Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Эпизоды » Арабская Ночь


Арабская Ночь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/2b4dd084372467a3c4750e3171085cf6.jpg

Свободный квест на финансы

Название
Арабская Ночь

Описание
Этот эпизод раскрывает тайны далёкого прошлого Исы Саад-эд-Дин Харам'ами

Участники
Иса Саад-эд-Дин Харам'ами; множественные НПС

Место
Телль-Садун — Восточные провинции — Окраина города Амар

Время
Когда-то очень давно

0

2

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/716c545414e4b5921899e31c12f2b808.jpg

Телль-Садун

Поистине волшебная страна Телль-Садун очаровывала любого и каждого кто хоть раз ступал на песчаные земли этого края. Некогда просто пустынная земля теперь горела яркими огнями факелов и многочисленных масляных ламп, и переливалась тысячей звонов разнообразных колокольчиков. Высокие каменные постройки с минаретами стояли по соседству с домами маленькими, иногда даже еле заметными. Здесь всё перемешалось. Богачи и бедняки. Первые ни в чём себе не отказывали, вторые же добывали на хлеб или сам хлеб при помощи воровства, которое здесь ценилось намного выше хорошего образования. Сейчас мы с Вами находимся на центральном рынке города Амар. И если мы обернемся и посмотрим южнее, то перед нашим взором раскинется прекрасный дворец Султана — Гайяс уд-Дин Мехмед-хана — это величественное здание заполняет большую часть южных земель Телль-Садун. Золотые купола отражали солнечные лучи и распространяли их повсеместно, и если мы будем долго на них смотреть, то временно ослепнем, поэтому давайте продолжим дальше. Так как мы на рынке, то и стоять на месте тут будет считаться плохим тоном, поэтому пройдемте дальше.
Здесь, как и всегда очень многолюдно с самого утра. Большинство спешит купить свежий, только что испеченный лаваш, и свежих восточных лепешек. Мы остановились у лавки с финиками. Мне приглянулись именно королевские плоды финиковой пальмы —  деглет нур — размер, цвет, запах и вкусовые критерии у этих фиников наиболее приятны и отвечают заявленной цене в 100 дирхам, что для “хлеба пустыни” было нормой.
Следующей остановкой была лавка с тканями. Дорогие расшитые золотом ткани, всевозможные шелка, бархат, всё это пестрое, привлекающее взгляд, как раз то, что любят арабы. Цены на ткань тоже кусались. Скорей всего мы находились в той части рынка, где себе могут позволить приобрести товары отнюдь не простые граждане Телль-Садун. Пройдя сквозь толпу снующих, орущих людей, мы перемещаемся на ту часть этого места, где цены значительно ниже, как и сам контингент.
Роскоши и богатства здесь уже не было. Можно было первым делом приметить беспризорных мальчишек, играющих с огрызком яблока в некое подобие футбола. Женщину, тут же стирающую одежды других людей за деньги, мужчину убившего халяльного барашка. Пройдя дальше, мы увидим и многочисленный товар для более бедного населения Телль-Садун. Но тут не товары имели особое внимание, а то, чтобы вести постоянное наблюдение за собственным кошельком. Преступность в Телль-Садун была высока. Воришки промышляли чаще именно на данной части огромного восточного рынка. И как только один из Вас поймёт, что его уже обокрали, начнется своего рода игра. — Держите вора! — закричите Вы указывая на миниатюрную фигурку неизвестного, что полностью укутался в серый дырявый плащ, и поначалу медленно удалялся от Вас в сторону переулков, но стоило Вам обратить на себя и его внимание, как этот воришка на миг обернулся в нашу сторону, при этом понять кто был под огромным капюшонам было невозможно, а после дал дёру, быстро и ловко перепрыгивая многочисленные препятствия на своём пути. — Да почему же вы все стоите? — задавались Вы вопрос глядя на толпу что лишь смерила Вас взглядом, и снова продолжила заниматься своими делами. — А какой толк бегать за Харам’ами? — ответил один из торгашей, — Это всё равно что лезть к крокодилу в пасть и пытаться почистить ему зубы. — парочка местных охотно согласилась со словами большого продавца.

