла. И эта злость не приведёт тебя ни к чему хорошему, Шель.

Это был всего лишь тренировочный бой. Который проходил между волчицей и хладным демоном. Сила их была абсолютно равноценной. Поэтому на лопатках лежала то она, то он. Через час такого развлечения, оба сидели в горячем источнике, где омывали свои тела, пили волчью самогонку и делились сокровенным.

— И я готов сражаться за неё, если придётся. 

— Не дальновидно это Пайк. Достойна ли она того, чтобы ты снова окропил свои руки чьей-либо кровью? 

— Она достойна большего, поверь. За долгую и мрачную прошлую жизнь, я никогда такой как она не встречал. Это лучик надежды. Это лучшее будущее.

— Зная Роана, он свою любимую сестрицу тебе не отдаст. Точнее... — Мишель отпила пару глотков, — тебе прежнему. Вот тому извращенцу и монстру из прошлого. Пайку мяснику... Он бы с радостью отдал единственное сокровище его семьи. 

— Аврора разделяет и верит в то, во что верю я. Она и без меня поддерживала более человечное существование. 

— Так-то оно так... Но ты понимаешь какой это удар для будущего князя? Если его родная сестра переметнётся на сторону мира и волков? Прознав о таком Роану, будет ой как тяжело. Я уверена, что он не допустит ваших отношений.

— Как я и сказал ранее. Если мне придётся снова встать на путь войны... Ради Авроры я на это готов.

А это была история любви со стороны мужчины.
Тёмное и особо мрачное прошлое преследует Энтони уже столетия. После обращения мужчина не смог совладать с собственной жаждой крови. В те времена его прозвали Пайком Мясником. Его боялись не только люди и волки, но и сами вампиры. Он каждому населению представлял лишь опасность. Где бы Энтони не был за ним оставался лишь кровавый след, который тянулся за вампиром долгие годы. Пока на его пути не повстречалась Мишель Макрири. Молодая и красивая волчица. Любви между ними конечно же не было. Зато девушка смогла показать вампиру совершенно другой мир. 
Мир, где убийства не главное. Где человеческая кровь легко заменяется животной. И где вампиры и волки составляют самый сильный союз. Так между ними зародилась самая настоящая дружба.

Маркус
— Я не вижу смысла оставлять больного волчонка в живых. — говорил старый голос, — И ты это прекрасно понимаешь. Маркус, это не вариант.

— Я настаиваю. — уверенно повторял волк, — Подкидыш имеет право на жизнь. И ты как вожак нашей стаи, должен дать мне право на воспитание малыша. 

— Зачем тебе и твоей жене такие проблемы? — продолжал старый волк.

— Это не проблемы, это лишь решение будущих проблем. — уверенно проговорил Маркус.

— Хм... Что же. Ты сам принял это решение. Тебе с этим дальше и жить. Я даю тебе право оставить волчонка в вашей семье. Отныне он является твоим названным сыном. И ты отвечаешь за него также как за своего родного сына.

Маркус поднял с пола крохотное тельце подкидыша, и крепко прижав свёрток к груди, покинул шатёр вожака стаи. Войдя в свой дом, он передал жене ребёнка.

— Познакомься с Нико. Это наш сын! — уверенно и с мягкой улыбкой на устах проговорил Маркус.

Так в семье волков появился ещё один волчонок.
Эта была история будущего вожака стаи “Серых Псов” Маркуса, и его приёмного сына Нико. Маркус был ответственным и верным традициям оборотнем. Он всегда признавал власть вожака и следовал законам стаи. Так в день смерти Джошуа, последнего вожака этой стаи, следующий вожак, а именно Маркус, произвёл обряд упокоения волчьей души и погребения его тела под пеплом священного огня.
Своего приёмного сына Маркус воспитывал точно также как и его когда-то воспитывал его отец, тот самый Джошуа. Нико рос по волчьим законам. Он, как и все знал, что вампиры являются для них врагами. Поэтому ходил на бойни вместе с отцом уже с десяти лет. Привитая ненависть к ночному роду делала своё дело.

Когда хладная дева при помощи вампирской регенерации пришла в себя, она обиделась на брата, и объявила ему бунт. Настроив большинство вампиров против будущего князя, Аврора устроила побоище, в котором погибли сотни демонов. Но это было лишь отвлечением внимания Роана, от её собственного побега. В ночь кровавой бойни Аврора, оседлав коня покинула их родной дворец. Её конь нёс возлюбленную в объятия любимого, который уже заручившись поддержкой стаи Мишель, направлялся на войну за руку и сердце его хладной невесты.

Они встретились на перепутье.
Он и она, дальше выбрав свою дорогу покинули земли князя и отправились искать себе свой новый дом. В то время как стая Мишель вернулась к себе. А вот на душе и сердце Роана после такого поступка единственный сестры навсегда остался шрам, который был более никому не виден. Подавить восстание вампиров было легко. Роану просто пришлось перебить всех, кто шёл против него, таким образом показав остальным, что это не самая удачная идея.   

— Мой Князь... — роптал у ног кровавых слуга вампира, — вы только прикажите. Отдайте мне приказ. И я все земле обойду, я всё переверну. Но обязательно верну вам вашу сестру. — оставленный в живых вампир, который несколькими днями ранее помог сбежать Авроре, теперь лобзал окровавленную обувь князя.

— Не стоит. Моя сестра — моя ответственность! Но она сделала свой выбор, к которому я должен прислушаться. Я даю ей полную свободу и спокойную жизнь, а также. Я издаю особый указ. На Аврору Обье — никто и никогда не имеет права нападать. Вампиры и Волки должны быть об этом уведомлены. За смерть сестры я отомщу смертью их семьи и их рода. А также. Их земля станет моей землёй. 

Таков был указ вампирского князя.
Конечно, стая “Серых Псов” такому была не рада. Ведь никто из них в лицо не знал его сестру, а это походило на нечто большее чем спасение только одной мёртвой. Ибо теперь запрещалось убивать любого вампира женского пола, с чем оборотни были не согласны. Кроме стаи “Лунного Камня”. Мишель всегда желала жить в подобном мире. Где волк не желает отгрызть голову вампиру. Началось всё с женщин, теперь нужно было распространить это и на мужчин. Конечно же дети были вне любой категории, но мало кто это соблюдал в порыве ярости и злости.

Тем временем наши возлюбленные обосновались на плодородной земле.
Они выращивали корм и разводили парнокопытных животных, всё ради их выживания. Также Энтони подрабатывал лекарем, помогая всем, кто в этом нуждался. Ведь лечение, это всё что когда-то умел вампир. Чуть позже их семья начала разрастаться. Первым ребёнком в вампирской семье стала Меневра. Прекрасная девочка, спасённая от страшной смерти — клыков вампира. Далее им пришлось усыновить двойняшек, которых не пожалела страшная болезнь того времени, чума. Тогда Энтони и пришлось сделать выбор не в пользу жизни, а в пользу смерти. 

To be continued

Завершено

Подпись автора

Я в ВК
Анкета
Информация о персонаже
Финансово-техническая тема персонажа

♦ОСНОВА♦

♦Местонахождение: Блэквуд: Заброшенная дорога
♦Настроение: Скверное
♦Внешний вид: Чёрное длинное платье. Тонкая талия обрамлена цепями.
Волосы распущены.
♦При себе: Всеместимка (всегда с/при Садонис)

♦ЭПИЗОД: ♦

♦Местонахождение: ?
♦Настроение: ?
♦Внешний вид: ?
♦При себе: Всемистимка (всегда с/при Садонис)

♦ЭПИЗОД: ♦

♦Местонахождение: ?
♦Настроение: ?
♦Внешний вид: ?
♦При себе: Всемистимка  (всегда с/при Садонис)

У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего

0

3

“Съемочная площадка” (комбинированный квест)

— У меня такое ощущение складывается, что эта Николет нашла себе замену в твоём лице. — О’Брайан как всегда был не доволен.

— И что в этом плохого? — не понимала его волнений Дон, — В тот раз меня не указали. И в этот раз я тоже останусь в тени. Ничего ни мне, ни моей работе не угрожает.

Этот разговор у вампира и дракона состоялся на землях восточного региона, в прекрасной и, наверное, самой престижной его части, в городе Гебфарт. В котором Рин уже бывала. И сегодня девушка была здесь всё по той же причине, съёмки в фильме. И хоть первый раз был совершенно неожиданным, да и роль не восхищала многообразием, та короткометражка зрителю вроде как зашла. Поэтому было решено снять продолжение. Только вот исполнительница главной роли, Никлет Лаф Джой, которая должна была играть в первом фильме, и которую утвердили на роль Данай из второй части, до сих пор чувствовала себя плохо. И режиссёр, Бэнни Барт снова обратился за помощью к хладной деве. Видите ли, та очень похожа на главную звезду Конфедерации, да и её актёрское мастерство его больше, чем устраивало.

— Ооо! Как я рад тебя видеть, Рейна! — стоило войти на съёмочную площадку, как в её сторону бросился Бэнни с обнимашками, — Всё же хорошо, что я в тот раз взял твой номер. Иначе что бы я сейчас делал.

— Здравствуй Бэнни. — похлопала Рин того по плечу, — Дэймон твоей радости не разделяет. — брюнетка указала в сторону отдельно стоящего мужчины, который был окружён толпой девушек и женщин, которые кажется сходили от него с ума. 

— Учитывая то, как твой телохранитель был против и в первый раз, я не удивлён. Но сейчас не об этом милочка... — режиссёр достал какие-то бумаги, — Сегодня у руля стоят другие люди. У них всё проходит через документы. Вот смотри сюда, здесь всё прописано. Исполнитель главной роли, то есть ты, после съёмок получает хороший гонорар. Плюс 2% ко всем заработанным финансам в будущем. И плюс 50% скидка на приобретение транспорта. 

