Fiopteris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fiopteris » Хамельцгорн » Жилой район


Жилой район

Сообщений 1 страница 30 из 189

1

Обиталище скромного числа жителей Хамельцгорна, спокойно живущих в размеренном провинциальном ритме. Именно тут больше всего заметен "магический" пережиток – культура Йонтэль Фун Глайда едва начала внедряться в жизнь, в большей степени представляя всякие чудачества, нежели составляя реальную основу городской жизни. Тем не менее, здесь можно заметить некоторых переселенцев с более технологичного востока, между тем как богатые районы приобрели моду на футуризм. И всё же, остатки прежнего мировоззрения ещё не скоро исчезнут из мыслей городских обитателей.

Подпись автора

Обращаться в любое время.

+1

2

Загадка Сумеречного ущелья

Участники: все находящиеся в локации.

   Фьюр Гиз: Финансово-техническая тема персонажа -  Фьюр Гиз

Основные правила

1. Минимальный размер поста — не установлен.
2. Время ожидания игрока за круг — двое суток.
3. Посты должны быть написаны грамотно, учитывать предыдущие действия других игровых персонажей, если такие имеются, не содержать отыгрыша за чужих игровых персонажей.
4. Посты должны соответствовать здравому смыслу и логике.
5. За каждый круг персонаж может получить дополнительный балл опыта от гейммастера, если его посты не нарушали правила.
6. Если игрок пропускает круг, он может получить штраф в размере одного балла.
7. За один круг персонажи могут отписать больше чем один пост каждый.
8. Если игрок пропускает три круга подряд, гейммастер может вывести его из игры любым способом.

* * *

Жаркий день клонился к закату, заполнив улицы прохладным дыханием реки. Засушливым летом в Хамельцгорне делать ровным делом нечего, городок замирает от жары, и лишь жирные пасенцы неохотно плещются в обсыхающем Риирге, и в самые щедрые на паводки годы не занимавшем более версты в ширь. Но сейчас, весной, жизнь ещё бурлила, отдаваясь гулом голосов от каменных стен старой крепости.

Где-то недалеко от выезда к полям, дверь корчмы хлопнула, выпустив малый отзвук кутежа внутри. Старый волшебник, отерев бороду от пива, зашарил по карманам мании в поисках чего-то. Выудив из кармана пухлый конверт с знакомой печаткой, полученный им с полчаса назад от шустроногого разносчика, он сломал печать и заглянул внутрь. Прочтя краткое письмо, он непонятливо сморщил брови, а затем выудил из конверта небольшой мешочек, аромат которого заставил кончики его губ чуть приподняться. Вскоре в его руках показалась длинная курительная трубка, поблескивающая пузатым боком на ковес'ане, которую он тутже сунул в зубы. Аккуратно развязав мешочек, он ссыпал горстку тёмной травы в трубку, аккуратно утрамбовав ту на дне. Сосредоточенно дыхнув на пустую ладонь, он оглядел забрезживший на ней свет. Маленький комочек тепла дёрнулся, качнулся на грубой поверхности, вспыхнул и игриво запрыгал на ладони, озаряя волшебника крохотным сиянием.

- Ну, ну, малыш. - протяжно захохотал волшебник словно от щекотки. Затем погладил духа огня указательным пальцем руки, в которой держал трубку, но сразу отдёрнул, обжигаясь. Тем не менее добрая улыбка не сошла с его губ. Он вновь произнёс: - Ну, малыш, прыгай.

На краткое время появившиеся в огоньке детские черты лица ответили тому призрачной улыбкой, и искра, описав дугу, запрыгнула ровнёхонько в табачную камеру. Предусмотрительно положенная трава занялась и волшебник, подождав минуту-другую, с удовлетворением вдохнул синеватый дым.

- М-м-м... - вновь затянулся он, смакуя едкую сладость. - Хороша-а... Взаправду, как хороша... Не обманул...

Прикрыв от удовольствия глаза, он задумался над содержанием только что вскрытого письма. Свой приезд в Хамельцгорн он мог бы назвать почти случайным, если бы не полученное им мару назад сообщение. В нём его старый приятель Тымавинни, с коим он с давнешних времён водил дружбу и коего навещал раз в два-три тау, держатель самой авторитетной в Хамельцгорне лавки магических товаров, попросил его о небольшом, но весьма странном одолжении. Именно из-за того сообщения он проехал свыше пары сотен вёрст с самого Рудрайга в компании небольшого сундучка, что сейчас покоился в его комнате на втором этаже, в гостинице "Скоротоп". А полученное им в корчме письмо, также от Тымавинни, настоятельно просило волшебника как можно скорее заглянуть в лавку, носящую гордое название "Шкатулка Звездочёта", прилагая к тому привычный для их переписки подарок - немного курительной травы.

Размышляя над чудным поведением приятеля, волшебник не сразу обратил внимание на подошедшего к нему. В очередной раз глотнув дыму, которого ранее не пробовал – новый сорт, по словам Тымавинни – он приоткрыл один глаз, осматривая незнакомца. Тот был неместным: странная технологичная одежда, выглядывающая из-под плаща, и несколько медальонов определённо магического толку явно выделяли его в глазах волшебника. Здешняя молодёжь на показ выставляла свои восточные безделушки, а этот лишь скрывал. "Скорее всего с востока, а может и несколько северней... Гм... А он, право слово, занимательно похож на шпика." – незатейливо подумал волшебник.

- Приветствую вас, волшебный магик. - тихо сказал ему незнакомец. Так, как часто делают это в Йонтэль Фун Глайде. Даже в Арксе жители не настолько потешны.

- И я вас, добрый путник. – не выняв трубки изо рта ответил волшебник. Приподняв шляпу, добавил: - Гиссамут из Нарима, волшебник. Чем может скромный старец услужить вам?

- К сожалению, не знаком с вами, уважаемый магик Гиссамут, – начал незнакомец, зашуршав под плащом, словно шаря в карманах. - Но я здесь по одному неофициальному делу, и, потому, хотел бы обратиться к вам с небольшой просьбой.... Я ищу кое-кого. Вы, случайно, не могли видеть его? - При этих словах он показал волшебнику аккуратный квадрат чего-то, похожего на пергамент. Гиссамут не был сведущ в магии восточных земель, но знавал про существование артефактов, способных заключать реальность в крохотный пергамент, подобный картине. Насколько он помнил, называлось это Витогрифией.

- Нет, добрый путник. – медленно покачал тот головой, внимательно осматривая собеседника.

- Тогда, возможно, вам знаком этот знак? - повторно обратился неизвестный, протягивая другую витографию.

Волшебник вновь глотнул дыму: - Не видывал я этого мужа. Здесь я лишь проездом, навещаю старых друзей. Люду моего возраста в пору искать не незнакомцев, но оставшихся ещё на этом свете товарищей.

Неопределенно пожав плечами, волшебник чуть повернул голову, наблюдая за рыжеватым небом. Его фигуру в старой мантии окружали синеватые переливы дыма, словно таинственная магия. Незнакомец с востока кратко кивнул, убирая пергамент.

- Благодарю вас, магик Гиссамут. – низко протянул он, наблюдая за задумчивым волшебником. Потянувшись, будто желая ещё что-то сказать, он отшатнулся от стайки пробегающей мелюзги, сбежавшей от матерей и с улюлюканьем подбирающей камни с мостовой. Проводив их взглядом, он наткнулся на торчащий в центре площади висельный столб. Тихий ветерок спокойно покачивал повисшую фигуру. Цепи на безвольных руках звякали каждый раз, когда запущенный одним из мальчишек камень попадал в цель, сопровождая победоносные крики.