+1

3

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/a3e249a1092da2d8680e9f4ca591344e.jpg

Окраина города Амар

— И что? Если вор неуловим, то его и пытаться поймать не нужно? — Вы продолжали возмущаться словам местных, которые уже и забыть забыли о краже и воре. В нашу сторону снова послышались слова о покупке лаваша, восточных лепёшек, люля-кебаба, долмы и прочего. Вам сейчас не есть хотелось, а вернуть себе своё, отчего наша группа так называемых туристов, и отправилась в тот злосчастный переулок, куда юркнул воришка. 
В этой части города Амар было менее живописно. Ну а чего взять с другой стороны города, которую богачи Телль-Садун никогда не увидят, ибо им нет до этого дела, а беднякам давно всё равно. Серый, узкие проходы вели нашу группу во главе с тем, кого обокрали в полную неизвестность. И пока, за полчаса нашего пути мы смогли встретить лишь пару кошек, спящего верблюда, шесть змей и, кажется, над нами пролетел орёл.
Но никаких признаков воришки. — Как тот торгаш назвал этого преступника? — кто-то решил прервать угнетающее молчание, — Кажется Харам’ами. — ответил другой.
— Вору воровское имя. Как банально. Поймаю этого выродка. Накажу по всем законам Амара и Телль-Садун! — не прекращал злится обворованный мужчина. Вдруг где-то вдалеке этой улицы из-за угла очередного дома выбежала фигура, что тут же замерла на месте, смотря на нас с особым внимание. Мы, кстати, тоже замерли, явно боясь спугнуть эту, казалось бы, дрожащую лань. 
— Это он! — в пол голоса, но с огромной надеждой проговорил мужчина.
— Да нет. Не особо похож. — тут же перебил его второй.
В это же время, тень на другом конце улицы начала очень медленно отходить назад, чтобы ещё больше сократить между ними дистанцию.
— Держите вора!!! — рванул со своего места пострадавший в сторону воришки, а за ним и вся наша группа. Сама тень не стала стоять на месте и просто ждать, когда её поймают. Ловко этот человек уходил от погони. Когда нам казалось, что мы вот-вот поймаем вора, тот ускользал буквально из наших рук. Я лично наблюдал за грацией движений этого человека. Было что-то в его движениях удивительное, лёгкое, непринуждённое, и очаровывающие, подобно восточному танцу живота. 
Но что-то здесь пошло не так. И воришка спутал собственные карты, когда из многочисленных тайных поворотов выбрал не тот. Очередной переулок оказался тупиком. Выхода отсюда не было вообще, вокруг высокие каменные стены восточных домов, кроме высоко расположенного маленького окошка, которое было открыто. Все мы стояли, полностью перекрывая выход вору, а тот забился в угол, подобно мышке. — Ну что... Грязный оборванец... — шипел, медленно приближаясь хозяин кошеля, который вор украл, — Видно руки тебе не столь дороги, сколь дорого чужое золото...
Тень вора вжалась в холодную стену здания, и просто ждала своей участи. Как только мужчина полностью заслонил собой от наших глаз фигурку вора, а рука его потянулась вперёд, дабы сорвать с подлеца капюшон, из уст того последовала нецензурная брать на арабском, и что-то про женщину.
— Что ты там говоришь? — пытались мы понять его.
— Это... — заикался тот, — Девчонка... — после его слов, он и отойти соизволил, открывая нам вид на тень вора, которым действительно являлась девушка. 
Я только сейчас понял отчего мой взор приковала грация движений вора. Всё, потому что им была прекрасная девушка, которая тут же воспользовалась нашей дезориентацией, и при помощи колена рядом стоящего мужчины, который она использовала как трамплин, запрыгнула на соседнюю стену, от которой ещё сильнее оттолкнулась и сменив направление, смогла допрыгнуть до окошка, в которое и забралась. 
На миг хулиганка выглянула на улицу, чтобы одарить всех нас милой улыбкой, игривым подмигиванием, цветочным горшком, который полетел в сторону обокраденного мужика, и волной своих чёрных волос, что рассыпались по плечам девушки, немного прикрывая её лукавую мордашку.