Мужчина замолчал, а Дон принялась размышлять.
“Транспорт, конечно, вещь хорошая, но куда он мне, если у меня и так есть моя любимая машинка? С другой стороны, раз организаторы предлагают... Зачем отказываться.” — так в тощих пальцах старшей дочери ночи оказалась ручка, которой СевеРин очень быстро расписалась там, где это требовалось. Конечно, подпись была поддельная, и это Садонис обговорила с режиссёром. 

— Когда стартуют съёмки?

— Уже сегодня вечером. Поэтому топай в гримёрку. — улыбнулся Бэнни.

На съёмки второй части фильма ушло значительно много времени.
Сценаристы, продюсеры, режиссёр решили, что раз первым фильмом стала короткометражка, то вторая часть будет полноценным кино. В этот раз СевеРин составил пару более молодой актёр. Томми Ларстен. И он, как и первый мужчина (Браун Миллер) был полной противоположностью того идеала, который был у вампира. От этого молодая актриса расстроилась. Ведь это усложняло передачу той самой химии между героями, которая должна быть у влюблённых. Но Садонис довольно быстро взяла себя в руки и приступила к работе. И результат её трудов вы сейчас увидите на экране...

Некоторые детали, которые должен знать читающий
Главные герои:
Нико — старший сын волчьего племени (оборотень)
Даная — младшая дочь вампирского клана, самая любимая обращённая 

Грим:
Нико — лысый, раскрашенный красками и сажей парень
Даная — девушка из прошлого, одета просто в льняные платья, на голове часто косы или просто распущенные волосы

Даная

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/03/d9d62a6f6539ded6f41f6b43cfe180e0.jpg
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/03/174308acd82b5b22b4881ba58398a724.jpg

Нико

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/03/92768bc1fa39d17992bf6e0ee4e73ceb.jpg
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/03/034585061f211232185d0fe978a70335.jpg

Противоречивая Любовь (вторая часть)

Небольшая деревня.
Маленькие соломенные хижины, они же домики, разбросаны по всей территории, принадлежавшей волкам. Здесь царит семейная, атмосфера. В самом центре поселения раскинул свои владения большой костёр, сложенный из высоких трухлявых стволов павших от старости деревьев. Такой костёр зовётся “шалашом”. Сейчас он лишь медленно тлеет, потому что на дворе имеет место быть солнечный день, а вот накануне ночью он озарял собой весь этот центр, где местные жители собрались чтобы отпраздновать приход кровавой луны.

В стороне от центрального костра можно наблюдать за тем, как молодые волки ведут сражение на палках. В другой стороне хозяйственная женщина устроила постирушки. Здесь было оживлённо и весело, в принципе, как и всегда. Но на общем фоне жизнерадостных жителей стаи, выделялся один персонаж. Молодой человек сидя на пне точил одноручный меч, уложив тот на правое колено. На его лице застыла маска презрения и злости. На его совершенно лысой голове проступили первые капли пота, от усердной работы, которые медленно стекали вниз, а после срывались в свободный полёт, как только достигали его широких бровей.

— Нико! — прозвучал грубый и раскатистый голос мужчины, — Нам пора!

Парень тут же отбросил точильный камень в сторону, резко поднялся на ноги, и закинув свой меч за спину, ловко убирая его в ножны, направился на голос вожака. 

— Маркус, на этот раз дай мне больше возможности. — рычал недовольный парень, поравнявшись с вожаком стаи.

— Ты отважный и хороший воин Нико, но до сих пор глупый. Рвёшься в бой и поступаешь не обдуманно. В сражении против новообращённых ты, я, или даже самый сильнейший из представителей этих тварей, бессильны. 

— Хах. Как бы не так. У меня ведь получилось оторвать у одного из них башку. — бахвалился парень.

— Удача, не более. — хмыкнул вожак.

Идя лесной тропой, которая каждому члену стаи Маркуса была известна как свои пять пальцев, они оказались у дуба соглашения. Это место являлось территорией, на которой решаются важные вопросы, встречаются все главы многочисленных стай. Это место было священно. Здесь никогда не проливалась кровь. Сегодня, как и днём ранее, и все эти годы что остались позади, здесь проводилось собрание перед войной. Здесь не присутствовала вся стая, допускались на эту землю лишь вожаки и их приемники. 

— Приветствуем тебя Маркус из “Серых Псов”, и тебя его сын и приемник Нико! — обратился к пришедшим мужчина, все остальные лишь склонили головы в знак одобрения.

— И мы приветствуем Вас братья на священной земле! — ответил Маркус.

— Теперь, когда все в сборе, я могу начать. — мужчина вышел на середину круга, который был выложен камнями, — Вчера пало пятьдесят наших братьев, которые бесстрашно ринулись в атаку против злейшего врага волков. Сегодня мы не должны допустить подобного. Восстановить справедливость на землях наших предков наш долг крови. Который каждый вожак принёс однажды. 

— Итан. Но как же нам восстановить равновесие при малом количестве оборотней? Да и мёртвым не нужна армия подобных. Всего пара новообращённых и всё...

— Вот... Слушайте его речи... — мужчина ткнул в сторону говорящего, — и тогда ни одна война не будет выиграна. Страх делает из человека жертву, а из волка труса. Что в тысячу раз позорнее простой смерти. Маркус, — обратился Итан к вожаку другой стаи, — Ты как великий воин “Серых Псов” что скажешь? 

— Ты мудрейший из клана “Белого Волка”, Итан Вуд. — Маркус вышел к мужчине, положив на его плечо свою руку, — И твои слова правдивы. — он развернулся ко всем, — Нас не должен остановить страх смерти! Мы волки по природе своей хищники, точно также как и вампиры! Поэтому не стоит недооценивать самих себя! И сегодня мы должны отомстить ночному роду!!!

От вдохновляющей речи Маркуса в глазах оборотней появилась надежда.
Все хором выкрикнули победоносные слова. После чего вожаки и их приемники покинули священное место, направляясь по тропам к своим, армиям. Люди Маркуса ждали его на холме. И когда перед ними встал вожак, и произнёс те же слова, воины возрадовались. И лишь Нико стоял в стороне. В глазах молодого оборотня пылал огонь и жажда мести. Он был следующим. Он бедующий вожак этой стаи. Но понимает ли парень весь груз ответственности, который в случае чего ляжет на его плечи? Ведь быть вожаком это не просто сражаться против врагов своих, это ещё и ведение мирного быта, поиск лучших земель, добыча и пропитание, устранение внутренних конфликтов, забота обо всех и сразу. 

— В бой!!! — прокричал Маркус и все тут же рванули бегом вниз с холма. Вскоре пятнадцать воинов стаи Маркуса разбежались по степи ночной, которая лежала у подножья того холма, и которая была землёй вампиров, ведь неподалёку стоял их дом.

За час до волчьего собрания и незадолго до атаки

Единственный дом на сотню километров.
Степь кругом, и несколько холмов. Какой странный выбор сделали вампиры. Такое ты увидишь редко. Ночной народ что так привык к обилию народа, роскоши и полных городских благ, почему-то выбрали это место, для своего дома. Небольшой, двухэтажный каменный домик, полностью окружённый забором, за которым мирно пасутся овцы, козы, коровы и лошади. Сейчас, пока солнце ещё во всю властвует на небосклоне, здесь нет места хладному народу. 

Зато за тёмными занавесками, которые не позволяли лучам дневного светила проникать в сам дом, была жизнь. Старший вампир этого дома сидел на стуле и вырезал из дерева небольшую фигурку, больше похожую на лошадку. Женщина вампир заплетала маленькой девочке её длинные волосы в тугие косы, в то время как ещё два малыша резвились на полу, играя с собакой. Всё это семейство было вампирами. Жившими так уже несколько столетий, только вот на эти земли они переехали не так давно.

Энтони Пайк, в прошлом прекрасный и весьма выдающейся лекарь. Его обратили на войне, чтобы сберечь единственного доктора для всей армии.

Аврора Обье, молодая женщина в самом рассвете сил и лет. Была обращена вместе с братом. 

Миневра Донован, 12-летняя девочка, приёмная дочь вампиров. Была спасена от клыков новообращённого вампира, но тот успел обратить девочку.

Себастьян и Мануэль, братья двойняшки 5 лет. В то время как по всему миру обильно свирепствовала чума, малыши и вся их семья заболела и была приговорена к смерти через огонь. Доктор Пайк этого не мог допустить и спас мальчиков. В конечном счёте их всё равно пришлось обратить, дабы, не дать им умереть.

Эта семья вампиров никогда не вступала в ожесточённые схватки.
Это были мирные ночные демоны, питающиеся кровь животных, и веря в то, что такие как они, оборотни и люди, могут сосуществовать вместе, не причиняя никому вред.

Но именно их дом был на пути Маркуса и его стаи.
Озлобленные и желающие мести волки не стали разбираться. Главная их цель — убить как можно больше вампиров на своём пути. Ворвавшись в дом нейтральных вампиров, первым они убили Энтони, затем и его жену Аврору. Над детьми нависла угроза в виде волчьих когтей и пасти.

— НЕТ!!! — эхом раскатился крик молодого Нико, который собой прикрыл детей.

— Что ты делаешь брат? — не понимающе, но продолжая скалить клыки спрашивал его член стаи.

— Мы не детоубийцы! — кричал молодой волк.

— Эти твари с нашими детьми поступили так же. Только искоренив весь их род, можно добиться волчьей и человеческой свободы. Уйди! Или мне придётся поднять на брата руку. — угрожающе и вызывающе сделав шаг в сторону Нико.

— Те грехи останутся на их руках и душах. Свою прошу не порть! И если ты желаешь биться. Я принимаю вызов! — ослеплённый желанием спасти детей Нико был готов к схватке.

И она бы состоялась, если бы не вожак.
Маркус неспешно вошёл в ту комнату. Оборотень желал проверить всё ли хорошо у его волков, и зачищено ли это место. Так надо было для того, чтобы они смогли продолжить путь свой. 

— Что здесь происходит? — от одного лишь голоса все опустили головы.

— Маркус. Твой сын безумен. Он не дал мне доделать дело до конца. Он против смерти этих упырей. — всё так же со склонённой головой отвечал на вопрос вожака член стаи.

