Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Окрестности Блэквуда » Заброшенная дорога


Заброшенная дорога

Сообщений 1 страница 30 из 227

1

Изначально все жители Блэквуда решили жить лишь для себя и на благо своего любимого города, поэтому отделились от соседних городов высокой стеной и магическим барьером. В город и из города была и есть только одна дорога, которая проходит через редкий лес.

Сейчас это заброшенная дорога, которую не каждый способен найти. От защищающей стены остались лишь каменные развалины, зато магический щит по-прежнему выполняет свою функцию, сохраняя город от нежеланных гостей. Те, кому всё же удастся наткнутся на туманный путь, ведущий в город, через полчаса смогут оценить былое величие Блэквуда.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/04/44aa2bdaa32561cadd78bb3889dd9c18.jpg

0

2

Тишину и серость данного места разрушила аномалия, образовавшаяся в паре метров над мёртвой землёй заброшенной дороги.
Мерцающая воронка вихря фиолетового и чёрного цвета изначально, преобразовалась в матовую спираль, в воздухе отчётливо запахло озоном.
Треск, что-то похожее на далёкие отголоски грома, затем яркая вспышка света, и портал полностью исчез.

Когда ветер образованный порталом немного стих, а серые песчинки песка улеглись, на пыльной обочине можно было заметить странный предмет, больше напоминающий чайник или кофейник. Этот странный предмет был полностью выполнен из латуни, имел округлую и не большую форму, изящную ручку, длинный носик, крышечку, а также многочисленную арабскую вязь, выполненною из чистейшего золота, и которая гласила о:

أنت إرادة وتحقيق الرغبات. يمكنك أن تفعل كل شيء باستثناء واحد. إلى الأبد ، ستظل العذراء أنت إرادة وتحقيق الرغبات. يمكنك أن تفعل كل شيء باستثناء واحد. إلى الأبد ، ستظل العذراء

Не точный перевод: Ты воля есть и исполнение желаний. Ты можешь всё, лишь кроме одного. На вечность проклятая дева, останется слугой и пленницей моей.

— Ну неужели нельзя быть хоть немного осторожнее? — послышался женский голосок, — Я же не жертвенный барашек! — голос продолжал возмущаться, при этом скрывая своего хозяина.

А через пару минут, из тонкого носика лампы, совершенно неожиданно повалил густой дым, который чуть позже образовал из себя силуэт женщины. Полностью растворившись, и оставив после себя черноволосую гурию, которая выглядела скажем так, весьма странновато, ибо одежды на её теле было маловато. Шёлковые шаровары, лиф, платок-пояс, ювелирные украшения.

— Или новому хозяину нечего желать, и он выкинул меня на произвол судьбы. Или я чудом сбежала от него. — Иса нагнулась чтобы подобрать свою лампу, и повесить её к себе на платок-пояс, который выглядел как ремень повязанный вокруг талии, — Тах'хтафи. — произнесла джинни, одновременно проделывая пассы руками, отчего очень скоро лампа исчезла из поля зрения окружающих.

Затем Иса осмотрелась по сторонам. По одному лишь виду этого места женщина поняла что здесь ловить ей нечего, а вот куда идти, и что искать, пока оставалось большой тайной.

+1

3

Начало свободного события мира
Участники:
Иса Саад-эд-Дин Харам'ами

Мертвая земля была тиха и спокойна в этот день и лишь вороны были свидетелями этой аномалии. Для всех обитателей этого богом забытого места такие аномалии лишь очередной выплеск тёмной энергии. Но те самые вороны, сидевшие на близлежащих деревьях, с громким карканьем разлетелись в разные стороны при виде человека (или человекоподобного существа). Буквально за секунды все замолкло, и джинн снова осталась в полной тишине. Окружающие пейзажи нельзя было назвать "живописными". До самого горизонта расстилалась безжизненная пустошь с мертвецки-черной травой которая местами была изрезана плешами голой земли. Дорога, проходящая рядом с джинном, одним концом упиралась в мертвый лес, стеной возвышавшийся на фоне горизонта. От леса тянуло холодом, смертью, а так же остатками той "грязной" магии, которой пользуются местные обитатели. Другой же конец дороги уходил за горизонт. И лишь джинн может решать куда ей держать путь.