+1

4

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/8eddc415fdfc118d4a9607122c11f830.jpg

Не только ловкость была особенной изюминкой этой таинственной незнакомки. Она ещё обладала и уникальной меткостью. Так цветочный горшок угодил прямиком в голову мужика. И пока наша группа оказывала всякую поддержку немилому судьбой мужчине, незнакомка всё дальше и дальше удалялась от нас.
Большой капюшон снова скрыл внешность девушки, которую местные знали лучше всех. Эта миниатюрная девочка перемещалась подобно маленькой колибри, быстро и юрко проходя повороты, переулки и улицы. Так оборванка оказывается в самой бедной части Телль-Садун, где и был её дом. — Нового дня Иса! — то с одной, то с другой стороны слышались приветствия в сторону фигурки, которая также учтиво здоровалась со всеми на своём пути. Здесь улицы, как и в большей части данного района всегда заполнены людьми, которые постоянно работают на благо своих семей. Здесь всегда мало хлеба, а о мясе практически забыли. 
Девушка прошла к небольшому дому, из которого доносились крики детей и говор взрослых, судя по всему, дом полон народу. И действительно. Семья здесь была даже по меркам восточного народа очень большой. Дом в обычном состоянии мог в себя вместить около 10 человек, а семья Саад-эд-Дин состояла из 57 человек, вот и представьте себе, какого им живётся. Войдя в родной дом, Иса наконец-то смогла снять с головы капюшон, а с ног обувку.
— Иса. Дочка, подойди. — этот голос принадлежал третьей тетушке по линии матери. Преодолев пару коридоров, хулиганка вошла в комнату тётки, — Сабах аль хейри!* — поздоровалась она, после чего прошла дальше, и оказавшись возле кровати на которой лежала женщина, аккуратно опустилась на её край, — Как вы сегодня себя чувствуете? — интересовалась девушка.
— Спасибо милая, хорошо. — отвечала ей женщина, — А у тебя что? Снова с самого утра работаешь?
— У меня всё хорошо тётушка. — пауза — Да, а как же иначе. Кто-то же должен в этой семье приносить деньги в дом.
— Если бы это ещё были чистые деньги. — послышалось со спины Исы, на что девушка обернулась и увидела на пороге стоящую мать. Та была, как всегда, не довольна своей дочерью.
— Ну зачем ты так Фатьма? — поспешила успокоить свою сестру лежащая женщина.
— А ты Фарья не вмешивайся не в своё дело! — повысила та голос.
Всё это время сама Иса сидела, опустив голову вниз. Она прекрасно понимала, что так называемая “работа” является настоящим грехом, за которым в Телль-Садун отрубали руки, но другого выбора у девушки просто не было. Вскоре мать покинула комнату больной сестры, которая тут же принялась успокаивать словами свою племянницу. — Иса, милая моя и красивая девочка. Не принимай слова матери близко к сердцу. Она знает, что ты не от своего желание занимаешься тем, что крадёшь деньги у богатых. Просто Фатьма очень переживает за тебя. А по-другому так и не научилась показывать свою любовь и заботу. Уж поверь мне, я знаю. 
— Ничего страшного тётушка, я уже привыкла. Вы отдыхайте, я пойду, у меня ещё много дел. Вечером я как обычно навещу Вас. Что сегодня хотите? — Иса поднялась с кровати.
— Я бы поела супчик из чечевицы.
— Хорошо. Тогда ждите меня вечером. — хулиганка улыбнулась и покинула комнату любимой тетушки. Теперь девушке предстояло заняться уборкой дома, и приведением в порядок всех младших детей в доме.