- …что это? – металлическим голосом спросил чужак, не отрывая взгляда от покачивающегося тела. Волшебник сразу ощутил этот чудесный ступор, когда выходец с востока встречается с чуждыми ему западными обычаями. Впрочем, будь это тем, что незнакомец подумал, сам Гиссамут бы был раздосадован.

- Вы, видно, недавно в этих краях и слыхом не слыхивали о "проклятии", витавшем над Хамельцгорном, право? Я сам знаю не столь многого, но при мне говаривали, будто градоначальник места себе не находил, и от большой печали решил ныне не цацкаться с... этими... преступными елементами... – тут волшебник сделал паузу, укусил трубку за мундштук и оглянулся на только что вышедшего из корчмы.

- На дыбу он их, раз так! И все дела. Вона, аккурат двумя утрами ранее велел повесить... Пугало! Ежели ентот мешок навозный и вправду кишки пускал нашему люду, напяльте на меня бабьи юбки! – буркнул русый гном, отирая жирные руки о края кафтана. Прервавшись на отрыжку, он продолжил нести свою речь: - Всё енто сила нечистая, говорю вам, да токма не ентот всю пакость совершил. Но градоначальник спаситель, сучья матерь! Вздернул тряпки! Токма хер там выйдет, бороду даю на отсечение. Попомните, мать его, моё слово!

Смачно высморкавшись, он сплюнул под ноги и, пьяно пошатываясь, зашагал прочь. Волшебник лишь пожал плечами, тенью улыбки озаряя оглушённого чуждыми порядками путника. Тот, покачав головой, шагнул к двери, скрываясь в питейном заведении. Гиссамут кратко ухмыльнулся, выпустив колечко дыма. Некоторое время он так и стоял, щурясь от прячущегося за черепицей светила и встречая ветер лицом. Повернув от чего-то голову, его взгляд коснулся той самой фигуры, что болталась под  самой палкой на площади, видневшейся в конце улицы. На грубой ткани, покрывающей голову и у шеи стянутой крепкой верёвкой, темнела разорванная прореха в форме уродливой улыбки.

- Тьфу ты, ведьмина проказа... – хмуро пробормотал он, направившись в противоположную сторону. До заката ему нужно непременно посетить Тымавинни.

* * *

Отредактировано Чучело (15.02.2020 05:23)

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

3

Невзрачная повозка с упряжкой лошадей тянулась по вымощенной дороге. Закрытый навес прятал небольшой ворох припасов, среди которых пряталась фигура в черном. Прошло пару месяцев с тех пор, как Фьюр скитался по миру, словно зомби. Единственное, на что он обращал внимание в этом мире были только прятки от возможной погони, больше он не обращал своего взора ни на что в этой реальности. Наконец у него выдалось время анализировать все, что произошло с ним, попытаться осознать. "Почему именно я обрел эту силу? Что мне с ней делать?" этот вопрос сверлил голову долгое время, будто этот дар не нужен ему был, или даже, не ему сужден изначально. Без Яри он был никем, с монстром пришло могущество, и все же цена, в перспективе может быть неподъемной. Кто этот Авий? Бог? Вряд ли, ведь в его голосе слышно презрение вообще к любому символизму. Сила сущности казалось более абсолютной, когда понимаешь, что ему безразличны миры и их блага в принципе. Боги разрушают в наказание или ради забавы, но Авий делает это потому, что просто может. Молния не задается вопросами, куда бьет и что сокрушает. "Но молния не является личностью. Именно! Может это и не личность вовсе?" вдруг, пробил стену своих догадок воин. И ведь голос звучал только в голове, наш разум часто приписывает образы силам, далеким для нашего понимания в принципе. Фьюр вдруг посмотрел на свои руки - поток красной энергии перепрыгивал между пальцами, "Лично Я не чувствовал ничего, когда убивал своих врагов, даже наблюдая ужас в их глазах.". Что есть зло? Удовольствие от разрушения, жажда насилия? "Но я получал удовольствие, когда чувствовал гнев.".Но почему гнев считается злом? Он разрушает даже своего владельца. Является ли он, Фьюр, злом, если вдруг сама природа его- разрушение?

Фьюр погрузился в свой мир. В большинстве своем, за всю жизнь он видел только пустоту океана через иллюминатор, и этот мрак стал его домом. В нем нет привычного плохого, он просто есть и все: глубокий и необъятный. Воин сидел на коленях посреди темноты, в вечной тишине он прислушивался к своему естеству, к океану, в котором плавало его сознание и личность Яри. Вот во тьме рождается еле уловимое потрескивание схожее с звуком электричества, а вот перед глазами из ничего рассветает танец красной энергии.  Вместе с концентрацией воина растет и искра, медленно преобразовываясь в мощный поток пульсирующей энергии. Теперь Фьюр прислушался к своим чувствам, внутри росло чувство перерастающее в раж. На бледном лице теневого воина пробивался звериный оскал, а глаза пылали яростью. Вот уже источник энергии разросся в огромный ураган, красный шторм гремел и выжигал тьму алыми молниями. Еще немного и воин готов был закричать от вырывающейся силы. С ростом катаклизма тьма начала отступать и мрак превращался в белое ничто, будто ветер срывал краску со стен. Глаза воина выгорели и превратились в новые источники энергии, которая тянулась к торнадо.

"Эй парень! Проезжаем Хамельцгорн!" - слова кучера резко прервали видение, что подумалось, будто его не было. Повозка проезжала мимо провинциального городка, в котором чудаку проще всего было раствориться. Но Фьюр прибыл сюда не для этого - неделю назад ему явился первый, обещанный знак. Сила указала на путь, с которого теперь нельзя сойти, а только спрыгнуть и разбиться в пропасти.

Воин выскочил из повозки и побрел в сторону городка.

Отредактировано Фьюр Гиз (15.02.2020 00:07)

0

4

* * *

Ранним утром, чуть прохладным, от чего он вынужден был постоянно тереть нос рукавом, Гиссамут направился к "Шкатулке Звездочёта". Неся подмышкой мантии небольшой сундучок, защищённый чарами собственного изготовления, он вновь щурился яркому светилу, Ковас’Ану, вздымающемуся над крышами Хамельцгорна. Дивило его, с какой силой оно дарило своё тепло в этом, казалось бы, непримечательном городишке, и волшебник радостно думал, что понимал, почему же Тымавинни остался здесь, а не направился с ним в Рудрайг или в более крупный Пинтхьян.

"Знамо дело," - почесал он бороду, - "Что вчера вечером мне следовало поторопиться. Зная его, раз уж он пригласил гостей, то должен был ждать до самого позднего вечера... Но я так и не застал его в лавке. Должно быть, со старым Тымавинни приключилось что-то необычайное. Иначе зачем же он требует это..."

Волшебник скосил взгляд на сундучок подмышкой. Отнюдь, запрошенная другом посылка не содержала в себе никаких крайне опасных артефактов или бесценных сокровищ. Лишь дюжину весьма непростых в создании эликсиров, да несколько дополнительных алхимических ингредиентов. Гиссамут смутно и поверхностно был знаком с алхимией и её чудесами, но тот, у кого он раздобыл всё это - непревзойденный мастер алхимии, преподающий в Высшем Магическом Институте при Рудрайге - с безошибочной определённостью заявил, для чего же подобное могло сгодиться. И Гиссамута напрягали мысли о том, для чего они могли понадобиться безобидному лавочнику, которым он знавал Тымавинни.