0

4

Волшебница из лампы ещё продолжительное время стояла на одном месте и обдумывала свой дальнейший путь. Сколько бы в жизни этого существа не было путешествий, в подобных местах Иса ещё никогда не была. Энергетика чего-то тёмного и отстранённого пропитала, кажется, каждую песчинку земли на которой стояла босоногая женщина. Это уже не Телль-Садун, далеко нет. — О Милостивый и Всемогущий!!! — джинни устремила взгляд свой в небо и вознесла к нему руки, отчего чёрные птицы, сидящие на голых ветках кривых деревьев, всполошились и только сейчас привлекли к себе внимание данной особы, — Ах’дани* — тут же испугалась она их громкого и пронзительного крика, который затих также быстро, как и разразился.
Как только женщина привела собственные эмоции в порядок, и оценила наконец-то то, что перед ней было, Иса встала перед выбором. Дорога, на которую так внезапно занесло лампу джинна давала два точных направления: одно прямиком уводило в неприглядный подобному созданию лес, а второе не имело определённого, хотя бы на первый взгляд конца, потому как впереди был лишь горизонт. — В лес я точно не пойду. Там погибель я свою найду. — робко произнесла Иса, которую аж передёрнуло от навеянного мрачным лесом страха. Больше  джинни привлекал путь в никуда, поэтому босые ноги волшебницы и ступили на дорогу уводящую за горизонт.


Ах’дани — Чур меня

0

5

В целом джинни спокойно двигалась по дороге минут сорок. Все было спокойно, пейзаж, а это было унылое поле мёртвой травы, совсем не менялся. Над головой переодически пролетали стаи ворон, которые громким карканьем провожали путешественеицу. Лишь один раз возле дороги она встретила труп неизвестного существа. Он был похож на человека, но у него был слишком длинный и деформированный череп, а так же более длинные пальцы на руках, которые заканчивались острыми костяшками. Разложение уже поело его, местами торчали кости. Судя по всему это была очередная жертва магических выбросов, так как похожих тварей никто и никогда не видел. Никто не собирался его хоронить, потому он гнил возле дороги. Спустя ещё несколько минут джинни увидела на горизонте столб пыли, который приближался к ней. Несколько минут спустя она уже могла разглядеть троих всадников, которые неслись по дороге в её сторону.

0

6

— Знала бы я что путь, выбранный мной времени столько занять, может, обратилась бы к лампе своей, чтобы вызволить из плена коврик волшебный. — лишь изредка лепетала волшебница о не лёгкой судьбе своей. Мёртвая трава, что местами и вовсе была выжженной, как и сама земля в этом неизвестном джинни месте, причиняла не только дискомфорт изнеженным ступням восточной гурии, но и весьма ощутимую боль. 
Да ещё и карканье страшных птиц над головой Исы лишний раз заставляло напрячься тело женщины, а то и вовсе от неожиданности подпрыгнуть, при этом ярко упомянув в полный голос о шайтановых детях. Но не только крик устрашающих птиц над головой волшебницы был её спутником в этом пути, но и останки неизвестного существа, над которым Иса и склонилась.
— Ещё одно дитя Иблиса. Дитя порока и греха. — странное строение его отдельных частей тела удивили женщину что до этого думала о том, что видела многое за своё долгое существование. И если бы не еле уловимая дрожь не плодородной земли, которая заранее предвещала о приближении кого-то или чего-то, а также столб пыли, вздымающийся вверх, Харам’ами бы при помощи волшебства отдала дань мёртвому телу, упокоив его под толщи тяжёлой земли. 
Но трое всадников приковали к себе всё её внимание. Наверное, стоило бы скрыть себя из их вида, став невидимой для взора человеческого глаза, но уже было поздно, поэтому Иса лишь подальше отошла от дороги в сторону, чтобы дать всадникам беспрепятственно продолжить их путь.

0

7

Всадники тем временем поравнялись с джинной и замедлили бег. Один из них весело отсалютовал шляпой, второй с хохотом помахал мечом, а третий предложил:
А давайте-ка мы её заберём в замок. Накормим её едой и мужской любовью. А то такую красотку и отпускать жаль... -но договорить мысль ему не дали. Та самая полусгнившая тварь рванула со своего места, просто напросто пробивая тяжёлый нагрудник пошлого рыцаря своими пальцами. Тот умер мгновенно и предсмертный хрип, закончившийся бульканьем, поставил точку в его жизни. Тварь же долго на месте не стояла, а вскочила на второго парня, который салютовал мечом. Они вместе свалились на землю и в дорожной пыли завязалась драка. Парень отчаянно пихал клинок в тело врага, но ему было мягко говоря плевать. Последний оставшийся рыцарь в простой кожаной броне закончил бой, просто-напросто снеся голову этой твари. Та быстро обмякла и упала на землю, заливая своей кровью пыльную мёртвую землю. Видок у второго рыцаря был не ахти. Та тварь все таки зацепила его, располосовав его бока. Кони же благополучно разбежались и остался лишь тот, на котором сидел рыцарь в шляпе.
-Эй ты. Быстро дуй сюда, мне нужна твоя помощь-сказал он тоном не терпящим возражений

