Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Рудрайг » Крепость Патриарха


Крепость Патриарха

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Крепость-храм Патриарха одного из Местных Светлых Божеств, который распространяет своё влияние на много миль. Оборудован лучшими материалами, живут в округе тысячи людей, армия защиты и самого патриарха насчитывает несколько сотен солдат, паладинов и магов.

http://forumupload.ru/uploads/001a/39/87/21/t16171.jpg

0

2

"Подработка в тёмном виде" Часть 3 (квест развития на опыт)

Очередная авантюра была завершена.
После замечательного времяпрепровождения в компании рыжеволосой волшебницы, хладная дева возвращалась в Рудрайг, где за неё пока отдувался Дэймон. Совершенно чёрный гиперкар мчался с бешенной скоростью по городским дорогам. Рейна прибывала в хорошем расположении духа. Поэтому весь путь её сопровождала музыка готик-металла. Уезжая отсюда Дон желала развеять общую атмосферу, в которой находилась несколько долгих дней, за которые её руки вновь и вновь пачкались кровью врагов, с разницей лишь в том, что враги были не её. Лайтсом смогла уравновесить чаши буйного характера СевеРин. Только этому магу удаётся положительно влиять на вампира, в то время как все остальные лишь накаляют страсти. До того момента как она притормозит машину возле оккупированного сектантами здания, ещё было время. Которое Рейна решила не терять даром, и провести даже секунды его за самым приятным делом. 

Дрифт...
Да это далеко не серпантины Кимидейя, но и узкие улочки Рудрайга прекрасно могли подойти для этих целей. Тут если даже и не было того адреналина, который вампир получала от скольжения по самому краю высоченной горы, когда задние колеса буквально срываются вниз, и ты даже можешь сидя в машине ощущать как под силой “железной леди” горная порода страдает и крошится, устремляя каменный поток в бездну, и это побуждает тебя снова и снова испытывать судьбу или всевозможных Богов на их влияние на тебя. Улицы ведущие как к центральной площади, так и от неё, могли посоревноваться только что в расстоянии стен друг от друга. Плюнув на всё это, Садонис напрягла стройную ножку, тем самым ускорив своё авто. В принципе, этого от неё и не требовалось, но какой вампир откажется от быстрой езды? 

Хладная уже видела следующий поворот, поэтому начала вхождение так, как и подобает. Данный поворот уводил в правую сторону, поэтому СевеРин  дабы похерить сцепление колёс с дорожным покрытием данных дорог, вывернула их в левую сторону. Потому девушка полностью выжала педаль газа. Так, собственно, и занесло её машину. Но мощность, кажется, была значительной, отчего тачку тут же занесло задницей в сторону, а это чревато покоценным экстерьером любимой машинки. А покраска в любом мире стоила хороших денег, которые сейчас вампиру было жаль тратить. И чтобы не допустить плачевных результатов, Рейна просто вывернула руль обратно, тем самым и вошла в поворот, и выровняла общее движение машины. Дальше она лишь приспустила педаль газа, сбавляя обороты и мощь, авто. Оказавшись у нужного здания, хладная дева покинула салон, и поставила тачку на сигнализацию.

— Power over drift... — произнёс знакомый голос, — переизбыток мощности. — дракон стоял на небольшом балконе, как раз над головой вампира. Мужчина был очень рад видеть свою Рейну, а если учесть то, что девушка в хорошем настроении, об этом говорило не только некое подобие улыбки на её мраморном лице, но и тот факт, как именно дева въехала сюда. Оценив общее состояние вампира, которое было прекрасным, ведь на ней не было свежих ран, крови и тому подобного, он также возрадовался.

— Верно. А мощности под капотом моей малышки хоть отбавляй. — говоря это, хладная длань СевеРин мягко скользнула по плавному изгибу крыши, лобового стекла и капота. Она тоже была рада видеть его. Такие длительные разлуки тем более после почти полутора тысяч лет одиночества и мыслей о том, что единственный понимающий тебя человек возможно уже и не дышит, укрепляли связь между ними. 

— Я думал ты будешь отсутствовать значительно меньшее время. — продолжая взирать на Рейну с высоты, говорил мужчина. Стоя там наверху, и без того значительных размеров мужчина казался великаном, а его вальяжная стойка, когда он сильными руками оперся на тонкие стальные прутья ограждения, придавали этому человеку некие нотки шарма, который есть не у всех представителей сильного пола. Возможно, в случае с О’Брайаном, значительную роль играет как раз-таки его настоящая природа. Ведь он и не человек вовсе. Учтите к этому ещё и внешность широко плечевого мужчины, которая принадлежит совершенно другому человеку...

— Да. Пришлось задержатся. Словом. Я этому даже рада. Ты не поверишь... Я снова работала в паре с Лайтсом. Хотя это было не спланированно ни мной, ни Лиссой. Стечение обстоятельств. — на последних словах черноволосая дева как раз делала шаг в сторону входа в обитель сектантов. Естественно, он (вход) охранялся. С появлением в Рудрайге “живого” лича всполошил народ, прознавший о проделках культа. Не многие отважились прийти сюда и дать отпор нежити и его верноподданным слугам в лицах монахов, которых как заметила сама Дон, стало намного больше с её последнего визита сюда. Хладную дьяволицу пропустили внутрь без проблем, ибо знали кем она являлась. Внутри теперь всё выглядело куда более лучше, опять же, исходя из прошлого визита. Монахи в чёрных одеждах слонялись по дому и занимали большую его часть. Армия Зитара росла на глазах.

— Тут акция что ли проходит? Приходи сам и приведи друга? За каждого друга по одному бессмертию на вашу душу, м? — открывая дверь их комнаты и переступая порог про фырчала Рин, которая тут же села в кресло. Дэймон уже находился в комнате, где, стоя возле столика, наполнял бокал кровью вампира, который вскоре он подал СевеРин. Тонкие длинные пальцы вампира крепко объяли ножку бокала, а чувственные уста её мягко припали к тонкому стеклу. Произведя единственный глоток, дева отстранилась от сосуда, оставляя на стенках его кровавые разводы, а также следы от её алой помады.

— Хм... Весьма недурно. Тебе самому пришлось убить моего собрата? Или в этом тебе помогли сектанты? — задав мужчине вопрос, который теперь сидел перед черноволосой на коленях, уверенно опустив обе свои руки на подлокотники кресла, вампир снова и снова пригубляла её личную “амброзию” — пищу хладной богини. При этом СевеРин через карие глаза дракона, заглядывала прямо в душу его, где сейчас словно раненая птица, металось его вера. И именно этим он желал поделится с его дорогой Рейной.

— То были монахи, но исполняли они мой приказ. — ответил мужчина на ранее заданный вопрос вампиром, — Тебе стоит питаться так, как подобает твоей расе. — продолжал он, — но поговорить я хочу не об этом. — Рин отстранилась от бокала, она ждала этого с того момента, как заглянула в его глаза, — Знаешь ли ты Рейна, о том, что нам снова предстоит идти войной на нового врага?

— Впервые слышу. — ответ сорвался с хладных губ практически самостоятельно, — Я так понимаю снова дело во всей этой заварушке с культом крови и смерти? Если так, то не желаю ничего слышать. Зитар и так получил слишком большое расположение с моей стороны. Я думаю, нам пора уходить. Здесь мы сделали всё что могли. — хладная дева уже возжелала подняться, тем самым покинув кресло, и начать собирать их вещи, но руки дракона по-прежнему находились на подлокотниках.