Отыскав, наконец, среди воспоминаний давних тау образ той лавки, что он когда-то посещал, он безошибочно вспомнил дорогу. Память редко подводила старого волшебника, и он был крайне горд этим скромным достижением. Встав перед нужной дверью, изобилующей магическими защитными вставками из чёрного металла, он трижды постучал в кольцо, а затем приоткрыл необычайно лёгкую для своих габаритов дубовую дверь, с внутренней стороны покрытую рунами.

- Старый добрый друг. - выдохнул он, увидев знакомое лицо, обрамлённое немного курчавыми седеющими волосами. - Рад тебя видеть.

* * *

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

5

Люди выползли из своих домишек, чтобы начать утренние ритуалы: кто-то погружался в домашнее хозяйство, открывались лавки а площадь заполнялась бездельниками и зеваками.  На удивление, мужчина в черном облачении не привлекал внимания, только косые взгляды местных старух, как обряд приветствия путников и гостей города сканировали Фьюра. Голова фантома снова опустела, он не вспоминал того, к чему пришел во время путешествия - сейчас это было неважно. Все его внимание сконцентрировалось на поиске верного знака, что делать дальше. Он медленно и внимательно рассматривал все здания, людей, вплоть до мелочей. Время будто замерло, чтобы Фьюр успел уловить каждое движение - его нечеловеческая наблюдательность была подобна современному сканеру, которому не свойственны людские недостатки.

Внимание воина привлекла виселица, в которой болталось какое-то тело. На голове был мешок, так люди закрывают лица смертников, чтобы не было страшно наблюдать их  предсмертные гримасы. Дуновение ветра покачивало мертвый маятник привлекая внимание бездельников и алкашей, которые словно мотыльки гипнотизировались этими ритмическими колыханиями. Один такой отвлекся и заметил Фьюра, он подошел к воину и начал попрошайничать на "лекарство" от утреннего похмелья, но Фьюр игнорировал его, будто рядом суетилась обычная мошка.

Отредактировано Фьюр Гиз (15.02.2020 15:46)

0

6

* * *

Старый волшебник с радостью распростёр руки, и лишь сундучок подмышкой мешал ему полностью раскрыть вторую руку.

- Гиссамут... - прошептал старый хоббит, расширив глаза: - Гиссамут из Нарима! Старый добрый друг!

Ловко выйдя из-за прилавка, он бросился к волшебнику, пролетая мимо полок со склянками, амулетами, оберегами и перегонными кубами, мимо вешалок с волшебными мантиями и загадочными шляпами необычайных форм и расцветок, попадая прямиком в руки друга.

- Ох, Гиссамут, хвала Вершителям, что ты прибыл так скоро! Как хорошо! - они крепко обнялись. Домво Тымвинни, старый хоббит, доходящий волшебнику до пояса, с привычными ему энергией и пружинистым шагом повёл того вглубь лавки, мимо звенящих, трещащих, вспыхивающих и сияющих безделушек. Всё здесь было так, как любил Домво: с уютом, с напускной беспорядочностью, со множеством мелких деталей. Усевшись за тяжёлый круглый стол, Гиссамут спокойно ожидал, переговариваясь с хоббитом на отвлечённые темы. Тот бодро орудовал на маленькой кухне, шарил по шкафам, заваривая чай - а уж в чае он разбирался прекрасно, и за это в том числе Гиссамут любил своего друга. Неспешные полчаса с его прихода пролетели незаметно; всё это время окованный сундук лежал у ног волшебника.

- Да уж, исключительно забавный вышел случай, ха-ха-ха! Я уж думал, так и застряну в колодце навечно, аки лягух какой-то! - звонко захохотал мистер Тымвинни юношеской улыбкой на постаревшем лице. Но обрвал себя, резко сменив тему: - Кхм... Надеюсь, ты привёз что я тебя просил? Ну да, ну да, ты ведь не мог обидеть старого приятеля и не исполнить его просьбу... Знаю, что могу не сумневаться в тебе, дорогой Гиссамут, и ты не мог не помочь старому приятелю... Ведь ты, право, привёз? - в привычной себе манере справился Домво Тымвинни.

- Привёз, Домво. - спокойно ответил волшебник, а затем в очередной раз поднёс чашку ко рту. - Не мог же я тебе отказать, вернёхонько? Чудесный чай.

Отложил, наконец, чашку, и опустил свой багаж на стол. Сняв широкополую шляпу, Гиссамут положил твёрдую ладонь на замок, а затем, прикрыв глаза, произнёс отпирающее заклинание. Крышка щёлкнула с характерным звуком, и он отворил сундук, повернув тот к хоббиту.

- Так-так-так, это оно? Ну-ка... Проверю чисто из любопытства... Раз, два... пять, девять... Дюжина флаконов. Как я и просил... - спешно начал Домво, перебирая бутыли из тёмного стекла, рассованные по секциям сундучка. Выхватив одну, он задумчиво посмотрел сквозь пузатый бок бутыли, зачем-то щёлкнул по ней пальцем, прислушиваясь. Затем вытянул пробку, аккуратно провёл носом над горлышком, побледнел, закрыл флакон. - Это ведь… Две капли концентрированного сока живоплюя, пепел из шерсти зубравчатого полеската, кровь…

- Да, это оно. – прервал его волшебник, опустив руку в мантию. - Всё точно по указанному рецепту, друг мой. Я обратился к специалисту своего дела из Рудрайгского Высшего Магического Института, ошибки исключены.

- А те ингридиенты… Надеюсь, не забыл про них? Ох, Гиссамут, ты же не мог их оставить? – напряжённо начал оглядываться хозяин лавки, перебирая флаконы. Волшебник улыбнулся про себя тому, каким беспокойным может становиться жизнерадостный Домво.

- Спрятаны под дном. Все три: гарнец слёз двадцатилетней поющей бразы, пятдесять золотников тёртого зуба василиска и… – старик в мантии помолчал, выкладывая на стол свою трубку.

- И логгокские кристаллы? - нетерпеливо продолжил хоббит, выкладывая флаконы и приподнимая дно. Волшебник обречённо кивнул, зная, что друг даже не смотрит на него. Самым паршивым было даже не то, что очищенные логгокские кристаллы были строго запрещены на территории Инклемберга, так как могли быть использованы для создания сильных дурманов и особенно поганых зелий.

- Надеюсь, Домво Тымавинни, ты протрудишься объяснить, зачем, а точнее, для кого ты собрал эти ингредиенты? Я не мог не поинтересоваться, зачем же они нужны. При всей моей благосклонности к тебе, потрудись объяснить, к чему тебе Зелье искажения сущности? – помимо того, он достал небольшую щёточку, которой начал вычищать трубку. Признаков пристрастия к дурману в друге он не заметил, но также не мог взять в толк, к чему тому подобное зелье. Он слышал о нём разные легенды, и если верить хоть сотой их части, то лучше вовсе забыть о его существовании.

- Эт-то… Непросто буде объясниться… Дело в том, что неболее двух мару назад ко мне явился господин Раллонуст, градоуправитель Хамельцгорна сразу после своего покойного папеньки, скончавшегося тау три тому назад. Так вот, прибыл Раллонуст поздно вечером, беспокойный, бледный как мел и хмурый более обычного, обратившись с весьма деликатной просьбой… Достать ему флакон того самого зелья! Я, разумеется, выспросил, откуда господин знаком с подобного свойства эликсиром, на что тот решился промолчать. Я, знамо дело, предупредил его о действии всяком, производимым этим зельем, пытался отговорить, но тот стоял на своём. Конечно, никоего худого умысла я не имел, но смог-таки ему достать зелья – сохранились у меня кое-какие запасы. Да и отказать-то ему неможно; дело государственной важности, так он, по крайней мере, утверждал. – поведал хоббит, ощупывая свою жилетку.