0

8

И стоило женщине сходить со своего пути, если всадники всё равно остановились? Заранее она об этом и не знала. И если первый и второй держали марку джентльменов, то третий был похабников ещё каким, и сразу даже не узнав ни имени, ни цели данной девы, изрёк свою гнилую мысль. И как ему не суждено было договорить до конца, так и самой Исе не дали ответить достойно, на нелестные высказывания незнакомца.
Чудовище что только что казалось мёртвым, вскочило и набросилось на всадников. Как странно было наблюдать самой волшебнице за этой драмой, ведь эта тварь могла забрать и жизнь её, но вместо этого волшебным образом скользнуло мимо, минуя джина на своём пути.
Харам’ами не желала смерти ни одному из них, даже своему обидчику с грязным языком, но монстр был слеп до чьих-то желаний. Он упивался кровью своих жертв и их мученьями, пока не встретил на своём пути последнего всадника. Тот махом снёс башку тварине, при этом пострадал и сам. — Слушаюсь и повинуюсь! — по привычке изрекла она, уже спеша к коню героя. 
Иса приблизилась к животному, которое скорей всего чувствовало её настрой, и личико волшебницы полностью говорило о бушующем волнении внутри неё. — Чем я могу быть Вам полезной? — задрав голову вверх прошептала она.

0

9

Наездник был мягко говоря удивлён манерой речи этой странной девицы, но сейчас было не до этого. Сейчас один его друг истекает кровью, второй уже мертв, да и самого его задело каким то немыслимым образом.
-Помоги мне поднять его на коня. А то сам я сейчас и не справлюсь-сказал он, прижимая рану на боку.
-Попробуем довести его до крепости, там его точно на ноги поставят-задумчиво и без особой надежды сказал он.
-Как же этот упырь не вовремя нам попался. И так многих потеряли за эти дни, да ещё и упыри по дорогам охотятся. Проблем теперь не оберешься-гневно сказал он слезая с коня.
-Долго будешь глазеть на меня, или поможешь? -сквозь зубы прошипел он, хватая израненного рыцаря за руки.

0

10

Какое-то непродолжительное время волшебница просто стояла и смотрела на рану незнакомца, при этом слушая его речи о помощи своему товарищу, которого следовало бы как можно скорее доставить в некую крепость. Очнулась от собственных дум Иса только после того, как мужчина прикрикнул на неё. — Вы тоже весьма в невыгодном положении, но при этом проявляете заботу о напарнике, не щадя себя. — джинни уже переместилась к двум истерзанным телам, и попробовала последовать примеру мужчины, другими словами, Иса подсунула свои руки под тело человека, таким образом немного взяв тяжесть и на себя. Удерживать довольно тяжёлого мужика у этой дамы сил точно не хватит, что незнакомец пребывающий в сознании вскоре и заметил. Это было очевидно и видно невооружённым глазом, стоило ему только посмотреть на перекошенное лицо женщины. И пусть будет так, она всё же старалась ему помочь. Только зачем? Именно на такой мысли Харам’ами себя и поймала по пути к коню, на которого они и должны были усадить бедолагу.

0

11

Подняв глаза на эту странную особу он увидел её напряжённое лицо. Ну, мягко говоря напряжённое...
-Мдаа, от неё если и помощь, то максимум моральная- подумал он, закидывая своего друга на коня. Поправив седло он запрыгнул на коня и, подумав не оного, обернулся к девушке.
-Итак, у тебя есть два варианта. Первый-продолжить идти по дороге. Тогда часов через восемь ты наткнешься на вымершую деревеньку. Не уверен что там никого не будет, но там можно будет переждать ночь и напиться у колодца. Ещё есть второй вариант. Ты вроде бы не выглядишь тяжёлой, потому сможем доехать на коне и втроём. Там есть небольшой замок возле леса, где ты сможешь поесть, отдохнуть и отправиться дальше. Возможно даже выдадут тебе рыцаря в сопровождение. Так что выбирай-сказал он протягивая руку.
-Только давай быстрее, а то я не знаю точно сколько он еще протянет-проворчал он.