— Согласен. Возможно, Высший лич уже получил от нас даже больше положенного, но посмотри на это с другой стороны, Рейна. Ведь это возможность даёт нам куда больше, чем нежели скамы или признание в кругу таких же как мы сами. Сейчас я говорю тебе о Тёмном Боге этого мира. О его влиянии на всех, кто находится под его покровительством.

— Ты, верно, шутишь, Дэймон! — уложив свою руку поверх его длани, вампир разорвала этот круг, и покинула его, — Тебе здесь что, мозги промыли, а? Как ты, будучи знающим меня, предлагаешь мне подобное? Я как веровала 1347 лет в двуликую богиню Кайзер, так и продолжаю. Зачем мне новый Бог? Какая в этом потребность? 

— Риллаксия, Мелум, Кайзер. Не так давно ты стала свидетелем пробуждения старого бога этого мира. Разве Скандлан не расположил тебя к себе? Неужели этому богу не удалось впечатлись хладную представительницу древнего рода? Я уверен в том, что никто из ныне живущих здесь, никогда ещё не встречался с божеством настолько тесно. И уж тем более боги не одаривали их своим покровительством и дарами, которые достойны избранных. 

— Ты говоришь известные мне вещи, Деймон. И даже слова твои ещё пока ничем не подкреплены. Скандлан как Бог для меня пока неизведанная тема, да и исходя из слов его, за столь длительное время пока он был в заточении, полны ли силы его божественные? 

— Ты сомневаешься в боге? — мужчина был удивлён словам его Рейны.

— И это обоснованно. Моя собственная история гласит о многих верных и не очень поступках “высших”, как сами они себя называют, существ. Я верующая в богов, это истинная правда, но я не доверяю им всецело, пока они того не заслужат. Я очень продолжительное время чтила и возносила хвалу Риллаксии, которой было мало дела до её адептов. Проделки Мелума сделали меня той, кем я являюсь на данный момент. И этому я безгранична рада. Единственный раз, когда воля тёмного бога перещеголяла его самого. Ненасытность Мелума и желание обладать мной сделала то, что этот говнюк забыт отныне, а я здравствую до сих пор. 

— Но разве тебе не в чем упрекнуть Кайзер? Разве тёмная богиня никогда не оступалась в отношении тебя? 

— Хм... Её ошибка лишь в одном была. Когда она с помощью магии и сил своих подействовала на одного человека так, что расщепила его сознание на равные части, отделив от одной всё зло, а от другой добро. И то тогда я умирала. То место силы в мире Грин могло поглотить меня без остатка, стерев с лица своей земли, но в место этого, не желая расставаться со мной, Кайзер отыскала выход. Да может он был весьма странным, но всё же.

Тишина в этой комнате говорила о многом.
Длинноволосый мужчина стоял напротив Рейны, внимательно смотря в её чёрные как тьмы создание глаза, которыми Садонис даже не моргала.

— Довольно с нас пустых разговоров Дэймон. Собирайся! Мы покидаем Рудрайг. — тон вампира был спокойным, но с тем же, в нём слышался приказ.

— Ты не желаешь меня слышать, хоть и слушаешь меня. Разве я что-то, когда-то у тебя просил? — хладная дева, что уже стояла у кровати и собирала свои вещи, на вопрос мужчины лишь отрицательно качнула головой, — Тогда почему ты один единственный раз не желаешь сделать так, как я прошу?

— Охх... — театрально, на публику, но с этим и тяжело вздохнула СевеРин, — Ты ведь от меня не отстанешь, верно? — дева опустилась на край кровати, — Ну расскажи, чего тебе хочется. — перекинув ногу на ногу, и откинувшись слегка назад, где опорой Рин служили её собственные руки, она демонстративно слушала дракона. 

— Пока ты отсутствовала, я очень сблизился с Зитаром и Баркой, которые мне и поведали о Тёмном боге. — если мужчина до этого стоял примерно где-то на середине комнаты, то сейчас он снова возле Рейны, — Зитар видел его самолично, когда находился по эту сторону мира, пребывая в безмятежности смерти. И по словам лича, этот Бог способен творить чудеса. А всех, кто ему служит, и несёт его имя в массы, он вознаграждает по-королевски.

— Бабло я сама в состоянии заработать, как и всё остальное. — резко ответила Дон.

— Тогда слушай дальше, ведь это не всё. — Дракон присоединился к вампиру, усевшись на край кровати, и развернувшись к ней лицом, — Ты знаешь своё место в этом мире? Во всех других мирах? Для чего ты ещё продолжаешь жить, хотя должна была погибнуть полторы тысячи лет тому назад. Только не говори мне что ты никогда об этом не думала, потому как я помню то время в Грине, когда ты искала подобные ответы на все эти вопросы. 

— И при чём тут этот бог?

— Так он дарует адепту своему все тайны его предназначения. Тёмный приоткрывает завесу любому, кто достоин этого. И по мнению Зитара, мы с тобой можем рассчитывать на это. 

— Стоит лишь принести клятву этому богу и продолжать ради него убивать, я верно понимаю?

— Этого достойны все боги. 

— Нет. — она резко поднялась и забрала с кровати свой ноутбук, — Я верю лишь в то, чему сама становлюсь свидетелем. Как бы были херовы все прошлые боги, каждого из них я видела воочию, как и их чудеса. Моя служба им была подкреплена точными знаниями кому именно я служу и в кого я верю, а что здесь? Да тот же Скандлан у меня имеет больший вес нежели твой неизвестный Тёмный бог. Мой ответ нет! Другое дело ты, О’Брайан. Если такого твоё истинное желание, пожалуйста. Оставайся. Изучай. Становись адептом. И что там ещё обязывает этот бог... — девушка направилась к выходу.

— Ты бросаешь меня здесь? — он резко встал с кровати, — И куда ты отправишься сама? 

— За меня не беспокойся. — уже у дверей она обернулась, — Я не пропаду. Пока поработаю одна. 

— А если тебе потребуется помощь? 

— Сомневаешься во мне? — прищурив обсидиановые очи, Рейна улыбнулась лишь уголками губ своих.

— Нет. Но меня настораживает тот факт, как ты легко уходишь.

— Ты изъявил желание понять свои истинные причины бытия. Я даю тебе такую возможность. С одной оговорочкой. 

— Я слушаю.

— Никогда не забывай кому ты служишь на самом деле! — на этом Рин покинула помещение, заставив дракона вернутся на балкон, где он желал проводить хладную лишь взглядом. 

По пути к выходу, перед СевеРин неожиданно возникает лич. Его кривая улыбка, и цвет его холодных глаз намекали на яркую нотку ехидства.

— А ты, Несущая смерть, не присоединишься к нашей компании? 

— Я уже поработала на твоё благо и на тебя лично. Сейчас у меня есть дела более важные. — она уже хотела обойти скелета, как тот подобно вампиру сделал шаг в ту же сторону, и снова преградил ей путь.

— Твой друг рассказал тебе все положительные моменты от того, кому ты даруешь собственную веру? 