— Это правда? — тихо прогремел голос мужчины обращаясь уже к Нико.

— Его слова правдивы. Кроме той которая порочит мой рассудок. Я не безумен в своём желании спасти детей. Они ни в чём не виноваты. 

Маркус заглянул за спину Нико, внимательно смотря на трёх вампиров.

— Вы уже убивали людей из-за жажды крови? — обратился он к вампирам.

— Нет. И не было нам в этом смысла. Отец и мать растили нас с любовью и уважением к человеку. — говорила Миневра, — Отец нам также говорил, что волк не обязательно обязан быть врагом. Что есть на свете те, кто принимает нас такими, какими нас создали силы тьмы. — после этого все слышали лишь плач ребёнка.

Только сейчас Маркус понял, что совершил ошибку.

— Маркус, ты не поверил словам этой мёртвой? 

— А что если так...

— Перед смертью мы все равны. И можем говорить лишь то, что сохранит нам жизнь. Не позволяй детской внешности взять над собой вверх!

Но вожак словно не слышал слов волка. Он лишь смотрел на Нико и детей.

— Раз ваш отец рассказывал вам о таких как мы. Значит и имена должны быть. 

— Мишель Макрири, из стаи “Лунного камня”. Он так часто говорил о ней, что не запомнить это имя было невозможным. — прохрипела девочка.

— Хм... — вожак задумался, — Я лично не знаком с Мишель, но слышал о ней много. Нико... — тут же Маркус обратился к молодому волку, — Раз ты желаешь уберечь детей ночи от смерти на наших землях, значит тебе и выпала учесть отвести их в стаю “Лунного камня”.

На этом разговор их был окончен.
Тот, кто так желал смерти молодым и неопытным вампирам, затаил злобу на своего же брата. Стая Маркуса вскоре покинула эту степь, отправившись на войну с остальными вампирами, а Нико и трое вампиров направились за тысячи километров. 

Путь для юного волка и вампиров был не близкий.
Какое-то время они преодолевали верхом, затем им пришлось пересесть на корабль, который доставил их в совершенно иною реальность, как показалось самому Нико. Ну а до нужных лесов всем пришлось идти ногами. Иногда вампиры пользовались своей расовой скоростью, а парень оборачивался в волка и бежал вслед за ночными хладными детьми. Как только они оказались в нужном лесу, их тут же окружили другие волки.

— Чужаки... Да ещё и какие... — шипела волчица с голубыми как речная вода глазами.

— Приветствую Вас волки из стаи “Лунный камень”! — начал волк, — Я Нико из стаи “Серых Псов”, что находится за морями и горами. А это... — он хотел представить троицу, но не тут-то было.

— Здравствуйте... — вперёд вышла Миневра, — я Миневра Донован из клана “Серебряная роза”. Вы очень хорошо знали моего отца Энтони Пайка. Он погиб. — пауза — Как и Аврора Обье, названная мне матерью. И если союз Энтони и Мишель ещё в силе, я прошу у вас помощи.

Нико был в шоке.
Он думал, что слушать будут как раз его, хотя бы из-за волчьей крови, но тут было всё наоборот. На его слова оборотни не обратили и малого внимания, в то время как вампира слушали внимательно, а после и вовсе всех гостей сопроводили в поселение стаи. На подходе к шатру вожака, коим и являлась Мишель, всех попросили остановится.

— Приветствую тебя Нико из “Серых Псов”. И вас мою юные друзья из клана “Серебряной розы”. — вслед за словами из шатра вышла девушка. Она лишь мимолётно бросила взгляд в сторону Нико, — Молодого волка разместить как особо важного гостя. — затем она подошла к вампирам, и склонилась перед ними на колени, но лишь для того, чтобы потрепать малышей по рыжим волосам, — Себастьяна и Мануэля искупать, переодеть и накормить. — поднялась и протянула руку Миневре, — А с тобой юная леди мне нужно поговорить. 

Волчица и вампир скрылись из виду молодого человека.
Прошло не менее трёх часов до того момента, как в этом поселении состоялся ужин, на который пригласили всех. Во главе стола сидела Мишель, которая и начала долгую беседу.

— Девочка... Дочь моего верного друга Энтони Пайка, рассказала мне весьма страшную, но в тоже время интересную историю. Хочу теперь услышать всё из твоих уст, волк. — обратилась она к Нико.

Молодому человеку пришлось рассказать всё с самого начала, без утайки каких-либо моментов. И этот рассказ был полной копией того, что ей поведала Миневра.

— Значит в смерти моего друга и его жены виновата твоя стая? — странно, но во взгляде оборотня волк видел слезы, которые относились к смерти вампиров.

— Всё так. — ответил юноша.

— Тебе Нико основательно повезло. Ваша бойня прошла не на моей земле, и даже не в пределах. Поэтому мои законы тебя никак не касаются. Однако, за предвзятую ненависть к представителям хладного рода, ты всё же должен быть наказан. — голос волчицы был суровым, — У тебя есть два варианта. Порка плетьми в количестве 50-ти ударов. Или метка изгоя серебром. От этого будет зависеть вся твоя будущая жизнь. Ведь если придётся когда-то бежать, на этих землях и на многих других у тебя никогда не будет поддержки. Выбирай.

Нико не понимал, что происходит.
Как оборотни могут перейти и полностью занять сторону вампира, но не волка.

— Простите мою небрежность, и не сочтите это неуважением к вам и к вашим законам, но... — вампир осеклась, но посмотрев на волка, продолжила, — может стоит простить этого человека. Ведь он один единственный вступился за нас, и он, не зная, что его ждёт, всё же привёз нас сюда. — закончив речь она опустила взгляд.

За столом долго молчали.

— Что ж... Раз ты того желаешь... — она взглянула на Миневру, и та положительно кивнула, — то будет так. — Мишель снова смотрит на Нико, — Завтра на рассвете ты покинешь этот лес и этот остров. Вернёшься к своим. Никто более ничего знать не должен. 

— А дети?

— А дети теперь полностью под моей защитой. Кто захочет нанести им вред, тот причинит вред лично мне. А знало быть войне... — прошипела весьма воинственно деввушка.

Остаток времени все просто ели.
На утро Нико следовало покинуть земли Мишель. И когда он уже вышел из леса, его нагнала Миневра.

— Нико... — она остановилась, подождала, когда волк обернётся в её сторону, — Большое тебе спасибо! Мишель тебе не сказала главного. За то время пока мы плыли сюда, наш князь Роан узнал о том, что устроили волки. В городах их ждали армии вампиров. Мне жаль... — пауза — но все твои люди мертвы.

— Зачем ты мне это говоришь? — Нико не верил ей.

— Потому что я тебе должна. Тебе должны мои братья. Ты спас нас. Я хочу отблагодарить тебя тем же, спасти тебя. Теперь туда, куда ты возвращаешься, тебе дорога закрыта. Вампиры взяли вверх в том городе, и на той земле. Каждый оборотень будет жестоко казнён. 

— Причина? 

— Тысячелетняя война между вами и нами тебе уже не причина? 

— Тогда почему вампиры раньше были спокойнее? И решили нанасть лишь сейчас?

— Твои люди убили единственную родную сестру князя. Аврора Обье это псевдоним. Наша мать не желала иметь ничего общего со своим братом Роаном. Она всегда хотела просто жить. Князь Роан очень жестокий и мстительный вампир. И пока он не изведёт весь род стаи “Серых Псов”, он не успокоится. Пока мы здесь с тобой говорим, он безжалостно пытает оборотней других кланов. Чтобы они выдали всех. То есть тебя. Маркус, твой названный отец держится из последних сил. Он никогда не расскажет вампирам правды.

— Но... — Нико вспомнил о брате, с которым тогда и вступил в спор.

— Этого Мишель не известно. Всё что ей передали волки, она рассказала мне, а я тебе. 

— Я вас люто ненавидел. Желал рубить ваши головы направо и налево, но что теперь... 

— Ты думаешь Энтони всегда был на стороне света? Нет. Когда-то и мой отец начинал с убийств на почве расовой ненависти. А всё почему? Потому что нам это навеивают долгие годы. Моя семья и стая Мишель это хорошо понимают. Здесь оборотни считают вампиров соратниками и друзьями, тоже самое делает хладный народ. 

Прощание было не долгим.
Молодой волк всё же решил вернутся на свои земли, и хотя бы попытаться спасти своего отца. Ведь по словам Миневры, тот ещё был жив...

Добрался Нико до земель, которые раньше принадлежали ему и его стае, значительно позже.
Корабль, на котором служили человеческие существа теперь не подплывал к тем землям, боясь за собственные жизни, поэтому пришлось оборотню сойти на самом ближайшем острове, откуда ему просто пришлось плыть. Как только волк добрался до земли, то тут же имел честь лицом к лицу встретится с вампиром. Этот бой Нико выиграл. Обезглавив врага, молодой волк тут же направился к священной земле у дуба. 

Пробираясь только ему известными тропами и подземными тоннелями, теперь он стоял на той земле. Вот только ранее не знавшая боли и страдания земля, теперь была залита кровью оборотней и вампиров. Тел, погибших и павших, здесь не было. Лишь кровь и повсюду помятая трава да зарубки от стальных мечей на деревьях свидетельствовали о том, что здесь случилось. Искать здесь тех, кто также как и Маркус отвечал за свои стаи, было бессмысленным. Поэтому Нико направился в сторону своей деревни. 

И стоило Нико чуть ближе подойти к поселению, как нос оборотня учуял запах кострища и крови. А подойдя чуть ближе, молодой человек понял — деревни больше нет...
Но являлось ли это самым страшным? Нет. Потому как среди всего пепелища, возвышались столбы с телами тех, кто так и не покинул поселение. А так как все воины покинули деревню и ушли сражаться, то представьте себе сами, кто весел на этих крестах. Огонь не пощадил их плоть, но по скелетам и останкам Нико всё понимал. 

Невероятная злость сковала тело волка.
Он прямо здесь обратился в огромного оборотня. Вой стоял такой, что было страшно даже зверям. Но это был опрометчивый поступок. Ведь это обратило слух ночных охотников, вампиров. И кинулись они на волчий зов. 