0

12

Мужчина справился собственными силами в усадке напарника на коня, после чего взобрался в седло и сам. Всё это время волшебница стояла возле ездового животного, глядя на собственные руки, который теперь были испачканы чужой кровью. Это позволило мыслям и воспоминаниям принадлежащим джинни, на миг перенести женщину в далёкое прошлое. Когда-то с подобного начался её новый путь.
После того как незнакомец огласил перед женщиной два варианта дальнейшего пути, она взяла всего минуту на обдумывания, после чего изрекла, — Я не желаю усугублять и без того сложную ситуацию, поэтому не буду и дальше задерживать Вас. Скачите в свою крепость и поставьте товарища на ноги. Я же отправлюсь в ту самую опустошённую деревню. Уверена. Мой путь лежит именно туда. — после этого джинни спрятала собственные руки себе за спину, чтобы не видеть кровавых следов. Женщина уже была готова отправится дальше. 

0

13

Парень печально посмотрел на неё и сказал:
-Ладно, это твой путь, и тебе выбирать куда идти. Да защитят тебя боги-сказал он и пришпорил коня. Тот резво заскокал в сторону леса, а джинни отправилась дальше по дороге.

Возможно боги и вправду помогали джинне, ведь за все время дороги она не встретила ни одно порождение той самой магии, которая разрушила это место. И потому, к началу сумерек, она наконец добралась до той самой деревни. Вообще, само слово деревня тут уже мало подходит. Это два или три пригодных к ночевке дома, вокруг которых стоят остовы уже разрушенных домов. Где то от старости провалилась крыша, где то сгнила стена. В центре этой деревеньки стоял небольшой колодец. Судя по словам воина, вода в нем питьевая.

0

14

Его слова, как и его самого волшебница одарила воодушевляющим взглядом, в котором незнакомец мог увидеть уверенность в совершенных поступках. — Спасибо. И Вас пусть оберегают Ваши Боги. — этого мужчина уже не слышал, потому как джинни сказала это тому в спину, ведь конь его увозил в нужную ему сторону.
Восточная гурия же развернулась и снова шагнув босыми ногами на некое подобие дороги, пошла в сторону мёртвой деревни. Путь выдался не близкий, но женщина преодолела его легко. Её ноги уже успели привыкнуть к трудностям, и даже боль стала минимальной. Благо более ничего не омрачило дорогу волшебнице, ни странные существа, ни незнакомцы, которые очень быстро из живых становятся мёртвыми.
С наступлением темноты Иса наконец-то вошла в так называемую “деревню”. Вид открывшийся перед карими очами заставил волшебницу опечалится. Когда она выбирала этот путь, она и подумать не могла о том, что здесь за деревня. Также Харам’ами приметила и тот самый колодец, о котором обмолвился рыцарь, сказав, что вода тут пригодная для питья. Рука гурии тут же улеглась на ровный бочок лампы, которая всё это время была скрыта магией самой джинни. Проведя по гладкой поверхности волшебного предмета, женщина усмехнулась собственным мыслям. “Знал бы он кем я являюсь на самом деле.” Затем Иса лишь щёлкнула пальцами, и подумала о рядом стоящем столике с белоснежной и кружевной скатертью, на котором располагался: кувшин с розовым вином, большое блюдо с разными фруктами, блюдо с восточными сладостями, барашек, плов, долма, кус-кус, щербет. А посреди стоял красивый канделябр с множеством горящих и в тоже время реально танцующих свечей. Желание волшебницы тотчас было исполнено.
Иса приблизилась к столу. — Разве этого я сейчас хочу? — обратилась она сама к себе, после чего взгляд её глаз переместился к колодцу. Настоящим желанием женщины было напиться ледяной колодезной воды. Стол с яствами исчез, а гурия направилась к колодцу. Оказавшись рядом, Харам’ами опустила обе руки на край основания этого строения, она не желала смотреть на руки, но ей пришлось, отчего снова стало не по себе. А чуть позже женщина нависла над глубокой дырой, что увлекала довольно глубоко, туда, куда не проникал ни единый лучик света. А если бы волшебница знала историю Блэквуда, то понимала бы собственные мысли немного иначе, ибо всеми забытый город навсегда лишился расположения дневного светила. 

0

15

Весь мир будто бы замер, пока джинна сидела на старом колодце. Тишина этого места была какой то... Оглушительной. Это когда ты уши пытаются услышать хоть что то: дуновение ветерка, скрип пословиц или плеск воды. Но ничего этого не было. Лишь старые, брошенные дома, смотрящие на неё своими пустыми окнами-глазницами. И, казалось, из них на неё смотрит сама тьма. Липкая, холодная, недвижимая и... Неизвестная. Джинна просто напросто не знала что там находиться. Самое странное было в том, что даже ворон не было возле этой деревни...