— Вкратце, но я поняла, что это не для меня. — отвечая ему, Дон обратила внимание на общий внешний вид Зитара. В первую их встречу, когда нежить пожелала избавить этот мир от адептов Света, лич выглядел будто только что покинул свою могилу. Грязные и рваные тряпки скрывающие кости его, видимо это тряпьё когда-то было одеждой. Теперь же Высший почти был достоин своего звания. Поверх скелета была накинута синяя мантия, скрывающая рубаху и штаны. Костяные ступни лича были облачены в сапоги, руки его спрятаны в перчатки, и лишь череп отличал его от обычного человека, который ещё жив, в отличии от Зитара.

— Странно... — череп склонился в сторону, — я делал ставку именно на тебя. — прошипел лич, — А ты путаешь все мои карты. 

— Ну так надо было, наверное, для начала спросить меня лично, а уже потом что-то предпринимать. Зато вам удалось расположить Дэймона. Это весьма трудная задача, которая вам оказалась по плечу. Пользуйтесь этим, пока у вас есть время. — после этого СевеРин наконец-то покинула здание. Оказавшись стоящей у машины, хладная ещё раз посмотрела на вверх, где до сих пор стоял дракон, подмигнула ему, и села в машину, которая через секунды скрылась за поворотом.

В комнате самого О’Брайана оказался Зитар.

— Ну что, друг мой. — обозначил он своё присутствие, тем самым вернув дракона внутрь, — У нас много работы. С чего начнём? 

— Вы говорили, что Патриарх превосходит нас численностью и своим влиянием, так? — мужчина расхаживал по комнате.

— Всё верно. Воля и слово его распространяется не только здесь, не только в самом Рудрайге, но и по всему региону. Он проповедует и боготворит Светлое Божество. Как ты понимаешь, наш Тёмный к этому относится весьма негативно, поэтому он и выбрал нас, наш великий культ крови и смерти, дабы мы собственной силой, волей и верой в него, поработили этих недоносков, славящих свет. Патриарх за столь длительное время успел собрать сильную армию света, которая пойдёт ради него на многое. Эти люди готовы даже умереть за него.

— Это меня не удивляет. Когда ты веришь в человека всем сердцем и душой своей, смерть не является чем-то ужасным. — дракон сейчас говорил о себе и о Рейне, в которую верил больше, чем в того же Тёмного. Но выбор Дэймона на данный момент не говорил об обратном, просто ему действительно стало интересно то, что скрыто от всех на свете.

— Да, но и вся эта армия, охрана и прочие лишь пушечное мясо на пути к самому Патриарху, который и сам непальцем деланный. Его тело наделено весьма значительными силами, естественно магического назначения. 

— Хорошо. — он наконец-то остановился, — Тогда дайте мне эту ночь и ещё пару дней на обдумывание общего плана. 

— У тебя оно есть. — после этого лич испарился, оставив Дэймона наедине с собой. Но так было не долго. Вскоре дракон покинул свою комнату и отправился к главному монаху ордена, которого застал в библиотеке, за чтением магического фолианта.

— Барка, я как раз тебя искал.

— Здравствуй брат мой. И что тебя заставило в столь поздний час, — а дело уже шло у полноценной ночи, — разыскивать меня? Проблемы?!

Библиотека выглядела как ещё одна не очень большая комната, которая была полностью заставлена шкафами с книгами, широкими столами и длинными скамьями, на одной такой и сидел новый жрец, к нему, собственно, и подсел мужчина.

— Пока я не спешу назвать это проблемой, но мне необходим твой свежий ум. 

— Тогда поведай мне о том, что не даёт тебе уснуть. — прикрыв книгу, жрец развернулся в сторону дракона.

— А тебя не оповестили о новом деле Тёмного и его желаниях по поводу участия вашего культа в масштабных делах? — то ли удивлённо, то ли вопросительно задал он этот вопрос.

— Если ты про смерть Патриарха Климента, то несомненно я в курсе этих дел. И также мне известно стало что у нас теперь один. Похвально, — Барка возложил на широкое плечо Дэймона свою руку, — ты полон решительности. Я же очень рад тому, что ты стал членом нашего культа. Хотя... Не могу сказать обратного про Рейну. Зитар желал, да и желает, чтобы она присоединилась к нам. Уж слишком хорош её боевой потенциал, а желание убивать, и то, как искусно она это делает, ему конечно же по нраву. 

— У Рейны свои взгляды. Она не разделила моё желание. Да я её и не виню. Девушка видела многое, и поверит лишь в то, что сама сможет лицезреть, обычными словами её не удивишь. — пожав плечами он принялся вести разговор по нужной теме, — И так... Теперь непосредственно о том, что привело меня к тебе. Зитар спросил моего совета по поводу смещения Патриарха с его должности. 

— Смело. Предлагать такое тебе? Новичку... — видимо слова брюнета зацепили молодого жнеца, ибо тот думал, что по таким вопросам Высший лич должен обращаться к его верному жнецу.

— Скорей всего это простая проверка меня на прочность. — мимолётно мужчина улыбнулся, — Я не гонюсь за расположением самого Тёмного или за вниманием Зитара, мне интересно лишь то, что дарует за службу Тёмный Бог. 

— Зитар, как и мы с тобой, лишь слуга Тёмного. — жрец выдержал небольшую паузу, — Так что именно требуется от тебя? 

— Мне за эту ночь, и пару следующих дней следует продумать весь план наших общих действий против Патриарха. Ты как главный жрец должен, наверное, быть в курсе, где расположен храм Светлого бога.

— Да это знает каждый. Крепость Патриарха, она же и храм для всех верных свету, находится на этих землях. 

— Окрестности Рудрайга велики, мне нужны более точные координаты.

— В горной его части. Вот где. Вся та земля хорошо охраняема его людьми. Нам там делать нечего. Стража Патриарха знает в лицо каждого члена культа. 

— Весьма ценная информация Барка. Поэтому, я хочу выйти на “прогулку” по тем землям, чтобы узнать больше.

— Хорошо. Ну пойдёшь ты туда, а что дальше? 

— Это моя работа. От тебя и твоих людей требуется за короткое время пополнить наши ряды, конечно же, чтобы этого никто не знал. Поэтому для начала, нам нужно новое место сбора, для тех, кто к нам присоединится. И прятать их там до момента выхода в свет против наших врагов. 

— Я всё понял. 

— Вот и славно. Всю остальную информацию разберём уже после того, как я уточню некоторые моменты. — после этого Дэймон оставил жреца в компании книг, а сам покинул не только это помещение, но и само здание. На улице он, оседлав своего коня, поскакал отнюдь не в сторону горного района, а вслед за хладной девой. 

Дракон следовал точно по следу, оставленным вампиром на незримой никому иному кроме самого Дэймона частоте. Садонис же в свою очередь ждала этого. Нашёл он тачку СевеРин на дороге ведущей к таможенному пункту. Бугатти просто была припаркована на обочине, в то время как её владелица сидела на крыше авто, опираясь ногами на капот багажника.

— Ты заставляешь меня ждать, О’Брайан. — прошипела она сквозь кривую улыбку.

— Почему ты ещё здесь? — он остановил коня, но седло покидать не спешил.