— Я... Я совершил ошибку... — стояло рычание на пепелище, — Я сохранил жизнь вашим детям... За что вы... Убили молодых волков... — оборотень был лишён разума. В какой-то миг он пожалел о том, что уберёг вампиров, и то, что бросил своего отца, который до сих пор скорей всего страдает. 

— Батюшки... — тошным голосом протянулось за спиной Нико, — какие люди... Кхм... Псы.

Обернувшись Нико, увидел перед собой троих вампиров.
Двое были значительно выше и больше третьего, того, кто стоял в середине и вёл беседу с оборотнем.

— Вы, кажется, заблудились... Аль нового положения дел не знаете, м? Теперь это земля принадлежит князю Роану. И грязным псам здесь не место. Это земля вампиров. 

— Вы убили всех воинов... Все стаи понесли потери. Старики... Но при чём тут дети! — зарычал оборотень. 

— Не мы первыми начали войну пёс. — вампир говорил холодно, спокойно, — Оборотни первыми убили тех, кто этого не заслужил! 

— Но... — хотел было сказать Нико.

— Довольно! — перебил его вампир, — Схватит его. Живым он нужен князю. — проговорил и сделал шаг назад. 

И началась битва.
Пепел от построек и пепел от жертв поднимался ввысь, закручиваясь вихрем и снова опадая на пропитанную кровью землю. Вампиры были из новообращённых, поэтому у Нико не было ни единой возможности в одиночку справится с ними. И хоть молодой волк дрался достойно, в конце концов он пал без сил. Вампиры забрали тело человека, ведь после боя оборотень снова принял свой обычный вид. Куда он ехал, как долго, какими путями. Он ничего не знал.

Открыл свои глаза он лишь на третий час.
Вокруг Нико окружали высокие каменные стены, где лишь под потолком виднелось небольшое окошко, и то наглухо запечатанное решёткой. Здесь было сыро, и прохладно. Воняло здесь отбросами и трупами, а на полу виднелись капли, лужи крови. Парень поднял больную голову наверх. Под потолком он так же заметил специальные крепления и крюки. Видимо это была некая пытальня (пыточная).

Около часа к нему так никто и не пришёл.
ДА и за дверью не слышалось ни шороха. А после часа ожидания, замок на стальной двери противно заскрипел, оповещая “гостя” о входящем. На пороге стоял всё тот же хилый вампир, безумная улыбка совсем ему не шла, она лишь наводила страху. 

— Вставай пёс. У князя Роана есть к тебе ряд вопросов. — после сказанного он удалился.

Как только Нико вышел из темницы, его тут же схватили под руки и повели в сторону высокой витиеватой лестницы. Поднимались они долго. Затем ещё шли коридорами, пока не вошли в просторный зал. Тут было всё довольно просто. Такие же высокие потолки, каменные стены, на которых то тут, то там висели старинные картины с изображением людей и вампиров. Посреди этого зала стоял прямоугольный стол и два стула. 

— Оставьте нас! — Нико не видел откуда именно звучал это голос, но стража тут же отпустила его руки и покинула зал, при этом закрыв за собой двери, — Вы голодны? 

Когда прозвучали эти слова, оборотень поднял свою голову вверх.
Наконец-то он видел того, кто говорит. Вампир расхаживал по потолку. 

— Это не уместный вопрос в данной ситуации. — огрызнулся волк.

— А какая у нас сложилась ситуация? — уже нашёптывал вампир на ухо зверю.

— Не простая. — сам Нико даже не шелохнулся от проделок вампира.

— Верно. — мужчина обошёл оборотня и за секунду оказался сидящем за столом, — Прошу. Давайте будем более человечны что ли... И решим всё впервые не методом крови и войны, а простым разговором. — жестом руки он указал на соседний стул.

Нико хоть и не желал этого, но всё же выполнил просьбу вампира, и занял место за столом. 

— На сколько я могу понимать... То место, где вас пленили, скорее вашим домом можно звать. Ведь так? Иначе вы бы не стали так рьяно вступать в бой против вампиров, будучи уже на их земле. — повадки были аристократа. Поэтому Нико быстро смекнул что перед ним сам князь Роан.

— Всё верно. — парень был не многословен.

— А знало быть, ты тот самый Нико. — вампир пристально посмотрел в волчьи глаза.

— И это так. 

— Удача. — кратко улыбнулся князь и наполнил себе и волку бокалы алым вином, которое больше походило на кровь, — А я тебя как раз искал. Ведь ты последняя надежда стаи “Серых Псов” и сын врага моей семьи Маркуса. Вот это я называю велением судьбы. — князь отстранился от стола и облокотился на высокую спинку стула.

— Тогда к чему весь этот цирк? Убей меня и всё. Твоя вендетта будет завершённой. 

— Ну разве в этом будет упоение? От твоей смерти я не получу должного удовольствия. Но если это произойдёт на глазах твоего отца... 

— Так значит Маркус всё ещё живой? 

— Конечно. Я продлеваю ему жизнь. Но лишь из-за того, чтобы проверить подлинность его же слов. — князь пригубил вина, — Маркус сказал мне что дети моей сестры до сих пор живы. И в этом есть лишь твоя заслуга. Это правда? — Нико снова ощутил на себе холодный взгляд Роана.

— Да. Но это не только моя воля была. Маркус на это дал своё добро. 

— И об этом мне известно. Что ж... Довольно странно для волка спасать жизнь вампира, не правда ли?

— Ничего в этом странного нет. Я понимал, и понимаю, что те дети не участники войны. Они не воевали и не убивали моих сородичей. Эта вина лежит полностью на вас и ваших людях. — теперь голос Нико был более суровым, — Однако. Вампиры убили всех из моей деревни. В том числе и молодых волчат.

— Таким был мой приказ. — спокойно продолжал хладный лорд, — Но я отдал его до того момента как стал осведомлённым по поводу того, что сделал ты. Но теперь не об этом. Всё уже сделано. Обратно ничего и никого не вернуть. Я дам тебе выбор волк. — вампир снова сел прямо, — Сказать мне, где теперь дети Авроры, и самому облегчить последние часы своего отца. После я также верну тебе его тело, чтобы ты смог упокоить Маркуса по вашим обычаям. 

— А каков будет второй вариант? — с нетерпением Нико прервал тишину, которая создалась после высказанного предложения князя.

— Ты можешь не говорить мне, где именно Миневра и двойняшки. Тогда твоего отца ждёт ещё муки, затем он станет свидетелем твоей смерти, а уже потом мы убьём Маркуса, а тело его я использую как чучело. — Роан показательно осмотрел весь зал, — Как думаешь. По той стене или в тот угол его повесить? — пауза — Долго не думай. Даю тебе полчаса. 

Затем Роан покинул зал, оставив молодого волка принимать не простое решение.
Нико взялся обеими руками за голову. С одной стороны он понимал что на кону не только его собственная жизнь, но и жизнь его отца, и что самое важное, его верное упокоение. А с другой стороны стоял чужой клан, чужая стая, на земли которой ни в каком случае нельзя было пускать князя Роана. Ведь тот уничтожит там всё самое хорошее. Полчаса прошли как одно мгновение.

— Ты уже готов сказать мне о своём выборе? — позади стоял князь.

Оборотень медленно встал из-за стола, сделал пару шагов в сторону вампира.

— Я выбираю второй вариант. — слова волка пронеслись гулким эхом.

— Хм... Маркус далеко не глупый волк, но почему-то сделал акцент именно на тебе. На том, кто поставил в этом сражении между нами и вами, крупную точку. — далее вампир обратился к слугам, — Взять его! И отвести в темницу к Маркусу. — пауза — Дайте им пять минут на то, чтобы они могли попрощаться.

Затем вампир уложил хладную длань на плечо волка, и сказал, что все его жертвы, и жертвы всех остальных волков были напрасны, ведь всё равно он найдёт детей Авроры. Уже через несколько минут молодой волк стоял на коленях перед висящем телом своего отца. Плоть Маркуса была разорванной практически везде, из свежих ран вытекала кровь, и капала на пол, где уже была приличная лужа.

— Сынок... — еле слышно обратился вожак к Нико, — На мою долгую и прекрасно прожитую жизнь плевать. Зачем ты губишь собственную? Неужели ради вампиров? 

— Прости отец... — сильный воин еле сдерживал дрожащий голос, чтобы не сорваться на дикий плач, — но не могу я рассказать про земли те. Ведь ты сам слышал о них, верно?

— Ну хорошо... Мишель поработала хорошо. Создала мир, где нет вражды меж нами и ими. Но князь был прав... Когда-нибудь он их всё равно найдёт. А стаи “Серых Псов” уже не будет. Не будет, как и всех остальных...

— Я сделал свой выбор в пользу живых... — Нико говорил о многочисленных стаях волков что проживали на земле Мишель.

— Ваше время истекло. — пробасил головорез вампирской стражи, — Князь Роан желал, чтобы мы отрубили голову молодому псу. — в руках у вампира была довольно мощная секира, которую тот уже занёс над головой Нико и вот-вот бы опустил на шею его.

Но тут в его лоб прилетел сюрикен.
Вампир, покачавшись упал назад, откинув секиру от себя. В дверях темницы стояла тень весьма миниатюрных размеров. Из-за мешковатого плаща было тяжело понять кто скрыт от глаз присутствующих. На встречу тени вышел второй вампир. Ему сломили ишь шею, что было временным решением проблем. 

— А ты чего завис? — голос был женским, — Скоро здесь будут толпы папенькиных стражников. — она сняла свой капюшон, и тут же бросилась к цепи в стене, к которой был привязан Маркус, — Никогда не любила методы отца. 

Вскоре сам Нико и Маркус были освобождены от пут.
Молодой волк взял отца на руки, и направился следом за неизвестной. Все её слова, сказанные в темницы так, и не дошли до ушей юноши, он не понимал кто перед ним. А она тем временем выводила их из замка князя окольными путями. И покинув грязные и вонючие тоннели канализации, они вышли на улицу, где ранее неизвестная подготовила для них коней, но сейчас же их ждали вампиры и сам Роан.