*Сабах аль хейри — Доброе утро

0

5

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/7d3f68a6e90babde4a900eaec2edd05c.jpg
Сокровищница султанского визиря Асмана Бали-бей Малкочаглу

Прошёл ещё один день, который содержал в себе обычные для восточной девушки заботы: уборка дома, воспитание младших сестёр и братьев, а также те дела, которые Иса скрывала от большинства знакомых — воровство, которое было единственным прибыльным делом. Семья Исы Саад-эд-Дин конечно же была в курсе её дел, и каждый член большой семьи по-своему относился к этому. Мать противилась, отец вообще почти отказался от дочери, и только родная тётка по материнской линии понимала девушку, и поддерживала. Жаль только, что словам Фарьи мало кто уделял внимания, ибо семья давно списала смертельно больную родственницу со счетов. 
Но именно сегодня по мнению самой Харам’ами всё греховное должно было закончится. Сегодня она сходит на последнее в начавшейся воровской жизни дело, и поставит жирную точку. Ведь место куда она и он(?) идут, набито золотом и камнями аж до самого потолка. Для Исы пару алмазов и слиток золота — это всё чего не хватает для благополучной жизни, а для визиря пылинка в пустыне, он даже не заметит пропажи.
Она до самого вечера прибывала в нервном состоянии, пока не пробил нужный час. Покинув отчий дом, Харам’ами отправилась на место встречи. До дворца султанского визиря было полдня пути, а до места встречи всего час. 
— Харам’ами, где тебя носит? — из тени раскидистой пальмы вышел молодой человек, чей лик как и тело его было скрыто от посторонних глаз безразмерным плащом, собственно как и фигурка самой девушки, что только что подошла.
— А то ты не знаешь? — буркнула Иса попутно толкая парнишку в плечо, — Ну что? Идём?
— Конечно. Никто не отменял наших планов. 
Молодые люди двинулись в сторону цели. Пройдя, как и говорилось ранее полдня пути, воришки практически вплотную подобрались к высоким каменным стенам дворца. Над их головами давно была глубокая ночь. Местная охрана по-прежнему была на своих постах, с разницей лишь в то, что у некоторых из них, были закрыты глаза. Бессовестные стражники спали на своём рабочем месте, но это было на руку нашим ночным птичкам, что уже шмыгнули в сторону стены, туда, где ранее заметили пару торчащих камней, которые послужат им хорошим началом в преодолении преграды.
Оба действовали очень синхронно. Он подбежал к стене и прислонился к ней спиной, выставляя собственные руки вперёд, сложив из них подобие замка. Она бежала позади паренька, и когда тот сделал своё дело, Иса с лёгкостью бабочки ступила на его руки и оттолкнувшись от них, при том, что сам парень тоже способствовал толчку тела девушки вверх, она преодолела стену, и теперь сидела наверху, опустив и протягивая напарнику руку. Тот крепко ухватился за девичью руку, и подтянувшись, одной ногой ступил на один из выпирающих камней, что помогло и молодому человеку взобраться наверх. 
Спрыгнув вниз, при этом стараясь оставаться бесшумными, Иса и её друг преодолели большой двор и сад, прежде чем оказаться у дверей что вели в сокровищницу. Тут в дело вступил парень, который очень ловко вскрыл большой замок. Вскоре воришки преодолели сотни ступеней ведущих в самый низ каменного строения, в котором и была скрыта богатая сокровищница. Взору Исы предстали несметные богатства второго после султана человека в Телль-Садун. Сундуки, до отказа набитые золотыми монетами, полы, усыпанные золотом и драгоценными камнями. Высокие статуи, дорогие картины о существовании которых девушка даже не знала. Жемчуга. Глаза восточной гурии горели ярче чем факел в руке её напарника, который разжился им уже по пути сюда, схватив его со стены что вела в сокровищницу.

0

6

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/8cf8921620a7a60404ed73dfd67f3217.png