— По той же причине, по которой ты меня ищешь. — тощие и длинные пальцы её правой руки сжимали белоснежный фильтр сигареты, который лишь в самом его начале был объят ранее пухлыми губами девы, что оставили свой яркий цвет на нём. А левая длань дьяволицы удерживала стеклянный сосуд с алкоголем за тонкое горлышко.

— Соскучилась?! — ехидно спросил он.

— Ещё не успела. Ты искал меня для чего-то? — она подняла левую руку и произвела один глоток бурбона, а после поднялась и правая рука. Сделав пару затяжек, сохраняя клубы дыма в лёгких.

— Да. Мне нужна твоя помощь. 

— Об этом я и говорю. — со словами с уст хладной также сорвался и сигаретный дым, — Что, Зитар требует запятнать руки кровью, дабы стать годным адептом Тёмного божества? 

— Задание Зитара мало чем отличается от того, что мы с тобой уже натворили на этих землях. Разница сейчас лишь в масштабах цели, поставленной передо мной и культом.

— Хм... Дайка догадаюсь... — снова она театрально изобразила эмоцию задумчивости на своём лице,— Целью является Климент? Местный проповедник Света, да?

— Э... — мужчина немного оторопел, — откуда ты знаешь? 

— Это очень просто. Знаешь Дэй, я даже сомневаюсь в наличии самого Тёмного бога. У меня закрадывается мысль, что всего этого желает лишь один Зитар. Чужими руками лич открывает себе дорогу к власти.

Её слова проникли дракону в душу, но пока внутренний пожар вампиру не удалось погасить, Дэймон по-прежнему желал чуда от неизвестного божества.

— Очень может быть что так и есть, но я всё же с твоего позволения попробую.

— Оно у тебя есть. Что-то ещё?

— Да. Зитар хотел, чтобы я организовал это нападение. По словам Барки, всех членов кровавого культа стражники Патриарха знают в лицо, поэтому им не так просто подобраться даже к крепости, которая расположена в горах. Я хотел сходить туда на разведку, и уже потом, исходя из этого, строить свой дальнейший план.

— Одобряю. — она зевнула, припала желанными многим мужчинам устами к сосуду, и докурила сигарету, — В принципе... Мне пока делать всё равно нечего.

— А как же работа, про которую ты нынче говорила? 

— Сорвалась она. — Дон врала мужчине, потому как никакой работы не было, — Так что давай уж помогу, коль просишь. — покинув насиженное место, уже убрав остатки бурбона в сумку, СевеРин обратила свой взор на собственные вещи. Девушка быстро проникла в багажник, и достала из него абсолютно чёрный плащ, который вскоре оказался на тощих плечах девушки. После этого вампир, оставив машину здесь, оказалась на коне дракона, за его широкой спиной, и чей торс в данный момент хладная крепко обвивала руками. Мужчина же просто не понимающе ждал.

— Ну трогайся! Чего ждёшь? — сказав она также сжала дракона в объятиях, отчего его кости почувствовали лёгкий дискомфорт.

— Куда хоть едем-то?

— К крепости Патриарха, дурья ты башка. 

— А план? — он пришпорил коня, и развернул его обратно в город, где была дорога к горному району.

— Вспомни Оаглауртон. Чтобы пробраться в небесный город, даже зная, что там нас будут проверять сывороткой правды, нам удалось обмануть всех. Здесь будем работать точно по такому же принципу. Солжём о том, что пришли пополнить ряды Светлого бога.

— Мне понятны твои мысли Рейна. — с этими словами конь влекомый умелым наездником сорвался с места по направлению нужного района.

Конь преодолел большое расстояние между городской частью Рудрайга и его окрестностями. Жеребец обладал невероятными силами, и очень легко скакал по дороге ведущей к крепости, поднимаясь всё это время только вверх. Но уже за метров пять, им пришлось спешится с коня, оставить его с остальными, и присоединится к быстро растущей очереди, что также, как и наёмники, желали посетить храм. 

— Оцени правую сторону. — еле слышно шемтала СевеРин, так, чтобы слышать мог её только О’Брайан, — вон там за большими камнями. — когда Дэймон посмотрел в нужном направлении, он заметил, что камни вовсе таковыми не являлись, это были замаскированные солдаты.

— Мощно.

— Заметь также что у нас под ногами. — от слов вампира брюнет опустил свой взор, и стал свидетелем отметин на каменной дороге.

— Что это?

— Таких я тут насчитала три. Это линии их обороны. Скорей всего к каждой из них относится своя атака. Самая дальняя линия для атаки катапульт. Вторая для лучников, и третья для пехоты. — очередь быстро шла, Рин и Дэймон уже стояли у ворот.

— Хороши.

— Согласна. Для людей облицовка сделана из камня. Чтобы все думали, что врата, как и стена каменные.

— А на самом деле? 

— Скорей всего определённый сплав железа. Несколько метров хорошего бетона. Стальные прутья. — она устремила взгляд наверх, — Сверху также хорошо охраняема. Кипящее масло... классика, лучники, камни, и солдаты. 

— Пока всё что ты говоришь, не действует на меня положительно.

— Хех, так и должно быть. 

— Как же нам преодолеть стену? Построим высокие лестницы? 

— Тратить время и силы на то, что никак вам не поможет, я не собираюсь. И ненужно изобретать то, что уже давно есть. Мы просто пройдём через главные врата. — уверенно ответила Рин, глядя как через них проходит стоящий впереди неё человек. Пришла её очередь.

— Кто? Откуда? Причина что привела тебя под своды Святого храма? — словно заученный текст проговорил мужчина в хорошей броне.

— Ада Мэй из Хамельцгорна. Я верую только в Светой свет что очистит наши грешные души и всю землю Конфедерации от тьмы и иже с ними. — пролепетала Дон, при этом смотря в глаза стражнику.

— Проходи! — сказал тот и указал рукой на сам храм.

Точно также на территории крепости оказался и дракон, который только сейчас уточнил один небольшой моментик, который хладная допустила.

— Ты сказала “мы”? — они оба медленно следовали за всеми остальными к дверям храма, — То есть, ты всё же пойдёшь с нами? 

— Оставлять тебя одного с Зитаром и его ненормальными кретинами сектантами, всё равно что подвергнуть заморозке. Ты станешь таким же пушечным мясом, как и все остальные. — вампир с каждым шагом и действием всё больше разочаровывалась в Верховном личе, которого сама, можно сказать и призвала на земли Фиоптериса, и в Тёмном боге, о котором лишь слышала, — Хм... Расстановка сил у Патриарха тоже проделана с головой. 

— Почему?

— На всех подходах к самой крепости несут свой пост обычные солдаты. Просто жители Рудрайга, Кимидейя, Бескрайних Земель Вечной Мерзлоты, и просто те, кому больше нечего делать или некуда податься. — далее Рин огляделась по сторонам, показывая дракону здешних солдат, — За самими вратами службу несут более превосходящие служивые. Паладины. — фыркнула Дон. Уже интересно что нас ждёт внутри...

И как раз он и она прошли в массивные двери крепости, тем самым оказавшись внутри.
Убранство храма могло составить не хилую конкуренцию дому самого богатого коллекционера Марко фон Рубенштейна из Гебфарта. 

— Ну-с... В принципе я ничего другого не ожидала. — протянуто отреагировала Дон на охрану в стенах самого храма Светлого Бога. Здесь повсюду были маги, при чём самые разные, — Но хотела бы что-то иное.