Такая тишина длилась ещё несколько минут. Но все же скоро стала ясна причина такого затишья- где то в далеке зазвучал гром и на горизонте можно было заметить чёрные тучи, которые переодически разрывала молния. Вскоре подул сильный ветер, который гнал тучи как раз в сторону джинны.

0

16

Ничего не мешало женщине в её желании испить колодезной воды, которую она достала при помощи всё той же магии. Ведро, стоящее на краю колодца, было по воздуху перемещено на самое дно, а после снова вернулось на прежнее место, уже будучи до краёв наполненным. Тут также располагался старый деревянный ковш, уже местами в дырах, но ничего. Его вполне хватило для того, чтобы зачерпнуть воды, и для начала омыть её руки от крови. На сей раз эта кровь была пролита не по её вине, и незнакомого человека, и всё же доставляла неудобство. Расправившись с этой небольшой проблемкой, волшебница утолила жажду желания, а не жажду своего организма. 
Вкус ледяной воды был хорошим напоминанием о прошлом. И хоть бытует мнение что у воды нет как такового вкуса, для волшебного существа с памятью человека и грузом прошлого, было совсем иначе. Как только дырявый ковш вернулся в ведро, своим дном расположившись на поверхности воды, сама Иса напряглась. Женщина вела наблюдение за тем, как тот медленно заполняется жидкостью и уходит на дно ведра, при этом не создавая ни единого шума, что было дикой странностью, которая как оказалось окружает Харам’ами повсюду.
Время остановилось в этом месте. Ни птиц, ни ветра, ни шелеста, ничего. Абсолютная могильная тишина. Лишь тяжёлая аура пустующих домов расположенных напротив донимала джинни. Было в этом месте что-то странное. И это что-то и влекло сюда гурию, а по-другому и быть не может. Интуиция никогда не подводила Ису за её долгую жизнь, поэтому ифрит и сейчас неспроста выбрала своим следующим пунктом назначения именно это место, а не крепость, про которую говорил рыцарь.
В следующую секунду плечи женщины встрепенулись, заставляя ту обернутся. Позади разворачивалась картина приближающейся непогоды. — А вот и ты. — прошептала Иса, — Я тебя уже заждалась. Небо хмурится с самого моего момента прибытия в это место. — покинув край колодца, гурия сделала шаг в сторону домов. Из того что ещё могло называться “домом” осталось всего несколько построек, которые не вызывали у джина положительных эмоций и надежды на укрытие от грозы, грома и молний, да в принципе и выбирать тут было не из чего. 
Сильный порыв ветра буквально подтолкнул женщину вперёд, а с этим и приблизил чёрные тучи. Недолго думая волшебница миновала расстояние до постройки и юркнула в один из уцелевших домов.

0

17

Уцелевший дом представлял из себя простую крестьянскую хату, добротно сколоченную из брёвен и соломенной крышей. Зайдя в сени, где было достаточно пыльно, джинни увидела дверь, ведущую в само жилое помещение. Дверь отворилась с противным скрипом, пропуская незванную гостью внутрь помещения. Обстановка этого дома была простой: глиняная печь в углу, возле неё подобие кровати, заваленное какими то тряпками, напротив стоял грубо сколоченный стол и несколько стульев. В самом дальнем углу виднелась приоткрытая дверь в другую комнату. Там было ещё больше кроватей. По всей видимости это была спальня, где спала вся семья. И именно в этой комнате на кровати лежал полностью истлевший скелет. Скелет обычного человека, не особо высокий, судя по сторению женский. Перед смертью она пыталась прикрыть свое лицо руками, отвернувшись лицом к стене на одной из кроватей. Так её смерть и застала...
В то же время ветер приносил громкие раскаты грома и вырвался в здание сквозь разбитые окна.

Отредактировано Мертвый анархист (06.05.2020 08:05)

0

18

Не зря женщину ещё до входа в само помещение угнетала данная атмосфера. Как только Иса перешагнула порог домика, и немного в нём огляделась, стало понятно, в чём кроется причина зловещего состояния. Останки усопшей, возможно даже хозяйки этого дома что лежали на кровати в одной из комнат навеивали противоречивые чувства. Ифрит не могла понять позу, в которой та умерла. “Или Вы чего-то так сильно испугались. Или не желали чего-то видеть.” 
После собственных мыслей Иса осмотрелась по сторонам, в надежде найти ответы. Но неожиданный порыв сильнейшего ветра, обрушившийся на создание через окно, заставил ту попятится назад, и выйти из предполагаемой спальни, снова вернувшись в “гостиную”.
За пределами этого домика кажется разворачивалась самая настоящая буря, ибо гром был способен сотрясти даже саму постройку, отчего на голову женщины осыпалась деревянная стружка, а всё помещение заполнилось пылью. Сначала Иса решила проверить кровать и её содержимое.