— Ну чего ты встала, а? — еле слышно обратился к девушке молодой человек, что уже набивал карманы монетами и камнями. Иса ещё какое-то время стояла, будучи ошарашенной от увиденного, но после, также принялась обогащаться за счёт чужого имущества. Они вели себя очень тихо, старались ступать на каменный пол, в обход звенящих монет. За большими, массивными дверьми лишь изредка слышалось зевание стражников, которые и не подозревали о том, что буквально у них под носом совершается преступление. И всё было бы хорошо. Иса и её друг набрали бы золота, и покинули сокровищницу султанского визиря без каких-либо последствий, если бы сама Саад-эд-Дин не проявила очередное любопытство к тому, к чему этого делать не стоило. Одиноко, где-то в стороне от всего богатства, на небольшом постаменте, расположился средних размеров ярко зелёный изумруд. На первый взгляд могло показаться, что он не представляет никакой ценности, просто очередная цацка, но как только Иса подобралась к нему чуть ближе, и протянув свою умелую ручку в его сторону, а маленькие пальчики воровки коснулись гладких граней каменной драгоценности...
Все выходы и входы, любые щели, одним словом, все пути отхода тут же были огорожены железными прутьями, подобно клетке. 
— Что ты наделала? — кидаясь из стороны в сторону кричал напарник.
— Я?! Ничего! — подобно ему она искала выход. За входом в сокровищницу было слышно активное движение и голоса.
— Готовьтесь! По команде главнокомандующего Абасса ибн Абдулбайсса открыть двери!!! — стражники были полностью готовы для того, чтобы штурмом взять тех, кто был внутри.
Паника и страх завладели девушкой полностью. Иса замерла на месте, всё тело восточной гурии парализовало, кроме правой руки, в которой она продолжала удерживать тот злополучный изумруд. И сколько бы её напарник не пытался привести девушку в чувства, ему это не удалось. Двери сокровищницы открылись, на Ису и второго вора были наставлены копья, мечи и сабли, которыми стражники уже были готовы пробить плоть наглых воришек. Но...
— Стойте! — раздался властный, таинственный, более похожий на шипящий голос взрослого мужчины за спинами стражников. Те расступились, пропуская в помещение неизвестного. Перед Исой и её напарником вскоре предстал очень высокий и худой мужчина, в левой руке которого был странный посох, увитый змеями, а на плече его сидел совершенно чёрный кот, глаза которого горели янтарным пламенем.
— Кто тут у нас? — снова по-змеиному обратился мужчина, внимательно смотря лишь на девушку. Кот подобно своему хозяину издал протяжное мяу, а после зашипел и указал на Ису лапой, выпуская когти, словно желая ту оцарапать, — Тише Хейдара, тише. — от слов мужчины кот снова спокойно уселся на его плече, — Я задал вам вопрос.
— Хусам аль-Джалила. — представился молодой человек, с которого уже сняли его капюшон, чтобы лицезреть его внешность, как и с девушки.
— Иса Саад-эд-Дин. — ответила девушка.
— Больше известная как Харам’ами, не так ли? — за неё продолжил мужчина, что до сих пор внимательно смотрел ей в глаза.
— Я не горжусь этим. — прошептала девушка.
— Понимаю. Гордости в этом мало. Ну или её совсем нет. — также спокойно проговорил мужчина.
— А кто вы? — дерзко и смело спросил напарник Харам’ами.
— Я мог бы обидится на не знание того, кто я. Но моя деятельность особо секретна, хоть и первой важности. Я Абдулла ибн-Хасан аль Мактуб, — представился мужчина, — Первый и единственный помощник нашего великого визиря Асмана. — тишина которая продолжалась несколько минут, после чего этот странный мужчина обратился к стражникам, — Мальчишку в темницу. — Хусама тут же подхватили под руки, и куда-то повели, — А девчонку отведите в мои рабочие покои. — ухмыльнулся тот, и двинулся к выходу, и пока мужчина удалялся по богато украшенному коридору, его кот развернулся, и внимательно смотрел на девушку. Стражники схватили Ису под руки, и поволокли неизвестно куда. 

0

7

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/05/b2a5b3bc4cfb309f5dd04817fd68e594.jpg