— В чём дело?

— А как ты думаешь? Если у власти стоит один из самых сильных архимагов, то и рядом он будет держать приспешников своих. Здесь повсюду эти недоноски. — и хоть Рейна понемногу начала интересоваться магией как тем, что может сделать её саму лишь сильнее, от этого её мнения не изменилось, она по-прежнему не могла терпеть волшебников.

Пройдя большую часть храма, просто тупо смотря на лики Светлого бога, все также устремились к выходу. Очень скоро Рейна и Дэймон вновь были в седле и покидали возвышенность, на которой расположилась крепость. Конь добрался до дороги на таможню, где Рин оставила свою машину.

— Запишешь? Или запомнишь? — поинтересовалась Дон.

— Запомню. Говори.

— Значит так. Во-первых, нужно хоть немного сравнять шансы по количеству человек.

— Этим я уже распорядился. Барка собирает верующих в Тёмного.

— Хм... — вампир улыбнулась, ей было приятно что мужчине не нужно было объяснять совсем простые вещи, от чего работа шла быстрее, — Во-вторых, никто, особенно Зитар, не должен знать о моей роли в этом деле. Я буду всё это время рядом, но покажусь, и то не факт, в самый подходящий для меня момент.

— Окей. — уверенно ответил Дэй.

— Что по самому плану. Сначала сам путь. В горы армия Тёмного будет подниматься под покровом ночи.

— Но это же ожидаемо? — тут же перебил её мужчина.

— Да. Но идти средь бела дня на хорошую и подготовленную армию глупо. Ночь скроет вас от глаз простых солдат. Если всё пройдёт хорошо и тихо, вы пройдёте две линии обороны, а оказавшись у третей, придётся всё же замарать руки кровью. Паладины что скрыты от врагов за высокими стенами крепости всё равно воспользуются лучниками. Защищайтесь щитами. Используйте построение древних римлян “черепаха”. — пауза — Прорвавшись за стены, попробуйте дать отпор паладинам. Боюсь здесь всё и закончится. Навряд ли сектантам удастся войти в сам храм. Ну а если всё же прорвётесь, то вас уже будут ждать маги.

— А как же ты? 

— Ну а я конечно же возьму “рыбу” покрупнее. — ехидно улыбнулась она, — Но... Он архимаг, а я, не обладающая магией вообще, скорей всего лишь и смогу что отвлечь его от вас. 

— Рискованно Рейна. Я не думаю, что он будет тратить своё время на тебя. Ты уж прости. Ну а что, если тебе наконец-то попробовать попросить благословение Скандлана? И вместе с этим воспользоваться тем артефактом, что наделён магией льда, а?

— А это не риск? Я потрачу время и силы на то, что возможно даже не подарит мне надежду на положительный исход. — что-то ещё фыркнув, — Но я всё же возьму это на вооружение. 

— Раз так, тогда может нам стоит держатся, как и всегда, рядом друг с другом?

— Не думаю, что Зитар проявит себя как хороший боец или вообще покажется на поле брани. Он скорей всего просто будет выжидать подходящего момента. Когда снова мы провернём все грязные делишки, получим под зад от Патриарха, и проложим ему путь для дальнейших тёмных дел, которыми он будет пачкать эти земли. В любом случае, мы снова встретимся, или в этом мире, или в загробном. 

Дэймон оставил Рейну, которая хотела провести это время с пользой для себя, прочитав новое приобретение, которое ей удалось выкрасть из коллекции богатейшего коллекционера Гебфарта. В то время как сам дракон вернулся к сектантам, которые его очень ждали, первым, прямо в дверях дома его встретил Барка.

— Твоя просьба выполнена, брат Дэймон. Люди, желающие прославить и нести волю и слово Тёмного, готовы и только ждут приказа идти на земли чуждые нам, чтобы проклясть их и служителей Светлого Бога, и дать семенам тьмы прорасти на тех землях.

— Ты радуешь меня, брат Барка. И сколько тебе удалось найти подобных нам?

— Ещё триста новоиспечённых монахов ждут в новом доме, который располагается не так далеко от этого.

— Триста... — задумался мужчина. А подумать было над чем, ведь у Патриарха пятьдесят простых солдат, сотня паладинов и примерно столько же магов. А необученных совершенно ничему молодых монахов наберётся около трёхсот пятидесяти. Плюс сам Климент, который по силе сравним с сотней солдат, — даже с новенькими у нас мало шансов. — тут же он огорчил жреца.

— Но... Подожди брат, за нас же ещё и сам Высший лич, правая рука и верный подданый Тёмного — Зитар! Он ведь тоже обладает магией, что чужда нам простым смертным, а значит всё же шансы есть... — с явной надеждой продолжал монах.

— Может быть и есть. Кстати, а где сам Зитар?

— У себя.

Отправив жреца заниматься подготовкой остальных монахов, Дэймон направился к личу.
Нежить встретила его радостными словами, которые также содержали надежду.

— Любимый воин, а в ближайшем будущем верный адепт Тёмного удостоил меня своим присутствием! Надеюсь, ты принёс мне хорошие новости по будущему делу. — скелет парил над полом.

— Всё будет зависеть не только от людей культа крови, а также и от вас, Зитар. — сразу обозначил он желание участия самого лича во всём процессе.

— Ха-ха-ха, — громогласно посмеялся он, — а разве может быть иначе? Разве вы, простые смертные способны разгромить не только горстку людей что будет нам помехой, но и обезоружить и по возможности ликвидировать, архимага? Поэтому да, моё присутствие обязательно.

От этих слов длинноволосому брюнету стало лучше.
Дальше Дэймон пересказал личу весь план Рейны, естественно не упоминая её саму, а Зитар дополнил общий план своими доработками. В них входила магическая часть. По словам нежити, опытные монахи культа как раз сейчас готовили магические бомбы. За это время они как раз успели обсудить, когда именно армия Тёмного выйдет в атаку. Это была следующая ночь, лич не хотел затягивать с процессом, тем более, когда и так всё уже было известно.

Следующий наступивший день все обсуждали последние детали похода.
Барка и парочка монахов отправились в новое здание, где своей очереди ждали новенькие адепты культа крови и смерти. Там каждому вручили по небольшому мешку (ага почти 300 штук), которые содержали по пять магических бомб, и по такому же количеству трёх разных зелий: дымовая завеса, ослепляющее зелье и парализующее зелье. Дальше Барка рассказал им как всё будет происходить, и велел ждать того времени, когда на небе засияет первая звезда, с ней и выдвигаться к горному району Рудрайга, где была назначена встреча всех боевых единиц культа, в том числе и самого Дэймона, который покинул дом днём.

Дракон решил отыскать Рейну, дабы посвятить её в планы Зитара и его нововведения, в виде бомб и прочего. Только вот на месте он вампира не нашёл, как и её машины. А искать хладную просто так разъезжая по всему Рудрайгу, дело не самое лучшее. Мужчине теперь оставалось надеется лишь на то, что девушка узнает всё сама.

В назначенное время, всё было готово, как и все.
Опытные и действительно верные монахи культа крови покинули свой дом, и отправились к месту встречи, где их уже ждали новенькие адепты, которые, как и оговаривалось, с первой звездой покинули своё укрытие, и теперь лишь ждали дальнейших приказов. Дэймон стоял рядом с Баркой и самим Зитаром в самом начале этого пути, в начале горной дороги, что вела всех или к победе над Патриархом и его верой, или к поражению.