- И? - пробормотал Гиссамут, замерев с трубкой и щёткой в руках.

- И ушёл. Но не прошло и полмару, как явился он сызнова… И сызнова спросил этого жуткого зелья. Я не мог ему отказать… - грустно вздохнул  Тымавинни. Он приглаживал непослушные волосы, ходя взад-вперёд. - Как ни чудно, но после третьего, представь себе, раза я смекнул, что ингредиентов на последующие "просьбы" у меня не найдётся... И-и... отправил весть тебе.

- Хм-мм, понятно. Но зачем же ему оно могло понадобится… Более того, несколько приёмов. Страньше не бывает. – с видимым измышлением волшебник сунул себе в зубы трубку, но, поперхнувшись, тут же вынул. - Ох, ведьма… совсем забыл прочистить!

- Точно! – одновременно воскликнул хоббит, бросившись в одну из комнат. Пока же Гиссамут прокашливался, стирал редкие слёзы с глаз и прочищал наконец трубку, Домво успел вернуться, держа в руках небольшую шкатулку: - Ну не мог же я не отдариться, друже? Держи-держи! Тут… тут… новый сорт горного дымоцвета, который… Который я присылал тебе ранее, с письмом. Ты успел оценить? Вкус изум-м-мительный! Вершители, я чуть не лопнул, когда только раскурил! Да, в начале он особенно хорош, пусть после быстро тает. Но вкус!

Гиссамут из Нарима рассмеялся. Лицо его старого друга, постаревшего за тау разлуки, вновь сияло родной улыбкой. Он хохотал, слушая песнь из прошлого.

* * *

Покинув Домво Тымавинни не далее часу спустя состоявшегося разговора, Гиссамут решил прогуляться перед возвращением. Ему правда нравился этот город. И дело вовсе не в том, что хозяин «Шкатулки Звездочёта» настойчиво выпроваживал того, намекая на то, что ему необходимо готовиться к процессу зельеварения. Поминая годы, когда он на свою беду пытался обучаться этому искусству, он решил не тревожить боле хоббита своим присутствием.

Мирно прогуливаясь по улочкам и приветливо улыбаясь прохожим, что были несколько навеселе, он с неудовольствием подмечал, сколь пестрело тут от висельиц. Где-то сухие верёвки болтались без дела, а где-то пугали народ тёмными силуэтами. Сам Гиссамут чурался неприкрытой жестокости, хоть и принимал неизбежность выбора. И тем не менее, данный факт не сильно омрачал его гуляния. По пути он зашёл в несколько корчем, в коих люд шумел, аки в день солнцестояния – люди праздновали конец затянувшегося проклятия. Побывал на площадях, на рынках. Послушал, что люд болтает. И тот болтал разное.

Оторвав взгляд от причудливой вывески, на которой в чём мать родила красовался крайне натуралистичный бюст, явно написанный молодым художественным талантом, он едва успел отшатнуться в сторону. Бригада гномов расталкивала прохожих, подобно муравьям перенося огромную сваю, что исходила смолой, с тем лишь различием, что крыли окружающих немыслимыми выражениями да отдавливали несчастным встречным ноги. Успев убрать полу своей длинной мантии, волшебник услышал от кривоносого низкорослика под самым ухом: - Разойтись, кравины дети, разойтись! Копыта отдавим! Да куда ты лезешь! Ну, шпана, брысь, покуда не отмудохал!

Тяжело вздохнув, он поправил свою шляпу, чьи края едва держались под собственным весом, и пошёл к центру площади, третьей по величине в Хамельцгорне, в центре которой беззаботно журчал небольшой фонтан, оплёскивая близ носящуюся детвору облаками брызг. Склонив руку, он коснулся пальцами воды, чуть затянутой зелёными разводами, и немедленно поднял голову. Он повернулся вправо, затем влево, выглядывая что-то. Будто он увидел старого знакомого.

Он никогда не был хорошим эмпатом, иногда обманывался предчувствиями, попадая в курьёзные ситуации, за которые краснел даже спустя многие тау, но сейчас незамедлительно обратил внимание на того человека. Бледнолицый мужчина, укутанный в мантию, строго чеканил шаг посреди неплотной толпы площади. Окружившая его полудюжина крепких ребят - все вооружены – старательно притворялась совершенно случайными людьми, но волшебника они не смогли провести.

Холодок пробежал по спине, желание действия налилось в мышцах, лёгких, но заклятие запуталось в языке: Гиссамут опоздал.

* * *

Лимион утёр пот.

Тонкая мантия, потёртая и без каких-либо изысков, скрывала его, и он искренне надеялся, что не будет обнаружен. Он признавал, что, против правил, был нетерпелив. Но его состояние без "лекарств" ухудшалось – и он не мог не отдавать себе в этом отчёт, хотя лёгкие обмороки не давали большего повода для беспокойства, нежели постоянная тягость ответственности.

Он торопливо шёл через площадь, ожидая возможности как можно скорее скрыться с глаз – недоверие разъедало его душу. Он постоянно ощущал какую-то опасность, но кратко оглянувшись на площади, не заметил ничего подозрительного, лишь крепче сжав в руке продолговатый свёрток. Когда Лимион, поглубже натянув выцветший капюшон, побрёл через шумевшую перед самыми людными часами площадь, то упорно не замечал окружившую его шестёрку. Те холодно следили за происходящим, ожидая момента. Этот момент застал Лимиона неожиданно.

Странно, но сам Лимион ощутил, как за момент перед этим зашевелились волосы на затылке, а в груди садануло болью. Затем он вздрогнул.

Смертельный порыв накинулся на него, грозясь уничтожить.

* * *

Отредактировано Чучело (16.02.2020 15:55)

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

7

Воин и не заметил, как город ожил еще сильнее пока тот таращился на тело в петле. Внимание Фьюра привлекло чувство нарастающего напряжения, он прекрасно ощущал все проявления агрессии и страха, которыми питался его питомец. Он обернулся и увидел, как толпа на площади стала на много больше, шум из голосов перебивал звон колокола из ратуши, который подавал неизвестные ему знаки. Воин начал снова осматриваться, активировав свой звериный сканер, он видел множество шлейфов из негативной энергии от каждого человека, но они не могли вызвать такого возбуждения в подкорке Фьюра, здесь было что-то еще. Еще сосредоточившись он увидел очень яркие красные шлейфы из страха и волнений, их источники направлялись в одну точку и воин пошел по следу, раздвигая окружившую его толпу. Через несколько минут он протиснулся к свободной части площади, где людей было не так много,  шлейфы светились ярче  - уже близко. "Чтобы не случилось - не высовывайся, я сам разберусь" - приказывал в голове воин своему демону, Фьюр не хотел невинных жертв. Потребовалось еще немного времени и он увидел источники переживаний - с разных сторон сходились в одну точку, их было шестеро и они сужали кольцо. Куда они устремились? С приближением хищников было проще прочитать их цель и интуиция подсказывала, что они идут именно на того нервничающего человека, который прятал свое лицо под плащом. От мужчины несло страхом и Фьюр понял, что акулы вышли на охоту за своей добычей. Воин быстрым шагом шел в сторону предполагаемой жертвы. Мужчина заметил приближающегося воина в черном, его страх усиливался, но он не подавал виду и сердцебиение ускорялось с каждым пройденным метром теневого фантома. Лимион не успел сообразить, как в считанные секунды человек исчез с  поля зрения, а после какая-то сила опрокинула его на землю.