— Так-так-так... — сидя в седле цокал языком недовольный вампир, — Ты снова за старое взялась, Даная? 

— Скажи мне князь... — выйдя вперёд, прикрывая мужчин собой, обратилась она к Роану.

— Князь... Теперь я для тебя лишь князь? 

— Прости отец... Но... ТЫ представлял меня на месте этого оборотня, а себя на месте его отца? 

— Конечно нет. Ведь это невозможно. — не только удивился вампир, но и заулыбался.

— Я уверена, что точно также когда-то думали они. — девушка указала на пару позади.

— Не стоит усложнять всё, дочь моя. Эти волки, как и все до них виновны. Да и будущий вожак сделал свой выбор.

— Я в курсе как всё обстоит на самом деле. Не нужно утаивать от меня правду. Молодой волк спас наших детей, уберёг их от своего же народа. И тебе он не проболтался. А ты его за это казнишь? Разве так правильно? Это и есть хвалёная вампирская справедливость? О которой ты мне говоришь день ото дня? 

— Даная! — князь впервые позволил повысить голос, — Перестань сейчас же!!! Ты не только проявляешь неподобающее отношение к своему отцу, но и ослушалась приказа своего князя! За такое других вампиров казнят. Незамедлительно... — в его глазах сначала сверкнула молния позора, ведь всё это происходило не только на глазах оборотней, но и на глазах многочисленной охраны, но уже через секунду, как только он посмотрел на девушку, в них промелькнула нежность и любовь.

— Раз для тебя важнее это... Накажи меня по всей строгости вампирского закона! 

Но как он мог казнить ту единственную, которую любил больше всего на свете?
Даже любовь к покойной сестре была меньше, чем чувства к этой девушке. Она была его отдушиной. Когда он впервые увидел Данаю, которая была ещё человеком, он был поражён её характеру, её силе воли и конечно же её красоте. Девушка была сильна духом, и она это показала сразу в первую их встречу. 

продолжение ↓

Отредактировано Хладная Рейна (10.03.2020 07:16)

Подпись автора

Я в ВК
Анкета
Информация о персонаже
Финансово-техническая тема персонажа

♦ОСНОВА♦

♦Местонахождение: Блэквуд: Заброшенная дорога
♦Настроение: Скверное
♦Внешний вид: Чёрное длинное платье. Тонкая талия обрамлена цепями.
Волосы распущены.
♦При себе: Всеместимка (всегда с/при Садонис)

♦ЭПИЗОД: ♦

♦Местонахождение: ?
♦Настроение: ?
♦Внешний вид: ?
♦При себе: Всемистимка (всегда с/при Садонис)

♦ЭПИЗОД: ♦

♦Местонахождение: ?
♦Настроение: ?
♦Внешний вид: ?
♦При себе: Всемистимка  (всегда с/при Садонис)

У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего

0

4

продолжение ↓

Прошлое 
Тогда очередной набег вампиров на одно из поселений привёл к очень хорошему “улову”. 

Во дворец князя Роана привели пятьдесят человек. И знатным бы был пир, если бы не сама Даная. Которая собственной грудью прикрывала своих людей. В тот вечер должен был состояться вампирский бал. 

 

— Закуска прибыла, мой Князь! — докладывал один из вампиров стоя на одном колене перед Роаном. 

 

— Хорошо. С минуты на минуту сюда начнут пребывать гости. — сам Роан облачался в белоснежные одежды с золотой тесьмой. 

 

— В этот раз еда досталась слишком шумной. 

 

— А разве бывает иначе?   

 

— Нет так мой Князь. Среди людей есть одна девка. Особа слишком буйная. Я оставил её как ваш личный десерт. 

 

— Хорошо. Пора. — и Роан покинул свой зал, чтобы спуститься в другой. 

 

Приглашённые вампиры уже начали стекаться на очередное шоу. 

В бальном зале, украшенном в стиле “мрачной готики” (тогда ещё это было модно, в принципе, как и сейчас), было людно. В отдалённой части зала, которую вампиры про себя звали “трапезной”, стояла большая клетка, в которой ждали своего часа люди, загнанные сюда. Князь величаво прошёл на середину зала, как только все гости собрались. 

 

— Доброго вам всем тёмного времени суток, дамы и господа! — бархатным, но с тем и властным голосом начал говорить мужчина, — Сегодня я устроил этот бал, как и всегда, в честь нас самих. В честь самой сильной расы в мире. Вот это всё... — Роан указал рукой на клетку, — для вас мои дорогие и верные собратья. 

 

В клетке было пятьдесят два человека, в то время как вампиров собралось во дворце 25 штук. 

И это не все вампиры, населяющие этот мир, а лишь те, кто всегда и всюду разделял взгляды самого князя, самые преданные и верные, готовые за него умереть. 

 

— Да чтобы вам пусто было!!! — девичий голос звучал из клетки, — Да я самолично каждому из вас впихну в глотку осиновый кол. Загоню ещё один прямо в ваши холодные сердца. Я ваши головы срублю, а тела ваши предам огню священному!!! — кричала девушка что стояла впереди, и крепко держалась за металлические прутья клетки, в то время как все остальные вжались в стену, как можно дальше отойдя от входа. 

 

Всё это лишь смешило, лишь больше раззадоривало хладных, но больше всего самого Роана. 

 

— Хм... Кажется на сегодняшний вечер у нас даже развлечения есть. — ехидно улыбнулся он, — Выпустите девку и вооружите её мечом. — отдал приказ князь. 

 

Очень скоро перед гостями и князем стояла невысокая худенькая девушка в обычной крестьянской одежде и с растрёпанными волосами. Зато руки её очень крепко сжимали дарованный ей меч. 

 

— Ну-с девочка... Давай. Исполняй свои угрозы. — надменно проговорил Роан под шумный смех всех остальных. 

 

Но девушка обладала сильным характером и верой, поэтому тут же бросилась в сторону князя. Увесистый меч прошёлся в паре сантиметров от его плеча. Но тот даже не шелохнулся. Лишь попросил подать ему вина и крови. Девушка же раз за разом продолжала наступать на врага. Ничего у неё не получалось. Тогда она решила схитрить, и в очередной раз, когда меч завёлся над её головой, как бы атакую Роана, она бросилась в сторону других вампиров, и тогда наконец-то её оружие почувствовало мёртвую плоть, пробив собою грудь вампира. 

 

— Великолепно!!! — за спиной раздались, аплодисменты. Князь мгновенно оказался за её спиной. 

 

Тогда-то смертница и показала свой пылкий нрав, ударив того собственной головой прямо в челюсть, отчего Роан немного оторопел, и тут же девушка развернулась и меч её оказался торчащим из торса главного вампира. 

 

— За моих людей!!! — смотря в его глаза, наполненные удивлением, рычала дева.   

 

В зале что ранее наполнял шум, голоса и смех, теперь таилась тишина. 

Вампиры все застыли на своих местах, и просто наблюдали.   

 

— И как зовут прекрасное дитя? — уже спокойно произнёс вампир. 

 

— Даная! Запомни это имя. Ведь смерть твою и всех твоих вампиров назовут моим именем. — всё с той же ненавистью прорычала дева, которая не отпускала рукоять меча, а лишь дальше и дальше загоняла клинок в тело вампира. 

 

А он лишь любовался этим пламенем в её глазах. 

Он понимал, что этот пыл, доведёт эту девушку до смерти, но, если подойти к этому вопросу с другой стороны, она могла бы стать отличным правителем всего ночного рода. Уже тогда он знал её судьбу. Тогда он сделал Данаю своей преемницей. Она напомнила вампиру его первую любовь. Тогда, за долго до событий всех этих дней, когда ещё Роан и Аврора были смертными людьми. Молодой человек испытывал сильные чувства к девушке из соседнего поселения. 

 

Та также как и Даная была оторвой. 

Этот взгляд проникал в самую суть всех вещей. Та девушка, имени её не сохранилось, а сам Роан его никогда не произносил, также отчаянно боролась, когда на них напали хладные демоны. И сейчас всё в точности повторялось. Только теперь на месте тех вампиров был сам князь, а на месте N была Даная. 

 

— Хорошо, отважная Даная. — он ловко покинул это место, словно бы переместился, в руках девушки оставался лишь окровавленный меч, — Смерть с твоим именем мне по нраву. Но только не сегодня... — он поднял руку, и тут же стражник оказался рядом, — Отвести её в мои покои. Приставить стражу, чтобы не сбежала.   

 

Уже через несколько минут Данаи здесь не было. 

А вот бал продолжился, и даже оказался самым лучшим, ведь раззадоренные вампиры пожелали также поиграть с другими жертвами. 

 

Настоящее 

 

— Всем вернутся во дворец! — отдал приказ князь.   

 

Вся стража что тут была, тут же покинула это место. Роан спешился с коня и медленно подошёл к девушке, которая до сих пор прикрывала волков собой. 

 

— Ты знаешь слабое место своего отца, Даная. И умело этим пользуешься. — он возложил свои руки на её лицо и подняв то вверх, заглянул в глаза Данаи, — Ты же знаешь, что я не могу причинить тебе вреда. Зачем ты так со мной поступаешь? 

 

— Отец... — руки девушки легли поверх рук князя, — Я приняла тебя таким, какой ты есть. И я люблю тебя. Но ты как прежде, как в первый день нашего знакомства, пытаешься искоренить меня саму. Ты знаешь, во что я верю. Ты знаешь, как я отношусь к нашему общему образу жизни. Я с самого первого дня моей “коронации” тебе говорила, что не я должна быть после тебя, а тот, кто действительно может и должен вести за собой ночной род. За жалость к людям и волкам меня не примут другие вампиры. Начнётся война.   

 

— Чего ты хочешь от меня? 

 

— Отпусти их... — Даная говорила о Маркусе и Нико, — Убив их, ты причинишь мне самую нестерпимую боль.   