— Вы! — нежить развернулся ко всем оголённым черепом, что для всех новеньких стало неким шоком, и обратился лич к армии Тёмного бога, что стояла за его спиной, — Войны тьмы! Сегодня идёте войной на одного из сильнейших наших врагов! Патриарх Климент славит Светлого бога и дарит всем верующим силы на благо. Мы же должны показать людям что слова Патриарха ложь, и что настоящая сила исходит лишь от нашего бога. За которого сегодня моет смертельно пасть любой из вас, но никто. СЛЫШИТЕ МЕНЯ!!! Никто из вас никогда не будет забыт. С нашими силами и способностями к некромантии, мы поднимем вас, и вы во славу Тёмного снова продолжите свою войну! 

“Хм... Значит решил воспользоваться старыми приёмами и воскресить убитых в бою? Ну что же, идея имеет место быть. Теперь преимущество на нашей стороне... наверное. Мы не только имеет бесконечный запас пушечного мяса, в виде нежити, которую в принципе не жалко от слова совсем, так ещё и можем павших воинов светлой стороны переманить на свою сторону. Точнее. Воля их всё равно будет под влиянием Зитара. Хм... Гениально.” — в момент пока лич обращался к своей армии, размышляла хладная бестия, которая, как и говорилось, будет держатся вдали от основного состава. 

Вампир находилась на крыше одного из тысячи домов, расположившихся близ центральной площади, что от места собрания было в нескольких километрах. Дьяволица выжидала нужного ей момента, поэтому пока была лишь активным наблюдателем за всеми действиями армии тьмы, и конечно же за черноволосым мужчиной, коим являлся Дэймон. Его безопасность была для вампира превыше всего (это если говорить именно о данной компании, так-то она себя ценит выше дракона).

И вот они выдвинулись в путь.
Дорога до самой крепости была чуть ли не самым важным этапом всего похода, потому что если вдруг их заметят ещё на подходе, то большую часть монахов просто положат, не дав им даже миновать первую линию обороны. Дэймон ещё в начале обратился ко всем со словами приготовить зелья парализации, чтобы сразу обездвижить и лишить голоса тех, кто станет у них на пути первыми. 

“Молодцы...” — восхищалась Дон следя за действиями монахов, которые действительно вели себя очень осмотрительно, не позволяя собственным ногам ступать на камни и сухие ветки. Дэймон же всю дорогу следил за линиями обороны, которые были отмечены зрительно. Поэтому, когда армия прошла первую линию обороны, коей являлись катапульты, О’Брайан дал всем знак. Теперь тяжёлые каменные и огненные снаряды им не помеха. Оставалось ещё две: лучники и, собственно, пехота. 

И на второй линии удача от тёмных отвернулась.
Они были замечены. Конечно же сразу послышался громкий крик солдата, сидящего на стене, оповещающего о приближении врага, а затем и сигнал в колокол, который поднял всех на ноги. Теперь зелья парализации были ни к чему. Абсолютно до всех сразу донеслись звуки того, как лучники вставляли стрелы и натягивали тетиву.

— БОЕВОЕ ПОСТРОЕНИЕ “ЧЕРЕПАХА”!!! — громогласно пронёсся голос уверенного в себе мужчины. По команде Дэймона все сразу же вооружились щитами, и первые ряды всех сторон прикрывали всё перед собой, в то время как другие закрывали вверх. 

Свист сотни стрел, а в последствии и град из них пронзил слух хладного демона, и заставил покинуть место ожидания. Рейна сорвалась с крутой крыши вниз, воспользовавшись лишь собственной ловкостью, и акробатикой. А как только вампир оказалась на земле, то дала волю порыву расовой скорости, чтобы как можно быстрее оказаться рядом с драконом. 
Высший лич никак не отреагировал на атаку светлых, он лишь оскалился бесплотным черепом и рванул вперёд. Это позволило Садонис за доли секунды отыскать Дэймона, удостоверится что с ним всё в порядке, и миновать весь этот путь до самых ворот, где вампир предприняла попытку ловко перепрыгнуть высокую стену и... 

Получила сильный магический разряд, который тут же лишил хладную деву чувств и обездвижил её. Тело вампира было поднято солдатами, и доставлено в темницу, где её уже ждал Патриарх.
Но самое страшное то, что сам Дэймон не заметил присутствия СевеРин ни здесь, ни даже рядом с ним, даже многовековая связь установленная между драконом и вампиром была здесь лишена способности, потому как магия некроманта способствовала всему что скрывало присутствие хладной здесь и сейчас, в то время как сам Зитар был не только свидетелем всех действий Садонис, но и тем, кто запустил в девушку склянку с зельем парализации, в состав которого входили пары серебра, от которого Садонис и получила сильнейший удар в спину, от которого она собственно и пала. В дальнейшем лич и слова не скажет дракону о том, что случилось с его королевой, дабы тот сосредоточился лишь на задании.

— Приготовится к атаке! — командовал дракон. Очень медленно, шаг за шагом двигались сектанты в сторону ворот. То и дело один из них приоткроет свой щит, дабы посмотреть, что там, впереди, и тут же отхватит меткую стрелу или в глаз, или в лоб, в редких случаях стрела противника угождала прямо в открытый рот монаха. Так тёмные лишились около пятидесяти человек, в то время как сами сектанты атаковать не могли, потому что всё ещё находились далеко от врага.

Стоило им подступится к вратам, как тут же солдаты начали готовится к атаке маслом.
Теперь им бы и боевое построение не помогло. 

— Зитар!!! — кричал Дэймон нежити, который для виду занялся десятком лучников, с одной стороны стены. И он будто не слышал дракона, хоть это было не так, — Приготовить дымовое зелье! — теперь уже обратился он к сектантам, которые тут же извлекли из сумок своих нужное зелье, — ДАВАЙ!!! 

И бросили монахи склянки с зельем, и заволокло тут всё густым кровавым дымом, что скрыл практически всё от глаз как врагов, так и самих сектантов, благо вторые знали свою цель. И пока солдаты Патриарха отчаянно выливали горячее масло вниз, потому как думали, что те готовят таранить врата, монахи культа при помощи сигилов переместились на территорию крепости, где тут же словно гром среди ясного неба загремела сталь мечей.
Летели склянки с зельями парализации, и взрывчатого назначения, и пали враги по ту сторону тьмы, именуемую светом.

И если с простыми солдатами было просто, ведь они, носившие герб Патриарха были всего лишь людьми, даже без должного опыта, то хорошо обученные паладины представляли серьёзную опасность. Любая встреча сектанта с высшим по званию служащим Светлому богу, так или иначе погибал. Ряды тёмных быстро сокращалось, и здесь в бой вступал сам Высший лич, что словом лишь одним поднимал на ноги солдат, которые уже были обычной нежитью.

И пока там, за массивными дверями и толстыми каменными стенами велась борьба за свет или тьму, черноволосая красавица испытывала на собственной шкуре всю силу архимага. Климент, да как можно скорей упокой его тело и душу, распял тело вампира на кресте. В ухоженные, нежные руки Садонис и стройные, маленькие ступни её были вбиты серебряные колья, они же гвозди, которые причиняли ей боль, и не давали возможности покинуть распятие. Голову дьяволицы он также перевязал серебряными нитями, чтобы взор её обсидиановых глаз, и вся боль что отображалась бы на курносом лице бестии, он мог видеть самолично. 