0

19

На кровати оказалось не так уж и много чего интересного. Немного тряпья, изъеденного крысами, которое раньше было простынями и пододеяльниками, наволочки на подушки, остатки самих подушек, пыльно, но все ещё пригодное крестьянское платье ручной работы, вышитое красным орнаментом,так де более-менее пригодная рубаха. На скамейке возле стола лежали так же штаны. Обувь тут отсутствовала.

К тому моменту как джинна закончила осматривать кровать, за окном уже начали падать первые, самые крупные, капли дождя. Звуки падающих капель непривычно громко разрезали тишину, к которой успело привыкнуть ухо джинны. Буквально через минуту дождь уже вошёл в свою полную силу, стеной воды закрывая обзор и заглушая другие звуки. И лишь частые молнии с громом могли перекричать этот шум. Несмотря на время, крыша продолжала выполнять свою функцию, потому с потолка практически ничего не текло. Однако около окон уже начинала образовываться приличная лужа.

0

20

Внимательное изучение небольшой горы тряпок ничего путного для волшебницы не принесло. Платье, рубаха, штаны, эти вещи женщине явно были не нужны, её восточный наряд вполне её устраивал уже долгие года, а вот новенькие бабуши (тапочки без задника) Иса бы оценила по достоинству, и хоть волшебница привыкла передвигаться босиком, здесь это было не так уместно нежели у себя на родине. Поэтому закончив с осмотром вещей, Харам’ами опустилась на край кровати.
Как только первые тяжёлые капли дождя коснулись деревянного здания, слух ифрита пробудился от угнетающей тишины, которая уже стала для джинна привычной. Капля за каплей и вот уже через минуты раздался настоящий барабанный концерт. Домик выбранный ифритом служил хорошим убежищем от погодной стихии, по крайней мере пока. В какой-то момент помещение внутри полностью осветилось, давая Исе возможность ещё раз приметить здесь печку. К которой гурия подойдёт уже после того как выглянет в окно, в которое полюбуется две минуты, при этом заметив устрашающие грозовые тучи, что кажется опустились ещё ниже на заброшенный город, две яркие вспышки изломанной молнии, которая исполосовала небо, и раскат грома, который и заставил её отойти от окна.
Старая печь, как и всё в этом месте давно не функционировала, от бывших углей остался лишь чёрный песок, который волшебница заставила танцевать. Пару пасов умелыми руками, искра огня, и очаг снова заработал. Не в полную силу конечно, но и этого хватало, чтобы создать совсем другую обстановку. Женщина расположилась на стуле, который принесла и поставила ближе к очагу. Непогода уже не так страшила волшебное существо, как лежащий скелет в соседней комнате. И на всякий случай Харам’ами вооружилась качергой. И хоть всё здесь было никому не нужно и брошено уже очень давно, Иса не отменяла того факта, что подобные ей самой или недавно встречаемыми рыцарями здесь также могут появится. И если встреча с рыцарями прошла вполне успешно, хоть один из них и желал насытится компанией восточной гурии, то “свидание” с бандитами или ещё хуже монстрами скорей всего вышла бы для женщины боком, тем более что выживший незнакомец сказал что это здесь более чем частое явление.

0

21

Так Иса просидела до полуночи. Все это время гроза бушевала, разрезая небо бледными молниями и сотрясая воздух громом. И лишь несколько часов назад грозовая туча ушла куда то в сторону леса, а на её место пришёл освежающий холодный дождь. В такой спокойной обстановке и проходила эта ночь в неспокойной деревне.

Вдруг где то в глубине деревни послышались детские всхлипы. Ребёнок, не слишком взрослый, бродил где то по деревне, в одном из полуразрушенных домов. Или это был и не ребёнок вовсе...
Вскоре всхлип повторился, и он уже был слышен намного ближе. Шлепки босых ног были слышны на другом конце улицы. Вскоре послышался скрип открываемых дверей. Возможно ребёнок кого то ищет...