Отредактировано Фьюр Гиз (16.02.2020 16:39)

0

8

* * *

Гиссамут обречённо сжал губы. Слишком поздно он заметил иного, кто также выделялся среди толпы, и вряд ли он мог сказать, виновата ли в том его долгая жизнь или способности в эмпатии. Высокий мужчина, появившийся на краю зрения, исчез на мгновение в тёмной вспышке, в другую уже набрасываясь на того, что был в мантии.

Шестеро вокруг него отреагировали с мельчайшим отставанием: волшебник заметил, как их руки потянулись к оружию, любовно выскальзывающему из ножен и поясов. В этот момент что-то упало внутри Гиссамута, предвосхищая утрату. Ему было жаль, что кто-то пострадает.

Но он ошибся: это подтвердили оглушающий грохот, взмывшие в воздух осколки мостовой, заблестевшие в воздухе всплески крови и синеватый всполох, искрящийся светлыми молниями, внезапно разорвавшийся у ног вступивших в схватку. Дымно-чёрный шлейф от брошенного заклятия, что волшебник не сумел ощутить, мгновенно растворился в воздухе, почти не позволяя определить место, с которого был запущен. Не дожидаясь никакой реакции и не смотря на изувеченных людей, он поднял руку, с которой стекали капельки воды.

* * *

Отредактировано Чучело (16.02.2020 17:03)

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

9

Как только Фьюр повалил на землю жертву он собирался прикончить ближайшего нападающего, но в последние секунды в голову ударило снова чувство опасности, близкое к предсмертному страху, воин научился рефлекторно испарятся в таких моментах. Как только фигура фантома почти исчезла ее настигла взрывная волна. Фьюр оказался в нескольких метрах от эпицентра взрыва, в его голове звенело а тревожный бой колокола у ратуши только добивал, будто великан втаптывал его голову в землю.  - Проклятье, кажется взрывы меня преследуют. - воин пытался прийти в себя, он свалился на землю от контузии, а мозг старался зафиксировать любую новую угрозу. - Ты загубить нас хочешь!?- вдруг донеслись возмущения из головы, но Фьюр лишь отмахнулся-Не влезай, все под контролем.

Отредактировано Фьюр Гиз (16.02.2020 16:39)

0

10

* * *

Рассеявшийся свет открыл ужасную картину. Место, где стоял мужчина в мантии, пылало жаром и дымом, вокруг падали ошмётки несчастных, попавших под удар, в том числе двоих из окружавших его. Щебень падал на окружавших людей, аккомпанируя проливающимся каплям кровавого дождя.

Внутри Гиссамута полохолодело, но губы его продолжили шептать заклинание. Капельки воды у его поднятой руки взметнулись, застывая маленькими кристаллами.

Он не сумел увидеть, куда делся отбросивший мужчину в сторону, но и его должно было задеть взрывом. "Нет, нет, не то. Забудь о нём, Гиссамут, сейчас тебе нельзя отвлекаться. Есть нечто, что нельзя игнорировать" – пронеслось в голове, и он мысленно кивнул сам себе. Он не мог забыть о том, кто устроил эту бойню.

Совершив пальцами жест, он за секунду закончил чары, прислушиваясь к ощущениям. "Где он? Откуда он мог ударить? Куда мне направить закинание?" Ответ пришёл сам собой, и он вскинул руку. Капли воды, витавшие в воздухе над местом взрыва, заискрились, обращаясь в толстый слой льда, полусферой заслонивший небо на пострадавшими. Прогремел взрыв.

Второй всполох страшной силы, который он вновь не почувствовал, врезался в зачарованный магией лёд, с оглушающим взрывом разбрасывая сотни тысяч ледяных осколков. Предвидев это, волшебник склонил руку, совершив обратный жест. Заряженные кинетической энергией острые кристаллики льда вновь обратились в воду, пролившуюся на толпу и размазывающую кровь по мостовой.

Гиссамут, жертвуя силами, мгновенно сложил ладони вместе, делая новый жест и направляя кончики указательных пальцев туда, откуда, как он успел заметить, было выпущено второе заклятие. Но никого там уже не было.

Шум битвы стих, уступив место крику и плачу. Усталый старый волшебник печально вздохнул, отирая бороду. Кровь стояла у него перед глазами.

* * *

Когда прозвучал первый взрыв, Лимион оглох. Некто, набросившийся на него мгновением ранее, исчез, бросив его на мостовую. Он упал на бок, ощутив хруст под рёбрами, а затем схватился за ухо от оглушающей боли. Кровь потекла сквозь приложенные пальцы, измазывая тёмные волосы. Он сжал зубы, не закричав, но не смог сдержать мучительного стона – бок горел огнём. Второй взрыв, звон льда и падающие капли он не заметил: Лимион с ненавистью глядел на остатки свёртка, шипящие, поблескивающие треснувшим стеклом и пузырящимся содержимым, что стремительно растекалось по земле и испарялось, оставляя чёрные следы. Он выругался, ударив кулаком по мокрому камню, а затем встал на пошатывающихся ногах.

Картина разрушения встала у него перед глазами. Он огляделся, заметив отпрянувшую толпу, разглядел кровавые останки тех, кого, по видимому, задел тот взрыв, что он не заметил – он не придал внимания тому, что сам чудом избежал увечий, отделавшись лишь лопнувшей барабанной перепонкой в правом ухе. Схватившись за бок, он повернул голову, заприметив чёрный силуэт, неуверенно пытающийся подняться с земли. Но прилетевшее тому в спину заклятие прибило того к мостовой.

"Так это ты…" – с ледяной злобой подумал Лимион, ощущая, как пламенем обжигает травмированный бок. "Это был ты, ублюдок."

Один из тех, что окружал прежде Лимиона, но пострадал меньше других, набросился на оглушённого убийцу, с размаху заехав тому в челюсть и прижав к камню. Новые заклинания, посыпавшиеся на лежащего человека со стороны спешащих гвардейцев, не позволили тому дать отпор или же сделать что-либо. Он мог брыкаться, рваться, но в конце гвардейцы смогли скрутить его, надев оковы из сплава двимерита, блокирующие проявление магии и сверхъестественных способностей.

Тот из шестёрки, кто смог оправиться вторым, убрал оружие в ножны и подал Лимиону плечо, позволяя уменьшить боль при ходьбе. Но так или иначе, все из его охраны были покалечены: одного разорвало на куски, оставив лишь пару кусков. Второй лежал с обрубками ног в луже собственной крови. Третий с болью хватался за окровавленную руку, повисшую плетью. Остальные отделались лишь ушибами, да из ушей, как и у него самого, у них текла кровь.

Увидев обезоруженного и прижатого к земле убийцу, он заскрипел зубами – сукин сын избежал взрыва, лишь едва подпалив плащ. Но морда у него уже синела вспухшим синяком. Лимион, сдёрнув капюшон, прорычал:

- Именем закона Хамельцгорна... – но мгновение он осёкся. Детское желание немедленно вздёрнуть эту мразь, как и бушующая ярость, порождённые болью, улеглись, уступая место холодному разуму. Он, пересиливая злобу, прошипел: - …я приговариваю тебя к пожизненному заключению в казематах. Бросьте его в темницу.

Он хотел было отвернуться, чтобы не провоцировать себя на большее, но его прервал чей-то окрик:

- Постойте, мэтр! – запыхавшийся старик в мантии, пошатываясь, пробирался сквозь окруживших преступника гвардейцев. Он махал своей большой и старой широкополой шляпой, стараясь привлечь к себе его внимание. - Мэтр, прошу, не будьте скоры на расправу! Он невиновен! Я ручаюсь за него, он не желал вам зла!