— Грязное создание тьмы! Порочное чудовище! Ужасная насмешка жизни! — это и ещё сотня самых неприятных, но весьма верных высказываний Рейна услышала в свой адрес пока находилась на кресте. И в это же время, прекрасное тело Садонис служило мишенью для лучников света, которые стреляли в вампира стрелами, имеющими серебряные наконечники. Они их вытаскивали резкими движениями, и снова всаживали в тело врага. И так раз за разом. Пробивая не только чувствительную плоть демона, но и раня её внутренние органы. Расовая регенерация сейчас была бесполезна, в теле её было серебро (гвозди) которое замедляло весь процесс.

Когда Патриарху надоело любоваться муками тёмной, он отправил лучников сражаться к остальным. Он стоял напротив Садонис примерно в двадцати метрах, смотря в её горящие от боли и желания перегрызть ему глотку глаза. Мужчина поднял правую руку, при этом его пальцы выглядели так, будто мужчина в них что-то крепко сжимает, и в тот же момент СевеРин почувствовала, как её тонкую шею сдавливают тески. Архимаг душил девушку будучи стоящим на расстоянии. 

— Как было глупо предпринимать попытки атаковать мою крепость. Вести необученных солдат на земли света — это ошибка сотрёт раз и навсегда всех служителей тьмы. Народ навсегда избавится от надоедливого культа крови и смерти. Тёмному никогда не покинуть его чертоги. Он забытый всеми бог. Его влияние — это лишь жалкая кучка еретиков и ненормальных сектантов, не более.  В то время как моё влияние распространяется повсеместно. Сегодня это лишь Рудрайг. А завтра это Битазсон, Гебфарт и Цикадриум. Но уже послезавтра моё слово услышат во всех четырёх регионах Фиоптериса!!! — с каждым сказанным им словом вампир чувствовала всю силу мага на себе. И даже будучи существом, которому дыхание вообще не нужно, Садонис действительно задыхалась. Но уже когда Патриарх начал восхвалять себя, хватка его немного ослабла.

— Ты чествуешь себя как бога... Хотя всё обстоит иначе. Разве слуга Светлого не должен нести его волю в массы? — еле слышно прохрипела Рейна.

— ЧТО??? — это возмутило мага ещё больше. Большой и вместительный зал стал свидетелем того, как хруст ломающейся шеи, выводит хладную из игры. Избавившись таким образом от ненавистной противницы, Патриарх наконец-то отвлёкся, и решил посмотреть, что происходит внизу, у дверей храма.

А там творился полный хаос.
Живых сектантов оставалось всё меньше и меньше, их в свою очередь заменяла нежить. Да и ряды армии света поникли в несколько раз. Сейчас был явный перевес на стороне зла, ибо нежить были солдатами куда более удобными в использовании. Они не уставали, и не боялись новых ран. Дракон уже долгое время пытался пробиться внутрь, через разбитые двери, но сильнейшие маги не давали ему этого сделать. И как бы он не хотел этого, ему всё равно пришлось прибегнуть к собственным силам. Так в битве схлестнулись маг огня, он же Дэймон О’Брайан, и маг воды, и два мага воздуха. И заключил плоть дракона маг воды в сферу собственной стихии, и начал человек испытывать нехватку кислорода, в то время как маги воздуха то и дело сокращали кислород в его лёгких при помощи особого заклинания. Да пришли Дэймону на помощь жрец да монах, да закидали врагов его склянками парализации. И спало проклятие с плеч брюнета, да возгорелся на его ладонях огонь чистого света, да поразил он трёх магов Патриарха огненными шарами, и отправил свет к свету, полностью освободив себе путь в крепость. 

Когда лишь начиналась эта война, на небе были звезды. 
Сейчас же рассветает, и каждый луч от солнца освещает залитую гору кровью, где до сих пор идёт борьба. Извечная война добра и зла, тьмы и света, полного покоя и всеобщего хаоса, в которой скорее всего не будет победителей вообще...

Сам Патриарх на всё это смотрел с лёгкой улыбкой на устах своих.
Он видел, как вошли в его обитель люди тьму несущие, и кажется, что он готов был к очередному отражению атаки. Но первыми в зал под самой крышей крепости оказался не дракон, а подлый лич, преследовавший собственные цели.

— Зитар... — Патриарх словно знал давно погибшего скелета, — сколько лет прошло с того момента, как ты в последний раз пытался подорвать власть мою и веру в Светлого? Пять тау тому назад? Или десять? Я если честно уже сбился со счёта. — ехидно улыбнулся Патриарх.

— На этот раз всё будет доведено до конца, Климент! — прорычал лич, а глаза его вспыхнули синим огнём ещё ярче.

— Ах мечты... мечты... Хотя я не могу не оценить всю проделанную тобой работу. Ты собственным влиянием извне собрал адептом истинно верных Тёмному и тебе. Среди множества самых разных представителей рас, и профессий, тебе удалось найти единственную умелицу по сигилам, и пусть что она новичок в данном деле, она прекрасно справилась. С её же помощью ты предстал на белом свете, вырвавшись из оков времени... И её ты так грязно предаешь... — прошипел Патриарх, уже зная, что все его слова прекрасно слышит Дэймон, что стоял за дверью в данную обитель и был готов в любой момент ворваться внутрь. 

— Она, как и все сектанты культа крови, лишь пешки. Материал, которым я могу воспользоваться дабы взять вверх не только над тобой, но и над Святым богом, которому ты служишь! — рассмеялся лич, раскинув руки в обе стороны и призвав всю нежить к себе, дабы та единогласно напала на Патриарха.

— Тварь! — наконец-то дракон перешагнул порог и с оружием в виде молота, который он прихватил из рук павшего паладина, атаковал лича.

Призванные Зитаром павшие войны тьмы ворвались в этот зал и напали на Патриарха, который сражался словно лев. От одного взмаха его руки и магии заключённой в ней, десятки нежити отлетали в стены и рассыпались на прах, тут же. Огненные сферы поражали цели одна за другой. Казалось, что Патриарху нет равных, и что совсем скоро, закончится пушечное мясо, и он приступит к закуске в виде Дэймона, который всё ещё продолжал атаковать лича.
Время шло. За разбитыми и окровавленными окнами теперь уже утро сменилось ясным днём, под светом которого продолжалась война.

К этому моменту сломанная шея вампира наконец-то восстановилась, и та медленно открыла свои глаза. Подняв голову Рейна, увидела, как терпят поражение дракон и лич.

“Я готова исполнять любые твои поручения, любые твои приказы... Но где же ты сейчас? Почему не являешься на мой дикий и громкий зов? Почему не оберегаешь верную адептку свою? Или ты лишила меня своего благословения? За что? И почему именно сейчас? Когда я так нуждаюсь в тебе, Кайзер???” — но тёмная богиня была глуха и нема по отношению к дьяволице, — “Мне ничего больше не остаётся как наблюдать за смертью лучшего друга, и ждать собственного поражения, смертельного. Или же... Я использую благословение Скандлана и его хорошее расположение ко мне, дабы снова подняться на ноги и лишить моих врагов жизни. Но уже не в твою честь. СЛЫШИШЬ КАЙЗЕР!!! Не в твою...” — и снова тишина, которая заставляла вампира всё больше разочаровываться и усомниться в вере в свою богиню.