0

22

Время шло особенно медленно, по крайней мере именно так показалось ифриту, пока та сидела возле старой печки, которая толком не грела женщину, а лишь коптила, насыщая здешний воздух тяжёлым дымом и таким же мерзким запахом. Со временем волшебнице это надоело, и она погасила пламя камина простым дуновением. Джинни уже успела привыкнуть и к шуму бушующего дождя, ветра и к раскатам грома, да и в ярких вспышках молнии находила некое подобие романтики. Исе даже стало в какой-то мере жаль, когда буря миновала деревню, уйдя куда-то в сторону, оставив после себя лишь слабый отголосок дождя.
Снова наступило спокойствие, по крайней мере пока нежить в соседней комнате вдруг не восстанет. Но Харам’ами отгоняла от себя эти мысли. Под звуки теперь уже успокаивающей погодной мелодии дождя, волшебница снова создала иллюзию, на сей раз это была большая чаша горячего, сладкого какао.
Женщина хотела дополнить это тёплым пледом из верблюжьей шерсти, мягкой подушки и книги с романтическим рассказом, как вдруг чашка выскальзывает из тёплых рук ифрита и молниеносно несётся вниз, где вскоре встречается с полом, и разбивается на несколько мелких осколков. Причиной этому послужил детский голос, что явно выражал грустное состояние ребёнка. Это и испугало волшебницу, которая не ожидала такого поворота событий, по крайней мере Иса не ждала здесь детей. Хотя. Женщина пока и не видела кем являлось это существо, что медленно приближалось к дому, в котором нашла своё пристанище гурия, а ещё через небольшой промежуток времени заскрипела та самая дверь, через которую ранее в помещение вошла и сама Харам’ами. 
Ждать неизвестно чего Иса совершенно не желала, поэтому тут же схватила один из осколков, и юркнула в ту самую комнату (спальню) где находился скелет. Волшебница затаилась за дверью. 

0

23

В сенях слышались тихие шлепки мокрых босых ног, тихие всхлипы и скрип старых половиц. Нечто тихо двигалась, однако старость дома её выдавала. Шумно понюхав воздух, стараясь что то уловить, оно тихо всхлипнуло и отворило дверь. Та, с противным скрипом поддалась, и вскоре были слышны звуки шлепающих шагов внутрь комнаты. Оно остановилось возле печки, осмотрело осколки чашки и тихонько засмеялось. Но смех был не обычный. Это был злобный смех ребёнка, который издевался над котёнком. Тот смех, пробирающий до самых костей.

Вскоре отворилась дверь спальни и внутрь шагнул мальчишка, в оборванной одежде. Самый обычный мальчишка, по крайней мере он так выглядел со спины. Он стоял посреди комнаты, пытаясь найти что то, или кого то

0

24

Гурия прислушивалась к тому, что происходит в соседней комнате. Каждый шлепок босоногих ножек заставлял Ису вздрагивать, а когда мальчишка злобно засмеялся, ифрит на какое-то время забыла, как дышать, тем самым стараясь не выдать себя, ибо от всего этого с губ восточной красавицы уже норовил слететь невольный писк. Теперь женщина точно не сомневалась по отношению к неизвестному, джинни знала, что существо это очередное шайтаново дитя, пришедшее за душой волшебного существа.
Харам’ами буквально вжалась в стенку дома, дабы скрыть от существа в образе невинного ребёнка своё присутствие. Она стояла за его спиной, сверля его своим взглядом, в глазах был страх, и кажется, вот-вот они намокнут от горьких слёз, но Иса держалась. Когда мальчик дошёл до середины комнаты, ифрит сжала осколок чашки так сильно, что не заметила, как поранилась сама. Она сделала шаг навстречу мальчишки, при этом занеся оружие вверх, полностью готовая атаковать его, но только в случае, если он окажется не тем, за кого себя выдаёт. Ведь кому как не духу иллюзий знать о том, что внешность порой, а то и часто, бывает обманчива.

0

25

Мальчишка почувствовал запах крови и обернулся к нему. Увидев там мясо он по-садистски улыбнулся окровавленным ртом, и его глаза засветились в темноте оранжевыми угольками. В глазах читалась лишь жажда крови этого неизвестного существа. Его пронизывающий взгляд просто напросто пленил разум девушки, лишая её воли. Она не могла бы отвести взгляда от этой твари с лицом ребёнка. А тот, в свою очередь, начал двигаться к ней. Мотивы его были понятны, а вот судьба джинны была очень даже туманной. Ведь неизвестно как быстро он закончит её бренную жизнь.

В то же время на улице продолжал идти дождь, приносящий земле спокойствие. Капли поили уставшую, бесплодную землю, которая с радостью вбирала в себя всю влагу. И всей природе было плевать на смерть очередного существа.