Жуткая гримаса едва проявилась на лице Лимиона, но он сразу же взял над собой контроль, не бросив: - Это решат мои дознаватели. Прочь от сюда.

- Нет… я не могу. Я не могу согласиться с этим! – обречённо ответил старик, и мужчина понял, что того не переубедить.

- Старика тоже в тюрьму. Пусть он там объяснит палачу, зачем его "невиновный" набросился на градоуправителя Хамельцгорна и убил двоих его гвардейцев.

Он отвернулся от смирительно принимающего цепи старика в мантии, сжав до крови кулаки. Его город всё еще заражён проклятьем.

* * *

Ссылка на продолжение: Казематы

Отредактировано Чучело (16.02.2020 20:24)

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

11

***

- Скорей, скорей! - грозно сказал Гиссамут, поторапливая дозорных. Лекарь, которого он сыскал - полухоббит Чинкинс - также нетерпеливо перебирал ногами в походном плаще, окружённый отрядом из шести гвардейцев. Волшебник смог уговорить лекаря, направленного к дозорным отрядам, чтобы тот немедленно отправился спасать Фьюра. Он не вдавался в детали, лишь сказал, что встреченное чудище оставило его при смерти.

- Так-с... - шёпотом спросил Чинкинс, поправив очки на носу. - Значится, то был Эльминарий? Прелюбопытно, мэтр Гиссамут, прелюбопытно...

- К ведьме на гору это чудище... - нетерпеливо зашагал Гиссамут к открывшемуся проходу. - Мне нужно спасти этого юношу.

Но не успел он пройти через небольшую укреплённую дверь, направляя их маленький отряд, как послышались крики часовых - кто-то шёл. Он замер, прищурился, всматриваясь в ночные поля. Две фигуры шли к стенам.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

12

Потрепанный воин устало брел к барбакану. Его броня была вся в трещинах, вмятинах, а на шлеме отколота часть металла, в области правого глаза.
Одежда была грязной, в красных пятнах и разводах. В правой руке воин держал осколки своего меча. Фьюр, в сопровождении чучела дошагал до врат, где им сразу перекрыли дорогу гвардейцы, чьи алебарды скрестились в единую преграду. Черная фигура не смотрела на них, а пустая глазница лишь придавала этому атмосферы. Будто живой труп предстал перед стражниками. Фьюр небрежно достал помятую бумажку и ткнул стражнику в грудь - документы от градоуправителя. Не дожидаясь ответа он пошел дальше, пока ошарашенный гвардеец перечитывал документ.  Стражники, шокированные происходящим, не сообразили остановить воина.

0

13

***

Гиссамут простонал, увидев то, как выглядел Фьюр при свете факелов. "Ужасно, ужасно..." Он проклял себя за то, что позволил себе глупую мысль о том, что они запросто одолеют чудовище, которое безнаказанно убило более полусотни разумных.

Чинкинс лишь коротко взглянул на пострадавшего, после чего немедленно приказал: - Срочно отвести его в мою палату. Ему... необходимы, получается, покой и медицинская помощь.

Чучело с прежней улыбкой наблюдало за гомоном гвардейцев, пока Гиссамут провожал Фьюра до небольшого помещения близ смотровой башни, где размещалась пара коек и стол с магическим фонарём. Через застеклённые окна проглядывала вышедший спутник. Волшебник, поддерживая за плечи, подвёл юношу к одной из коек:

- Ложись, мальчик... Сейчас тебе помогут. - сказал он, а затем поглядел на лекаря. Чинкинс же с опаской посматривал на силуэт, обтянутый холщевиной, что безмолвно стоял в углу. Лекарь, обещаясь к Гиссамуту, поднял резную палочку из дерева на непонятное существо: - Мэтр Гиссамут, вы точно уверены, что это... создание не является лишним? Меня терзают смутные сомнения.

- Бросьте его, мэтр Чинкинс. - холодно сказал маг, не испытывая по отношению к этому существу никакого тепла. - Он не принесёт ничего худого...

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

14

-Мы должны убить эту тварь...-прервал всех Фьюр. Воин стоял спиной к ним у кровати. - Мы обязаны ее остановить, как можно раньше.
Воин повернулся лицом, схватил Гиссамута за руки. Пустые глазницы смотрели прямо в душу магу:в них, едва заметно тлели два уголька. - Скажи мне, старик. Скажи мне, что я должен знать об этой мерзости.

0

15

***

- Несомненно. - подтвердил маг, с болью касаясь окровавленных кистей Фьюра. На ладонях кожа была истёрта и сорвана - последствие владения мечом. - Мы во что бы то ни стало освободим несчастный город от него... Но не сейчас. Сейчас ты ослаб. А нам нужен отряд.. и ты.

Чинкинс добавил: - Чем раньше мы займёмся вашими ранами, уважаемый, тем скорее вы сможете встретиться с Эльминарием в открытом бою. Уверен, у вас ведь накопились к нему свои счёты, так?

Лекарь выжидающе взглянул на собеседников, а затем продолжил.

- Прошу, мэтр... Фьюр, снимите ваши доспехи и дайте мне осмотреть вас, пока мэтр Гиссамут будет рассказывать вам об этом существе. Уверен, это не пойдёт ни одному из ваших планов во вред.

Гиссамут устало вздохнул, кивнув. Он присел на один стульев, оказавшихся в комнате, положил шляпу на тумбу, и оглядел Фьюра, ожидая его согласия.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

16

Воин успокоился. Он смиренно начал снимать с себя броню, элемент за элементом.  Когда воин освободился от доспеха, он сразу же стянул с себя черную рубаху. Взору присутствующих показались шрамы от ран, которые недавно вскрывала сила, в своем буйстве. Вены и артерии слегка подсвечивались алыми, слабыми импульсами - в такт сердцебиению. Но открытых повреждений уже не было, лишь темноватые пятна на месте рассосавшихся синяков. - Вот. - сухо отчитался Фьюр.

0

17

***

- Занятные иллюминации, прошу заметить. - с интересом посмотрел на тело Фьюра Чинкинс. Затем указал ему на койку.  - Будьте любезны, мэтр Гис.

Когда, наконец, воин лёг на кровать, Чинкинс встал над ним, потёр переносицу, а затем зачитал заклинание. Его руки потеплели, озаряясь приятным золотистым светом. Он начал касаться обнажённого торса пострадавшего, обследуя состояние организма. После его прикосновений кожу обдавало теплом, а боль в этом месте притуплялась.

Гиссамут, одобрительно погладив бороду, в свою очередь достал излюбленную трубку, начав рассказ:

- То существо, что мы встретили в полях, было Эльминарием - магическим созданием, с эфлойкильского наречия "эльмон" как стихия, элемент, и "инарисс" как змееглот, появляющимся в следствии искажений магического фона в кладках некоторых видов элементных драконов. К счастью, на момент начала схватки он не был пробуждён: видимо, не достиг зрелости и не мог использовать свои способности в полной мере. Как можно понять, они привязаны к единой стихии, наподобие тех, что используют стихийные маги, и которая выбирается ими произвольно.

- В Мунвильском Бестиарии, уважаемым признанными в монстрологии исследователями из Рудрайга, утверждается, что присущая ими стихия не выбирается, а пробуждается в исключительных обстоятельствах, к тому располагающих. - кратко заметил Чинкинс, исследуя грудь пациента. Им уже было обнаружено два перелома рёбер и несколько трещин в лопатке и ключицах.