/Отриньте веру в бога не этого мира/ — в голове Рейны раздался девичий голос
/Используйте холод собственного мёртвого сердца, и покинутой это тело души/ — второй голос в голове вампира принадлежал молодому мальчишке.

“Я схожу с ума” — поспешила заключить дьяволица.

/БИНГО!!! Вы совершенно правы — с ума сошла, спятила, чокнулась! / — снова прервал её собственные мысли голос девочки.

/Открою Вам небольшой, но весьма ценный секрет — безумцы всех умней. / — продолжал голос мальчишки — /Сделайте так как говорит Арвена, поверьте в бога Мергера. У Вас есть уже его благословение и дар его. Позвольте Скандлану помочь Вам в этой войне.../ — высказался мальчик, после чего голоса исчезли.

“У меня и выбора больше никакого нет.” — обреченно сказала она сама себе, продолжая наблюдать за победой Патриарха над всеми, кто здесь был, — “Скандлан... Бог ледяных вершин... Я, СевеРин Садонис... В прошлом Рин Сноу, в настоящем Хладная Рейна... Прошу тебя, нет, я взываю к тебе Скандлан! Помоги мне! Надели это тело силой магической, и позволь сразится в бою против Света, на стороне Тьмы. Дабы я не знаю кто ты сам, тьма или свет, добро или зло... Scandlan, da mihi virtutem! (перевод: Скандлан, дай мне сил!)” — слова, сказанные даже от потерянной в аду души, были услышаны богом.

Скандлан наделил тело вампира магической силой льда и снега.
Температура тела хладного понизилась до минут ста пятидесяти градусов, что позволило серебру в руках и ногах моментально замёрзнуть, а после и полностью растворится, а под давлением расовой силы вампира, СевеРин извлекла собственную плоть из пут Патриарха, и плавно приземлилась на ноги возле креста, на котором ранее висела. 

Зитар и Дэймон были увлечены друг другом, в то время как Патриарх увидел ожившую деву, и добив последних “зомби” ринулся в сторону черноволосой дьяволицы. Та стояла спокойно. Руки Рейны были просто опущены и обращены ладонями в сторону врага. И как только Климент поравнялся с ней, и пожелал заключить тонкую шейку вампира в собственные руки, обагрённые кровью монахов нежитей, он тут же встретил дикое сопротивление. Коснувшись хладной кожи, его собственная тут же прилипла к телу вампира, и когда тот почувствовал ужасный холод, и пожелал убрать руку от плоти девушки, ему это удалось, только вот большая часть кожи и пара кусков мяса с ладони мужчины остались на шее СевеРин. Ибо длань мужская за считанные секунды примёрзла к холодному телу вампира.

— Что? Ничего не поминаю??? — скрепя от злости, и пряча в длинный рукав белоснежной мантии раненную руку рычал Патриарх.

— Дорогу Тёмному Богу!!! — сорвалось с пухлых, покрытых тонкой коркой чистого льда губ Садонис, после чего в руках она материализовала ледяную пику, которой насквозь проткнула тело Патриарха. Посланник Светлого Божества пал, издал последний вздох, но перед этим, он широко раскрыл глаза свои, а СевеРин приблизившись коснулась ладонью головы его, и вскоре перед ней стояла настоящая ледяная статуя. 

— ХВАТИТ!!! — борьбу между собой Зитару и Дэймону пришлось прекратить, и обратить всё своё внимание на хладную деву, которая не была уже той Рейной, которую прибивали к кресту. Перед всеми стояла беловолосая дева, чьё тело напрочь было покрыто льдом и ледяными доспехами, и глаза чьи были сине-белого цвета, чище снега первого, — Этот бой, как и вся эта война, увенчалась нашим успехом... — сказала это и тут же опала на пол, лишённая каких-либо сил, вообще.

Внешность ледяной кудесницы

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/03/c8d694bd3f8bd33cc87e9ecfd93f949e.png

Ледяной доспех

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/03/58db96f22cb6572fb2d9f70555f14931.png

Дракон, отбросив меч и щит бросился в сторону Рейны, которую желал взять на руки и вынести отсюда прочь, как можно дальше. Но магия Скандлана ещё была в теле вампира, поэтому коснувшись он тоже “обжёгся” о тело девушки. Но уже через десять минут она стала прежней, прямо на глазах мужчины и нежити вернулся цвет её волос, а ледяные доспехи сменились обычной одеждой Рин, только пока не видно было цвета глаз Садонис.

— Ну что же... — довольно протянул Зитар, — Патриарх и его воля канули влету. Пора засеивать светлую землю семенами тьмы, дабы чуть позже собрать здесь урожай для Тёмного божества...

Уже следующей ночью Дэймон вынес тело СевеРин из крепости поверженного Патриарха, стенами и землёй которой теперь занимались монахи культа крови и смерти, под внимательным надзором Высшего лича. Преодолев путь до последнего пристанища сектантов, мужчина дал хладной полностью прийти в себя, после чего они покинули центральную площадь Рудрайга верхом на коне, вплоть до дороги, где Рейна оставила свою машину.

— Ты так и будешь молчать? — обратилась девушка к безмолвному спутнику, который убирал вещи вампира в багажник машины, — Тебе не интересно что это было? 

— Рейна, давай об этом поговорим в другой раз. Сейчас не самое лучшее время. — бубнил мужчина, продолжая находится наполовину в багажнике.

— Знаешь... Это было невероятно... Я не знаю, что это было, но я тащусь от этого ощущения силы во мне и мощи...

— Это магия! — наконец-то он вылез оттуда и закрыл багажник, — Да Рин, — за хрен знает какой промежуток времени он так назвал вампира, — это та самая магия, которую ты ненавидишь и проклинаешь. — ответ был ожидаем, но пока принять его не могли ни дракон, ни вампир. 

Он, оседлав коня направился вон из окрестностей Рудрайга.
Она, включив систему воспроизвела одну из композиций Skillet, провернула ключ зажигания, выжала педали сцепления и газа, завела машину, которая уверенно шла за конём напарника.

Завершено

Подпись автора
♦ОСНОВА♦

♦Местонахождение: Блэквуд: Чёрное Древо
♦Настроение: Циклотимия
♦Внешний вид: dress-over-pants: наряд СевеРин сшит из плотного и непрозрачного материала, имеет четкий структурированный силуэт, отражая силу и уверенность героини. Выполнен в привычном для вампирши тёмном цвете, с дополнением серого. Брюки и само платье серых тонов, меховая накидка на тощих плечах чёрного цвета. На изящных ногах Садонис по обыкновению надеты походные сапоги с высокими голенищами. На хладных и тощих руках надеты кожаные (черные) перчатки.
Волосы: Полураспущенные волосы с плетением.
♦При себе: Всеместимка (всегда с/при Садонис)

У вампиров денег летучие мыши не клюют. И как вы видите... Это факт!

Я в ВК
Анкета
Информация о персонаже
Финансово-техническая тема персонажа

0


Вы здесь » Fiopteris » Рудрайг » Крепость Патриарха