Та самая волшебная лампа

Очень скоро молодая девушка была доставлена в нужные палаты, где её оставили один на один с сильнейшим восточным колдуном.
— И так... Иса Саад-эд-Дин, больше известная на улицах города как Харам'ами. — продолжал шипеть волшебник, что снял своего кота с плеча, и усадил его на стол, что был полностью завален книгами, — Как же мне с тобой поступить? — его тёмные глаза уставились на девушку. Сама гурия пребывала в ужасе от сложившейся ситуации. Она не понимала, как они могли попасться стражникам, и куда увели её друга.
— Где Хусам? — дерзко бросилась она в сторону мага.
— Там, где и положено быть вору. На площади. Перед толпой зевак. Его казнят через отрубание руки, как и полагается. — совершенно спокойно ответил ей маг.
Карие глаза девушки наполнились горькими слезами.
— Тогда почему я не с ним? Я тоже должна лишится руки.
— Тут ты права. Но лично мне от этого не будет выгоды. Да и твои умения ценятся больше, чем опыт Хусама. — мужчина отстранился к одному из шкафов, дверцы которого раскрыл, и что-то принялся искать в нём, — Для тебя я придумал куда более интересное наказание. — через пару минут он достал из шкафа какой-то предмет. На вид это была старая, местами потёртая лампа, выполненная из латуни. Ничего ценного она из себя не представляла, но именно её колдун поставил перед девушкой.
— Вы собрались пить чай? — вопрос, сорвавшийся из уст Харам’ами был больше похож на издёвку.
— Остра на язык, ловка на руку. Качества хорошие, но не для подобной жизни. — маг прищурился, после чего возложил руку на голову кота, — Хейдара, а ты что думаешь? — маг поглаживал кота, пока тот пялился на девушку янтарными глазами. После он издал очередное протяжное мяу, после чего спрыгнул со стола и скрылся в тени, пропав из виду.
— Хейдара со мной полностью согласен. — мужчина взял со стола книгу.
— О чём вы говорите? — теперь голос гурии звучал более взволнованно.
— Есть два пути решения твоей проблемы, Иса. Первая знаменует конец твоей спокойной жизни. Я отдаю тебя на милость нашего визиря. И тогда под влиянием моей лжи, рассказывающей не только об воровстве, но и о попытке его убийства, ты лишаешься жизни, а твоя семья в скором времени лишится всего. Второе решение твоей проблемы лежит на поверхности и внутри этой лампы. — он указал на старинную вещицу, — Заключив со мной сделку, ты станешь бессмертным существом, владеющим магией огня и исполнения желаний смертных. И тогда никто не узнает о твоих проделках, а твою семью ждёт обогащение. Да и руку твоему другу сохранят. — пробормотал маг, после чего воцарилось молчание.
Иса вела размышление по поводу правильности того или иного выбора, и её пугал тот факт, что чародей в открытую говорил о лжи что вольёт сладкими речами в уши великого визиря. Харам’ами не волновала её судьба. Девушка переживала за родных и близких, поэтому долго раздумывать не стала.
— Я согласна. — еле слышно пробормотала девушка.
— На что? — лукаво переспросил колдун.
— Стать твоей пленницей... — глаза девушки потухли.
— Вот и славно. — ехидно ухмыляясь протянул колдун, что взял в руки старую лампу, и протянул её в сторону гурии. Иса взяла сосуд. И как только он оказался у девушки в руках, восточный колдун начал читать заклинание на древнем арабском языке. 

أنت إرادة وتحقيق الرغبات. يمكنك أن تفعل كل شيء باستثناء واحد. إلى الأبد ، ستظل العذراء أنت إرادة وتحقيق الرغبات. يمكنك أن تفعل كل شيء باستثناء واحد. إ الأبد ، ستظل العذراء

Перевод: Ты воля есть и исполнение желаний. Ты можешь всё, лишь кроме одного. На вечность проклятая дева, останется слугой и пленницей моей.

После произнесённых слов девушка почувствовала лёгкость во всём теле, а потом и вовсе увидела вокруг себя яркое фиолетовое свечение, которое означало конец её физического существования, и начало её волшебной жизни в новой роли, в роли духа ифрита. Лампа в руках Харам’ами тут же полностью изменилась, приобретая золотую окраску, красивый резной рисунок, но самое главное, это то, как проступила золотая арабская вязь, которая содержала в себе слова проклятия. С тех самых пор восточная красавица Иса Саад-эд-Дин по прозвищу Харам’ами проклята. Она дух. Она ифрит. Она джинн. Существо обязанное исполнять желания своего хозяина. Существо много веков тому назад позабывшее о свободе и собственных желаниях...

Конец

0


Вы здесь » Fiopteris » Эпизоды » Арабская Ночь