- К сожалению, не все разделяют данную точку зрения. В том числе и я. - не моргнув глазом ответил волшебник, а затем продолжил. - Как бы то ни было, в нашем бою он снизошёл до еволюса - порога, проходимого некоторыми видами магических существ, прежде чем те смогут преобразовать своё магическое я - и стал Эльминарием огня. Впрочем, ты видел это сам.

- Как интересно... И как же он выглядел? - лекарь прошептал очередное заклинание и провёл указательным пальцем вдоль основных артерий и вен, восстанавливая стенки сосудов. Затем он отошёл к столу, с минуту покапался в нём, гремя стеклом, и вернулся с парочкой зелий. - Так-так, мэтр Гис, вам нужно будет принять настойку из высушенных ветвей змеелистника, затем хюрон-концентрат. Если почувствуете себя дурно - пейте это... Вот, компот из ягод мышедува. Если будет всё также дурно - тазик тут, внизу.

Он сунул в руки Фьюра три склянки и начал распев нового заклинания.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

18

- Мне понадобятся некоторые ресурсы. Старик, ты сможешь организовать мне доступ к кузнице? У меня было с собой немного денег, могу раскошелится. - параллельно воин принял зелья от лекаря. - Мне это выпить сейчас, или после? - он поднял флаконы перед лицом Чинкинса.

0

19

***

- Естественно. - закончив заклинание, Чинкинс посмотрел на того с явным интересом касаемо его меняльного здоровья. Затем подошёл и провёл над телом рукой - вся грязь, вся запёкшаяся кровь и все забитые раны очистились, позволяя гораздо лучше осмотреть кожу и состояние мышц.

Гиссамут же молчал, взглянул на Фьюра. Затем с неохотой сказал: - А... твои глаза?

Чинкинс замер на месте, прямо над ящиком с травами, прислушиваясь к разговору.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

20

Фьюр сначала осушил все склянки с зельями, быстро, как воздуха вдохнул. Он закинул голову к потолку, перед взором был бескрайний космос. Фьюр повернулся лицом к волшебнику, который теперь представлялся ему в виде сплетения нитей и огней. Воин сосредоточился на субъекте, и тот начал приобретать знакомый образ Гиссамута, но все еще расплывчатый. В черных впадинах, на месте глаз яснели красные огоньки. - В порядке. - улыбнулся Фьюр. - Но повязку на глаза придется надеть, а то люди и так  меня шарахаются. Буду теперь похож на восточного монаха! - рассмеялся мужчина.

Радостный смех прервался резким позывом, Фьюр дернулся к тазику и вывернул содержимое желудка в санитарную посуду. После того, как он закончил, вытер рот тряпкой и вернулся к разговору.  - Волшебник, а тот металл, из которого были сделаны наши оковы, он может навредить этой твари?

0

21

***

Нечто загорелось в тёмных провалах орбит Фьюра. У Гиссамута немного полегчало на сердце.

- Не знаю, что это за магия... Но, надеюсь, с тобой всё будет в порядке. - объявил он, набивая трубку травой. Лекарь во всю кропотал над ранами воина, с закрытыми глазами исцеляя раны внутренних органов и расставляя их по местам. Лишь отошёл, давая пациенту опорожнить желудок. Как считал Чинкинс, было чудом, что Фьюр, с его-то количеством внутренних кровотечений, вообще дожил до утра.

- Вы поразительно живучи, мэтр Гис. Вынужден признать, что вы первый в моей практике, кто сумел выжить с такой кашей внутри. - по скромному мнению лекаря, чудная магия его пациента находилась где-то на границе с запретными ритуалами.

Смех бывшего Лейтон заставил Гиссамута просиять, даже со всей той тяжестью, что пала на его плечи за эти дни. Он ласково ответил:

- Из двимерита? Честно говоря, никогда не слышал о применении двимерита в охоте на магических существ. К тому же, боюсь, что нам не найти таких оков, что налезли бы на Эльминария... Более того, часть его способностей имеет физический характер, как, к примеру, тот жар, что он источал - он был неподдельным, не магическим.

- Взаимно, мэтр Гиссамут. Ваш друг умеет подмечать... странности. - подтвердил хоббит. Он корпел над чем-то внутри него, заставляя Фьюра имитировать кашель. - Достаточно экстравагантно... Впрочем, те, кто обладают средствами, могут себе такое позволить ловчие приспособления из двимерита.

- Потому оставь это. Рано думать о том, чтобы напасть на него - прежде позаботься о себе. А Эльминарий подождёт...- строго взглянул Гиссамут, после чего спросил: - Мэтр Чинкинс, позволите закурить?

- У окна. Мне не нужен здесь дым. - не взглянув ответил лекарь, тихо смазывая синяки пациента маковым маслом. Волшебник поблагодарил, отошёл к окну и распалил трубку, выставив её за пределы комнаты. Он затянулся, с удовольствием пустив струйку тёплого дыма на улицу.

- И как же он на вас напал? Непробуждённый... Как странно. Конечно, это далеко не самые часто встречающиеся существа, но никогда не слышал об их особой воинственности. Более того, они предпочитают держаться подальше от цивилизаций, строго сторожа свои гнездовья. - лекарь непринуждённо проводил процедуры, а затем положил на голову Гиса холодный компресс, любопытствуя.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

22

-Старик, где-то в моей рубахе есть камушек, который мне кинуло Пугало за воротник - поищи. - голова лежачего повернулась в сторону чучела, наблюдавшего за ними. - Расскажи нам, что это за штука. Ты же не просто так ее подобрал?

0

23

***

- Гкхе-хе-хе-хе. Долго же вы соображали. - лязг голоса резанул всем слух. Оно уже стояло рядом, держа камень в руке. Лишь сейчас, при свете светильника стол ясно, что это был не просто булыжник, но каменная дощечка, на которой были выбиты руны. Чучело крутануло дощечку в руках, от чего металлическая цепочка пронзительно зазвенела. - Естественно, не просто так, демон из Маказа. Угадайте сами, что это.

Каменная дощечка с грохотом упала на пол, звякнув. От резкого звука хоббит подпрыгнул на месте, возмущённо посмотрев на существо.

- Попрошу быть аккуратней в моём кабинете! - он фыркнул, но Гиссамут уже засунул трубку в рот, приближаясь и поднимая предмет с пола. Его грубые пальцы прошлись по шероховатой поверхности камня, которая пронзала тело маленькими уколами магической силы.

- Это магический артефакт... - пробормотал волшебник, а затем пояснил лекарю. - Он был у Эльминария на шее.

- Что? - поражённо воскликнул Чинкинс, на несколько секунд совершенно забыв о больном Фьюре: - Но как? Откуда? Вершители, что за тёмные дела!

Гиссамут долго молчал. Он напряжённо всматривался в камень, рассматривая руны, а потом прикрыл глаза, выставив над ним руку. Короткая вспышка невидимого света озарила предмет.

- О, проклятье... - обомлел он. - Это... артефакт ведьмы.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

24

- Понятно, какая-то мразь решила развлечься. - воин застонал от нетерпения. - Ну же, старик, не томи!

0

25

***

- Я... - Гиссамут вздохнул. - Я не могу её обнаружить.

Смотря куда-то в стену, волшебник выпустил облачко дыма. Растревоженный полухоббит даже не обратил внимания на это грубое нарушение его просьбы. Гиссамут потёр лоб.

- Магия ведьм значительно отличается от той, что используют колдуньи, волшебницы, магички и чародейки. Её очень сложно распознать и отследить. - хмурый взгляд Гиссамута из Нарима показывал все чувства, что он испытывал к своим соперницам по профессии. - Поганая, честно говоря, магия. Да и тут...