 

Все, кто знал Роана, никогда бы не поверили в то, что князь умеет плакать. 

Но именно сейчас, когда Роан смотрел в глаза Данаи, он не сдержал своих кровавых слёз. Больше он ничего не сказал, лишь крепко обнял названную. Дочь, которую считал своей родной. Он не отпускал её минут пять, после чего резко отстранился. 

 

— Ты знаешь наши законы Даная. — вновь властным и строгим голосом он обратился к вампирше, — Волков ждёт смерть. И я ничего не могу с этим сделать. Ибо тогда все вампиры восстанут против меня. Моя смерть меня не страшит. А вот если не станет тебя... — князь помолчал, затем достал из-за дорогой расшитой золотом мантии и меховой накидки осиновый кол, — Теперь ты за одно с волками. Об этом знают вампиры, которых я отпустил. А значит тебе тоже грозит смерть. Самолично я не могу отдать такой приказ. А моя смерть всем только на руку. Поэтому...   

 

За какую-то долю секунды Роан всадил себе в грудь осиновый кол и пал практически замертво на белоснежное покрывало снега. Даная даже понять ничего не успела. Склонившись над телом отца. 

 

— Зачем??? — девушка уже хотела вытащить кол из его груди. 

 

— Нет. Не нужно... Это послужит отвлечением внимания для остальных вампиров, пока вы будите удаляться как можно дальше от этих земель. 

 

— Ты отпускаешь нас? — девушка была шокирована. 

 

— Я даю вам фору в несколько часов. Успейте уйти как можно дальше. Как только меня найдут, как только подлатают. Я самолично отдам приказ о вашей поимке. Мне придётся также отдать приказ о вашем убийстве. 

 

— Отец... — а вот Даная так и не смогла сдержаться от рвущейся на волю боли, и разрыдалась как маленькая девочка. 

 

— Всё... Вам пора. — эти слова вампир уже сказал Нико. 

 

Молодой волк всё понял, и водрузив израненное тело Маркуса на коня, сам залез в седло и протянул руку девушке. 

 

— Князь прав Даная, нам пора. — уверенно проговорил оборотень. 

 

Девушка позволила себе немного нежности. 

Склоняясь над телом Роана, она, поцеловав отца и резко поднявшись вверила себя в руки Нико. Больше она не обернулась. Конь под тремя сбежавшими оказался самым лучшим конём князя Роана. Он нёсся настолько быстро, что им удалось без преследования достичь берега реки, где они пересели в лодку. 

 

Князю же пришлось подняться и идти до дворца самому. 

Так он смог продлить им время. Стражники, завидев Роана тут же подняли шум. Во дворец сбежались все войны, все аристократы, в общем, сегодня здесь были все вампиры. Кто-то ждал смерти князя, кто-то, наоборот. Над телом хладного демона трудился вампир лекарь. Он достал из его груди кол, обезвредил рану, и та начала медленно затягиваться. 

 

— Мой Князь!!! — рядом с кроватью стояли только самые избранные, таким был и Рафаэль, — Отдайте свой приказ, пока враги ещё не ушли слишком далеко. 

 

— О чём ты говоришь. — к нему обратился лекарь, — Князь ещё не восстановился. Дела могут подождать. 

 

— Эти дела не могут ждать! Князь был предан собственной дочерью! Которая на минуточку знает все наши тайны и планы на будущее. И она соратница поганых псов. Это может стоить тысячи вампирам очень дорогого, их существования!!! — продолжал Рафаэль. 

 

— Советник прав. — кряхтя Роан сменил положение, — Мы не можем просто бездействовать. Рафаэль, поручаю это тебе. Найти и казнить предательницу Данаю и её сообщников на месте.   

 

После слов Роана, его советник тут же покинул покои князя и собрал армию из новообращённых и самых древних вампиров, и оседлав коней, они отправились в погоню. С этого момента больше не было покоя Роану. Князь выгнал всех из спальни. И остался там совершенно один, на очень длительное время. 

 

В этот же момент наши герои, гребя вёслами пересекали большую реку. 

Нико знал куда держать путь. Добравшись до небольшого острова, троица пересела на корабль, который должен был их доставить до земель Мишель Макрири. Сейчас это было единственное безопасное место. Но лишь до тех пор, пока туда не явится армия бессмертных. За несколько дней в пути Нико и Даная успели пообщаться. 

 

— И куда мы дальше? — задавалась вопросом хладная дева. 

 

— На земли стаи “Лунного камня”. — промывая раны на теле отца говорил волк. 

 

— Так ты заботишься лишь о вашем благополучии, да?   

 

— Нет. Эти волки совершенно иные. Ты ведь не занимаешь никакую сторону, верно? 

 

— Да. Я держу уверенный нейтралитет. Но не думаю, что те волки так похожи на тебя.   

 

— Хех. Ты удивишься тому, что увидишь. Я доверился тебе Даная. И доверил тебе своего отца. Теперь прошу тебя сделать тоже самое. Поверь мне. И держи себя под полным контролем. Тогда всё будет хорошо.   

 

Данаи ничего другого не оставалось. 

Или доверится оборотню, или прямо сейчас прыгнуть в холодные воды реки, и искать себе пристанище на сотни лет где-нибудь в другом месте. Когда корабль причалил к берегу, и троица сошла на земли волков, их тут же встретили. 

 

— Опять ты? — обратился один волк к Нико, — Мишель тебе не говорила, что не особо жалует тех, кто пренебрегает её гостеприимством?   

 

— Перестань ёрничать Касс. — Нико услышал знакомый голос, это была Мишель, которая так же вышла из леса, — Приветствую Вас Маркус и Нико из стаи “Серых Псов”. И вас... — она обратилась к Данае. 

 

— Даная. Из клана “Серебряная роза”. 

 

— Хм... Ваш клан решил мигрировать сюда? — с улыбкой спросила Мишель, чем привела вампира в недоумение, которое легко читалось по её лицу, — Нико, ты ей не рассказал? — волчица была удивлена. 

 

— Да как-то не до этого было. — ответил молодой волк, на плечо которого всё время опирался Маркус, — Мишель, я понимаю, что не могу подобного просить, но нам действительно нужна ваша помощь. И каждая минута промедления может стоить чьей-то жизни. 

 

— Касс, Рой и Питер. Отведите Маркуса к лекарю. Ева, ты отведи Данаю к её людям. А мы с тобой Нико, ещё поговорим. — отдав всем приказы и поручения, волчица и волк медленно пошли вдоль береговой линии.   

 

Им было что обсудить. 

Ведь очень скоро, к ним всё же нагрянут те, кто жаждет крови. Нико объяснил всю суть проблемы. Мишель хоть и не желала никому ничего плохого, всё же просто так отдать тех, кто пришёл к ней за помощью и защитой не могла. Поэтому сейчас волки обсуждали дальнейший план действий, а в это время, Даная всё ближе подходила к названным родственникам. 

 

Ева по просьбе вожака отвела вампира в деревню, где уже на подходе к нужному шатру, из него вышла Миневра. 

 

— Даная... — только и изрекла младшая дочь ночи. 

 

— Миневра??? — девушка была удивлена тому, что видит. Ведь до этого момента, она, как и все остальные думали, что всех вампиров семьи Энтони Пайка лишили жизни. Девушка, недолго думая бросилась в сторону девочки. И заключила ту в крепкие объятия. 

 

— А ты почему здесь? — спросила младшая. 

 

— Пришлось покинуть родную землю. 

 

— Это из-за нас? — шептала Миневра в густые локоны Данаи. 

 

— Нет... Что ты такое говоришь. — успокаивала дочь князя девочку, — Это всё из-за того, что мы не делим мир на тёмное и светлое. Для нас всех, мир — это единство. 

 

После они остались одни. 

Миневра провела Данаю в свою хижину, где мирно спали её младшие братья. Девушки поделились всем. Они рассказали всё что с ними произошло за это время. Миневра неустанно продолжала восхищаться смелостью и доблестью молодого волка. В то время как Даная переживала за своего любимого отца. 

 

Трое сильных волков втащили Маркуса в шатёр лекаря, и оставили его на попеченье Мари. 

Мари была единственной волчицей кто знал, как и что необходимо смешивать для улучшения процесса восстановления тканей. Поэтому через энное количество времени, раны на теле Маркуса были покрыты неизвестной жижей ярко синего цвета, с очень тошнотворным запахом. 

 

— А лучше ничего не было? — через боль улыбался мужчина, которому кажется приглянулась красивая женщина. 

 

— Лучше не было. — фырчала она в ответ. 

 

— И через сколько эта смесь снова поднимет меня на ноги? 

 

— Через два дня.   

 

— Прекрасно. 

 

— Не вижу в этом ничего прекрасного. — по её голосу было понятно, что Мари чем-то очень недовольна. 

 

— Я здесь впервые. И тебя вижу в первый раз. Но чем-то уже успел тебе насолить, раз ты со мной так не приветлива. Прости, если чем-то обидел.   

 

— Лично ты мне ничего не сделал. Но твоё появление на этих землях, принесёт с собой лишь смерть. Которая идёт за вами по пятам. — грозно произнесла женщина и тут же покинула хижину, оставив Маркуса думать над её словами. 

 

И Мари была полностью права. 

Маркус знал, что эти земли были неприкасаемые. Здесь уже сотни лет не было войн, потому что мудрые вожаки держали крепкий нейтралитет. А сейчас, весьма большое поселение, которое большей частью состояло из мирных волков, ждёт настоящая война. И врагами им будут не просто вампиры, а новообращённые. Те, кто не знают усталости, покоя и пощады. Самая сильная их сторона — жажда волчьей крови и собственно физические возможности. С такими Маркус воевал не один раз, и всегда со стороны оборотней были весьма большие потери. 

 

— Что ты предлагаешь? — задала Мишель последний вопрос. 

 

— Уводить отсюда всех. — ответил Нико. 

 

Когда они вернулись в поселение, Мишель созвала совет. 