0

26

Его движения не казались ей человеческими, с какой быстротой реакции мальчишка обернулся в сторону волшебницы, ранее Харам’ами подобного никогда не видела. Его звериный оскал. Его по истине странный взгляд в сторону джинна. Горящие глаза и уста, испачканные кровью. “Милостивый и Всемогущий, упаси свою рабу от несчастья. Убереги тело моё и дух мой от проклятия шайтана и его верноподданных слуг.” Про себя молилась ифрит, пока глаза её карие всё глубже и глубже погружались в бездонные омуты демонических глаз. Окровавленная рука с осколком медленно опустилась вниз. Исе стало казаться что всё её тело наливается тяжёлым свинцом. Глаза начали закрываться. Общая и совершенно неожиданная пере утомляемость навалилась на гурию мировой тяжестью, и это при том, что она совершенно не устала, и женщина это прекрасно понимала. “Тогда почему мне так хочется...” 
Мрачное дитя Иблиса уже практически приблизилось к ифриту, отчего та могла отчётливо слышать запах металла, исходящий от ребёнка. 
Всё остальное будто ушло на второй план, или вообще этого никогда не существовало. Странный город, дорога, всадники, чудовище, деревня, непогода, и этот дом. Наконец-то джинни нашла в себе силы сделать шаг назад, тем самым удаляясь от монстра. Половица под её ногами противно скрипнула, приводя волшебницу в чувства, избавляя разум гурии от вмешательства чар ребёнка. Теперь Иса отступала назад сознательно, уверенно борясь с влиянием таинственной магии чудовища на неё.

0

27

А этому мальчишке, или скорее неизвестному существу нравилось играть с едой. Смотреть как она отчаянно борется с ним и морально и физически. Как она тихо отступает, как загнанная в угол мышь, на которую напирает довольный кот. Ему, как существу проводящему здесь свою жизнь, в окружении руин, животных и скелетов было весело в этот момент. Оно уселось на пол, подллжив по себя ноги и склонило голову набок, с интересом изучая эту новую особу. Её необычный наряд, приятную кожу. И аппетитное мясо, которым он будет лакомиться. Но он хотел насладится небольшой игрой с этой женщиной. Ему хотелось видеть что она будет придумывать что бы выжить. Дать ей "шанс" на выживание.

Отредактировано Мертвый анархист (07.05.2020 17:10)

0

28

Она остановилась, как только ребёнок уселся на пол. Мысли в голове ифрита ничего конкретного не обозначали. Иса не понимала кто это, и почему его поведение столь странно. — Ты здесь один? — разорвала она тишину, стоящую в доме, и на миг приглушила капель за его пределами, — Где твои родители? — озвучила она свой второй вопрос. Сейчас волшебница находилась стоящей на пороге между спальней и гостиной. Мирно лежащий рядом на кровати скелет уже не так беспокоил гурию, как этот ребёнок тьмы.

0

29

Мальчишка не определённо пожал плечами в ответ на оба вопроса. Возможно он не знал своего прошлого, до обращения в этого монстра, а может просто не хотел рассказывать всего причудливой девушке. А может он вообще не умеет говорить...

После этого он начал стучать пальцами по полу, показывая что ему становиться скучно, а потому ей возможно стоит что нибудь придумать, ведь интерес этой твари это все что отделяет джинну от смерти. Кстати, на деревянном полу оставались засечки после каждого удара этой твари,что указывало на его нехилую силу. На время он перестал подавлять джинну, но его глаза продолжали светится в темноте плотоядно осматривая её.

0

30

— Так ты не знаешь? — удивилась Иса на простой жест ребёнка, который был ответом на её вопросы. Волшебница уж точно не воспринимала всё это как игру, а себя в роли игрушки. Только вот как это объяснить существу, сидящему напротив, и нервно стучащему прочными ногтями, по старым деревяшкам из которых был вымощен этот пол? Да и был ли смысл в этом? В любом случае, гурия востока не желала проверять этого.
И монстр, кажется, чувствовал это, поэтому в следующий момент влияние его спало, и джинни наконец-то почувствовала прежнюю лёгкость во всём теле. — Хорошо. Вижу, ты не настроен на продуктивный диалог, между нами, который бы привёл каждого из нас к его желаниям. — женщина расправила плечи, — Поэтому давай немного поиграем. Как ты смотришь на то, что я прячусь, а ты меня ищешь? — ифрит кажется что-то задумала. А после сказанных ею слов, в её правой руке появился небольшой огонёк, который гурия подбросила вверх, чтобы тот остался парить под потолком, немного освещая эту комнату.

0


Вы здесь » Fiopteris » Окрестности Блэквуда » Заброшенная дорога