В её шатре, который вмешал в себя около тридцати человек, за широким круглым столом собрались все, кто так или иначе мог повлиять на будущее. Но сегодня здесь также присутствовали чужаки. Маркус продолжал находится в лазарете, поэтому за него был Нико. Даная также была тут. Мишель в доступных словах объяснила всем всю суть предстоящей проблемы, и дала слово всем. 

 

— Это наша земля. И мы должны за неё сражаться. — возмущался волк. 

 

— Полностью поддерживаю его слова. — говорил второй. 

 

— У нас нет столько боевых солдат, скольким количество обладает армия вампиров. — говорил старый волк. 

 

— Не мне вас учить, но вся эта армия состоит практически из одних новорожденных. А как мне говорил мой отец, один такой вампир способен перебить сразу нескольких наших. — тут же высказался Нико, — Я вижу только один выход из сложившейся ситуации. И это побег. 

 

— ЧТО??? — из-за стола сразу поднялся волк, — Побег??? Оборотни никогда не бегут от своих проблем!   

 

— Успокойся Хесус. — Мишель смерила волка строгим взглядом, и тот снова опустился, — Ты прав. Волки не бегут. Но они тактически отступают.   

 

Было ещё очень много споров. 

Единственный вампир за этим столом долгое время слушала всех. Девушка понимала, что многое из сказано верно. Здесь действительно было мало воинов, больше стариков, женщин и детей. И когда всё затянулось, а решение так и не было найденным, хладная решила высказаться сама. 

 

— Что толку убегать? — задав вопрос она выдержала паузу, и не найдя на свой вопрос ответа, хотя он был, дева продолжила, — Куда бы все волки не мигрировали. Вампиры последуют за ними. Этим воинам был отдан строгий приказ. Лишить жизни Маркуса и Нико. Войне быть, это однозначно. Поэтому будет уместно подготовится всеми силами что у нас есть. И дать им отпор. 

 

— Да будет тебе известно, Даная из хладного рода. Эта земля неприкасаемая. — резко ответил ей один из старых оборотней. 

 

— Знаю. — уверенно парировала вампир, — Поэтому наша первостепенная задача уладить всё миром. Показать им все положительные стороны такой жизни, которую разделяем мы все. Только вот осушаясь приказа своего князя, смогут не все. 

 

— Так расскажем им что это план Роана. — высказался Нико. 

 

— Тогда никому не сносить голов, а Роана свергнут, и казнят, как и саму Данаю. — говорила Мишель. 

 

— Если вы Мишель позволите... То мы могли бы поступить так... Всех, кто не может сражаться, уведут в другие земли, подальше отсюда. Чтобы остались лишь те, кто готов покинуть этот мир. За короткое время нам не удастся хорошо укрепить эту часть поселения, но мы сделаем всё что в наших силах. А когда придёт время, мы сделаем всё, всё что только зависит от нас. — закончила девушка. 

 

Молчание продлилось как показалось Данаи, очень долго. Но после всех раздумий, Мишель всё же высказалась, при этом поднявшись со своего места. 

 

— Даная предлагает самый хороший выход из данной ситуации. Поэтому сделаем так, как говорит девушка. — пауза — Брон, ты займёшься нашими людьми. Возьми в дорогу пару крепких ребят. — обратилась Мишель к мужчине, сидящему по правую руку, — Все остальные прямо сейчас занимаются укреплением деревни и ловушками. — после этого все разошлись. 

 

Миневру и двух её братьев также отправили с остальными. 

Уже через пару часов поселение “Лунного камня” уменьшилось. Большая часть покинула эти земли, пока все остальные готовились к предстоящему.   

 

— Мне уже лучше. Я готов сражаться и быть полезным этой стае. — кричал и брыкался Маркус. 

 

— Перестань строить из себя героя отец! Лекарь ясно сказала, два дня. — не пуская его дальше хижины, и ругаясь с ним, стоял на своём Нико. 

 

— В этой войне вы не будите нам полезны, Маркус. — строго отозвалась только что вошедшая Мишель, — Вы только всё усугубите. Ваш сын не сможет уверенно сражаться зная, что вы есть на поле боя. Он то и дело будет отвлекаться. Да и ваши раны... — девушка подошла к нему ближе и нарочно ткнула пальцев в место, где была жижа, отчего рана снова начала кровоточить, — лишь раззадорят новообращённых. 

 

На этом их разговор был окончен. 

Израненного мужчину и Мари, которая тоже отказалась покидать поселение, отвели в специальную яму, где они были в безопасности. Даная вместе с несколькими волками отправилась к берегу. Им предстояло укрепить данную позицию особенно хорошо, ведь это было началом. Так, всё дно реки было специально уткано острыми кольями, которые бы хоть ненадолго задержали хладных. Потом шло стекло. Им тоже усыпали большую часть дна. Конечно потом это будет плохим местом для купания и прочего, но сейчас об этом никто не думал, ведь если у них не получится договорится, то после войны возможно и купаться здесь будет некому.   

 

После по приказу Данаи, всю береговую линию пропитали всевозможными горючими жидкостями, благо эта стая за столь долгое время успела накопить весьма хороший запас всего. Песок оставался обычным, только запах напоминал о возможности пожара, но и тот вскоре выветрился. Ещё одной ловушкой на этой части был глубокий ров, набитый осиновыми кольями, и прикрытый ветками, которые засыпали песком. 

 

— Здесь всё. — сказала Даная, — Встречать их будем на этом месте. — она ногой нарисовала крест на земле, — Это позволит нам сначала попытаться сними договорится. Если не получится, то наши смогут отойти на второй фланг, пока враг пересекает берег, — Здесь же на деревьях и в кустах будут сидеть лучники. Я надеюсь, по стрелам у вас всё хорошо? — обратилась хладная к одному из волков. 

 

— Ну да. По приказу Мишель, наши мастера наготовили достаточное количество осиновых стрел.   

 

— Хорошо. Тогда пошли в лес.   

 

В самом лесу вампир и её помощники устанавливали ещё огромную кучу ловушек. 

За всю историю существования сверхъестественного, ещё никогда так слаженно не работали рука об руку вампиры и оборотни, как это было сегодня. Ловушки были как в земле, так и на ней. На деревьях, и в кустах. Всё что было можно, волки сделали. 

 

— Теперь само поселение. — сказала Даная, когда лес был оконченной зоной военных действий. 

 

Мишель было жалко всех её трудов и трудов её народа. 

Ведь эта деревня строилась все эти сотни лет. А сегодня, в один единственный день она будет уничтожена. 

 

“Но уж лучше пусть будет так...” — думала девушка, обмазывая дома специальной смолой. Здесь тоже выкопали ямы, и скрыли их от глаз врага. Оружие волков было спрятано то тут, то там. И когда закончились последние приготовления, Мишель обратилась к народу. 

 

— Сегодня мы все постарались на славу, друзья мои. И я верю, что никто не погибнет смертью труса или бесчестного человека, волка или вампира, смотря кто кем себя считает. И именно сегодня будет закончена многовековая война между двумя враждующими расами... — пауза — Или, наоборот. Мы в очередной раз развяжем бойню и обретём ещё тысячи врагов. Но я хочу, чтобы каждый из вас помнил ради чего мы все сегодня собрались. — вожаку этой стаи пришлось закончить свою речь раньше, чем это предполагалось. Ибо Даная сказала... 

 

— Они уже здесь...   

 

Как и было ранее обговорено, к берегу идут не все. 

Мишель, Даная, Нико, шестеро лучников, трое из которых заняли позиции на деревьях, а трое в кустах. Десять волков, которые вытянулись в длинную шеренгу. Несколько кораблей только подплывали к берегу, но уже можно было видеть многочисленную армию вампиров, которые были готовы к атаке. Во главе всех их был Рафаэль. В какой-то момент корабли остановились. Время словно замерло, никто не решался начинать разговор или бойню. Тогда слово взяла Даная. 

 

— Рафаэль... — обратилась она к главнокомандующему этой армии, — Я знаю, что тебя сюда прислал наш Князь. 

 

— И твой отец, неверная ты дрянь! — прервал её вампир. 

 

— Наши взгляды с ним не сошлись. Но никто не желает этой войны. 

 

— Не стоит говорить за всех, предательница. Наш народ с превеликим удовольствием лишит тебя, и каждого волка жизни.   

 

— Не стоит угрожать волкам. — выступила Мишель. 

 

— А ты кто такая? — Раф обратился к вожаку этих земель. 

 

— Мишель Макрири. Вожак стаи “Лунного камня”. И я, как и Даная, не вижу смысла в многотысячном убийстве, когда решение лежит перед нами. 

 

— Ты, верно, сумасшедшая, как и названная дочь нашего Князя, раз думаешь, что вампиры и волки способны сосуществовать вместе. Тем более после всего того, что вы сделали нам. Единожды покусившись на то, за что был издан указ смерти, вы навечно обрекли себя на муки и гонения. — с пеной у рта кричал Рафаэль, который одной ногой уже стоял на перекладине борта. 

 

— О чём ты говоришь? — спросила хладная дева. 

 

— О сестре Князя Роана, и её детях. Если за смерть Авроры все волки тех земель давно поплатились собственной жизнью, — при этих словах вампир внимательно смотрел на Нико, — то за смерть её детей нам только предстоит сразится.   

 

— Постой Рафаэль!!! — Даная сделала шаг вперёд, и теперь выделялась из общей толпы, — Ведь ты не знаешь правды. Нико, — она указала на волка, — спас детей от своих, он вывез их с того острова, и привез их сюда. Именно здесь такие как мы, вампиры, и живут нормально с волками.   

 

— Ты серьёзно думаешь, что я тебе поверю? Что я поверю той, кто предала своего отца и своего Князя? Той, за чью голову я получу в будущем трон???   

 

Доказательств у Данаи не было. 

Вампиры семьи Пайка и Обье покинули это поселение. 

 

— Тогда скажи сам себе. Что я делаю здесь. В окружении оборотней, которые по твоим же словам, нас так ненавидят... — прошипела Даная. 

 

— У этих псов хорошо работает смекалка. Как там говорилось... Держи врагов ближе... — прохрипев это, вампир и второй ногой шагнул на перекладину, — Народ... — обратился он к вампирам за его спиной и на всех остальных кораблях, — пора уровнять наши счёты. Убейте как можно больше волков. Пленных мы не берём. Данаю не трогать... — он облизнулся, смотря на девушку, — она моя. ВПЕРЁД!!! — отдал команду Рафаэль и сам спрыгнул вниз. 

 

— Лучники!!! ОГОНЬ!!! — это уже кричала Мишель, которая вместе с остальными начала медленно отступать назад.   

 

Практически большая часть хладного народа угодила на колья под водой. 

И чем сильнее был совершён их прыжок, тем глубже входили острые осиновые колья им в плоть. Рафаэлю повезло.   

Как только голос вожака огласил приказ, лучники тут же начали обстреливать врагов своих, такими же стрелами, сделанными из чистой осины. Все медленно отступали назад, продолжая стрелять, тем самым сдерживая армию. Даная уходить не спешила. Она выискивала взором своих глаз Рафаэля, который успел затеряться среди остальных вампиров, которые уже достигли следующей точки. 

 

— Даная! — кричала Мишель, — Отступаем!!! Лучники... Огненные стрелы!!! 

 

Остальной поток стрел был с дополнением в виде огня.   

И как только орудия угодили в прибрежную зону, плотно входя в мокрый песок, весь берег озарила яркая вспышка. Здесь им удалось значительно сократить численность, армии. Чего хладным демонам ночи стоял только ров... Дальше был лес. Здесь продолжилось кровопролитие. Теперь волки вооружились оружием, и каждого вампира рубили и кромсали собственными когтями.   

 

Даная где-то в стороне сражалась против двух вампиров. 

Будучи такой же как они, необращённой, но зная куда больше, ей удалось победить их без особого труда. Ещё одного хладная заманила в ловушку. Она бежала между двух совершенно одинаковых деревьев, но зная куда именно наступить, прошла уверенно, а вот тот, кто гнался за девушкой, напоролся на деревянные колья, который буквально всего его проткнули. Двух других вампиров удалось поймать в расставленные сети. Третьего буквально снёс с ног и разбил тому голову большой подвешенный деревянный столб.   

 

Всё шло так, как и задумывалось. 

В лесу армия Рафаэля потеряла ещё часть своих солдат. В само поселение пришло небольшое столпотворение в виде выживших вампиров. И только самого Рафа нигде не было. Но к этому моменту и оборотней было меньше, как и сил у них. Сейчас все стояли друг на против друга, словно ожидая очередной, атаки. 

 

— Рафаэль!!! — выкрикнула дева, — Неужели ты решил спрятаться за спинами своих солдат, в момент, когда те сражаются за своего Князя? Решил прийти к победе, не попачкав своих рук? Аль это просто твоя трусость, а? — тишина — Вампиры никогда не потерпят у власти трусливого князя. — прорычала девушка, надеясь, что именно эти слова вернут вампира на поле боя, и заставят усомнится в нём всех остальных солдат. 

 

— А ты сильна лишь в слове, да Даная. — послышалось со стороны, — Ты даже не понимаешь для чего мне нужна эта война с волками... — вампир вышел из-за спин своей оставшийся армии, — Всё это для нашего будущего. Чтобы стать князем, мне не нужно продолжать служить Роану, и уж тем более я не буду служить тебе. Ты, как и всё это общество, должны сегодня умереть. Именно ты Даная, моя первая цель. Затем я убью Роана, и всё. Здесь... — мужчина обвёл взглядом всех вампиров, — собрались лишь верные мне люди. Те, кому противен Роан, ты, и твое ведение жизни. Никогда ещё ни один уважающий себя и других вампир, не переходил на сторону волков, и уж тем более не грезил с ними об общем существовании. 

 

— Ты слишком много говоришь. — выходя вперёд сказала девушка, — И мне противно от того, что мой отец настолько слепо доверял тебе. И раз ты так верен древним традициям и верам, тогда решил сей спор по-нашему. Думаю, так будет правильно. 

 

Толпа вампиров зашепталась. 

Все всё знали. И сейчас она была права. Поэтому все ждали положительного ответа от Рафаэля, который почему-то тянул. Мужчина и сам понимал, что отказ будет означать неминуемую смерть. 

 

— Хорошо. Твои условия? — ответил ей Раф. 

 

— Если победа будет за мной, все вампиры тут же развернутся и покинут эти земли раз и навсегда. — пауза — Если победа будет за тобой... Ты станешь новым князем, но эти земли оставишь в покое, как и всех жителей.   

 

— Что-то я не увидел положительных сторон... 

 

— В первом случае твое тело упокоится по нашим правилам и обычаям, а не будет разодрано на мелкие куски. Теперь ты говори. Что тебе нужно? 

 

— Всё что мне необходимо, это твоя смерть, смерть твоего отца, и гибель всех псов.  Но... В принципе меня всё устраивает... — ответил ей Рафаэль. 

 

За спинами хладной девы раздались голоса волков, и одним ярко выраженным был голос Нико, который спрашивал у Мишель, что всё это значит.   

 

— А это Нико значит... Бой на смерть. — ответ был коротким, и поверг волка в шок. 

 

— Постой Даная. — сделав шаг оборотень оказался рядом с вампиром, — Это не входило в наш план. Ты перетягиваешь одеяло на себя. К чему всё это??? Война была объявлена всем. В том числе и волкам. Почему ты одна жертвуешь собой???   

 

— В этом и заключается смысл моего верования в лучший мир между нашими расами, Нико. Дело ведь не в том на чьей ты стороне. Своих или чужих. Главное — это желание и возможность отдать одну единственную жизнь за тысячи других.  Сегодня с двух сторон и без того погибло множество людей. Пора прекращать. — но волк не унимался. 

 

— Послушай ты! — он загородил собой вампиршу, и обратился к Рафаэлю, — Твой Князь и ты. Вы заблуждались.   

 

— Какого хрена ты несёшь? — будучи уже готовым к драке возмущался вампир. 

 

— Эта война была развязана из-за предполагаемой смерти детей рода Пайка и Обье, верно? 

 

— Не важно. Хотя так было изначально. И ту ересь что говорила она, не нужно повторять. 

 

— Но, если это правда? Тогда зачем война. Девушка права. Две стороны и так потеряли слишком много. 

 

— Даная... — вампир обратился к хладной деве, — убери его уже. И давай приступим к нашему последнему бою. 

 

— Хорошо... 

 

Прошло ещё несколько минут. 

Мишель при помощи других волков увела отсюда Нико. Сама чуть позже вернулась, чтобы не только судить этот бой, но и смотреть за тем, как выполняются обговорённые желания. И сошлись два бессмертных на поле битвы. И стояла там пыль коромыслом. И лилась вампирская кровь. Рафаэль, будучи древним, держался очень хорошо. Он наносил мощные и уверенные удары, а как тот изящно и ловко уворачивался. С его стороны бой больше был похож на танец. Даная же держалась молодцом. И зря древний связался с новообращённой, да ещё и с той, которой он успел не только нахамить, но и закидать угрозами в адрес её любимого отца. 

 

Против такой силы и мощи не смог устоять хладный мужчина. 

Всё что девушке было нужно, это подобраться к его шее и голове. И в очередной раз, когда мужчина резко обошёл Данаю сзади, та с совершенно незримой скоростью развернулась, и впилась своими клыками в глотку вампира, при этом словно тисками зажав его голову руками. Поставив Рафаэля на колени, Даная оторвала его голову, которая была откинута в сторону волчьей стаи. 

 

— Битва окончена!!! — огласила вердикт Мишель, — Прошу всех вас покинуть эти земли. — обратилась она к вампирам. 

 

— Нет! Подожди. — она подошла чуть ближе к своим, — Задержитесь не на долго. 

 

Даная хотела, чтобы все остальные вампиры увидели реальность. 

Так, когда в поселение вернулись дети Авроры и Энтони, у множества был удручённый вид. Ведь по ложным верованиям в справедливость Рафаэля, сюда они пришли чтобы отомстить именно Данаи, которая и была якобы соучастницей убийства вампиров, а это практически одно и тоже. 

 

После всего этого все хладные люди покинули земли оборотней, вернувшись во главе Данаи к отцу. Где тот ещё сотни лет будет править, под чутким взором глаз своей любимой дочери. На землях волков снова всё будет хорошо. Уже через два дня Маркус встал на ноги, а через полгода, он и Мари сыграли свадьбу, на которую была приглашена Даная. 

 

— Тебе ведь не обязательно уезжать... — шептал на маленькое ушко горячий голос Нико. 

 

— А тебе не обязательно оставаться здесь... — отвечала ему хладная не только на слова, но и на его горячие прикосновения к её телу. 

 

В ту ночь вампир и оборотень обрели своё счастье в объятиях друг друга. 

И с тех самых пор, Даная и Нико больше никогда не расставались. На всех землях наступил долгожданный мир и покой. А если где-то и возникало недопонимание, туда отправлялась молодая пара влюблённых, и в зародыше убивала двухстороннюю вражду и агрессию между расами — собственной любовью и примером того, как можно и нужно жить. 

The End

 
Завершено

Подпись автора

Я в ВК
Анкета
Информация о персонаже
Финансово-техническая тема персонажа

♦ОСНОВА♦

♦Местонахождение: Блэквуд: Заброшенная дорога
♦Настроение: Скверное
♦Внешний вид: Чёрное длинное платье. Тонкая талия обрамлена цепями.
Волосы распущены.
♦При себе: Всеместимка (всегда с/при Садонис)

♦ЭПИЗОД: ♦

♦Местонахождение: ?
♦Настроение: ?
♦Внешний вид: ?
♦При себе: Всемистимка (всегда с/при Садонис)

♦ЭПИЗОД: ♦

♦Местонахождение: ?
♦Настроение: ?
♦Внешний вид: ?
♦При себе: Всемистимка  (всегда с/при Садонис)

У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего

0


Вы здесь » Fiopteris » Город Гебфарт » Киностудия