Он повертел в руках камень.

- Да и тут ничего особо не ясно. Я вижу какую-то форму контролирующих сил... Странное проклятие...

Подошедший к нему лекарь любезно протянул руки, чтобы оценить их со своей стороны, так как сам был практикантом в магии: - Довольно схоже с конструкциями ментальных чар. Но так запутанно... Однозначно проделки этих ведьм. Если это в самом деле было на Эльминарии, то... скорее всего тут замешана какая-то интрига. Нужно немедленно уведомить об этом Господина Градоначальника. Я... я... пошлю одного из гвардейцев со срочным донесением!

После этих слов Чинкинс тут же оказался за столом, строча письмом на пергаменте. Докончив сообщение, он с размаху шлёпнул печатью, сложил в конверт и капнул на тот воску. После всего этого мигом выскочил за дверь, оставив этих троих в тишине.

- Гхехехе. - сорвался с губ чучела новый смешок.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

26

- Значит, по идее, Эльминарий должен отступить, если мы сняли контролирующий каталист. - выдвинул предположение Фьюр. - Этот градоначальник замешан, по уши. Его не просто так хотели убить тогда, на площади. - воин лежал неподвижно, не смея ослушаться указания лекаря. -Нужно прижать этого "правителя"... но тварь нам придется убить, в любом случае.

0

27

***

- Скорее всего... Но после пробуждения он мог стать более опасным... - волшебник утёр нос, вновь затягиваясь трубкой. Услышав последующие слова, он с недоверием приподнял бровь:

- Несомненно, всё это часть политических игр, в которых он замешан. Он сам, если помнишь, говорил о некоторых личностях... - после недоумение нашло на его лицо. - Ты так считаешь, Фьюр? Навряд ли он в этом как-либо замешан. Люди его почитают, город при нём цветёт... Не считая этого пятна со смертями.

Тон его был задумчив. Голубые клубы дыма, причудливо извивающиеся в свет магического фонаря, окружали фигуру мага. Он опустил руку в карман своей мантии и вынул оттуда свой красный шёлковый платок, шитый серебром. Протянул Фьюру.

- Держи, друг. - Гиссамут чуть улыбался. - Прикрой свои глаза.

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0

28

Воин принял ткань и завязал глаза платком. - Я думаю, что честный и благодетельный муж не будет боятся так, как боялся он. От него несет таким гадким, подлым ужасом, будто он бежит от кары. В любом случае, у меня к нему много вопросов, и если честно - я добуду ответы.
Образовалась недолгая пауза, которую снова прервал Фьюр. - Спасибо за платок. - он улыбнулся.

Продолжение: Административный район

Отредактировано Фьюр Гиз (29.02.2020 00:54)

0

29

Светало, скоро крик петуха начнет будить первых жителей. Ночь снова проигрывала наступающему солнцу, и черная тень спасалась бегством от наступающих лучей. Фьюр еще долго петлял кругами, чтобы запутать возможную погоню, пока не решил, что достаточно и не скрылся в переулке.
Убедившись, что никто не выглядывает в окно, Фьюр начал проводить небольшой ритуал. Он встал на колено и начал водить рукой напротив лица. Спустя пару минут таких манипуляций, колдующая рука резко ухватилась пальцами за что-то, перед его лицом, и потянула. Фьюр стянул с себя магический саван, скрывающий ауру. "До чего я докатился - использую причуды всяких убийц и воров" - воин корил себя. Когда-то он, ни за  что бы не использовал эти трюки, из принципов. Но и не ломился бы в чужой дом, не похищал людей. Маг изменился до неузнаваемости: страдало не только его тело, но и душа. Если можно было найти оправдание его деяниям в прошлом, когда его вторая сущность непосредственно влияла на повадки владельца, то теперь он сам принимает решения - все, без исключений. Пока ритуал шел, он вспомнил недавний бой: ту адскую боль, доселе неиспытанную ярость, как энергия чистого разрушения перемолола его в сырье. Она разрушила часть его личности, чтобы переделать на новый лад, освободив от человеческого. Возможно, не прекратив это, он стал бы совершенно другим существом, при условии, если бы у него были шансы пережить это разрушение. Фьюр подметил для себя, что тогда его враг сбежал, монстр отступил из боя. - Ты пришел к тому, что даже монстры тебя боятся- с тоской проговорил он, сам себе. Когда ритуал закончился, воин встал и молча побрел вдоль улочек.

Уже светило утреннее солнце, люди начали выходить на улицу, встречая новый день - город просыпался. По оживающей улочке брел воин в помятых, лёгких, черных доспехах.  Он остановил первого, попавшего под руку человека: - Извините, не могли бы вы подсказать, как пройти к "Шкатулке Звездочёта" - получив отрицательный ответ, женщина ушла прочь ускоренным шагом, будто испугалась Фьюра.
- Эй, ты чего пугаешь людей? Да еще и так рано утром... - вдруг из-за спины донесся тяжелый, суровый голос.
Фьюр медленно повернулся к мужчине. - Мне просто нужно узнать место, вот и все. - томным голосом он ответил. Перед воином сидел мужчина, лет шестидесяти, его длинные, седые волосы свисали до плеч, а челка закрывала один глаз. Игра света предавала мужчине суровый вид. Он сидел на табурете, затачивая серп.
- Ну, ты так найдешь нужный адрес? - в укор спросил мужчина.  - Шлем бы снял, для начала, ну или почистил его. - помятые доспехи на воине, видимо, вызывали недовольство у собеседника. Теперь Фьюр обратил внимание на фон сурового мужчины и увидел кузницу.  Она была небольшой, вся увешанная инструментами для ковки и изделиями.
- Хочешь предложить услуги? - с насмешкой спросил Фьюр.
Кузнец брезгливо сплюнул. - Я не занимаюсь оружием и доспехами. Эта кузница для мирных горожан. - мужчина отвел взгляд, будто потерял интерес к общению.
Воин пожал плечами, развернулся и собрался идти дальше, но вдруг передумал.
- А если я тебе очень хорошо заплачу?
- Пф-ф, послушай, мальчик: местный дурачок-градоуправитель обещал озолотить меня, если я буду ковать клинки для его гвардии, но был послан. Ты думаешь, я наброшусь на твой кошелек? - мужчина сжал рукоять серпа боевым хватом. Фьюр заметил это, старик горяч.
- Тогда почему ты не делаешь оружие?
- Здесь нет настоящих воинов - одни рубаки да странствующие убийцы. Я зарекся делать оружие, ибо его направляют, в основном на невинных, слабых.
  - кузнец тяжело вздохнул. - Я не хочу связывать себя с подобным. Для меня это ремесло - искусство.
- А если мне нужно оружие, чтобы убить чудище, терзающее Хамельцгорн?
- А ты сможешь? - рассмеялся кузнец.- Ты видел свои доспехи? Да ты не переживешь ее взгляда!
Воин молча снял шлем, его глаза были под красивой, белой повязкой с золотыми узорами. Он добродушно улыбнулся. - Я уже бился с ней, позавчера.
Старик не моргая, еще раз осмотрел воина. -Это оно тебя так?
- Отчасти. Послушай, я не прошу тебя вкладывать душу и кропотливо гравировать руны на моем мече, просто перекуй обломки в клинок.

- Ты готов пойти в битву, будучи калекой? - кузнец все еще не моргал, задумчиво всматриваясь в лицо воину. - Ладно, зайдешь вечером. Принеси мне материал. И броню можешь прихватить тоже, она вот-вот развалится. - сказал мужчина, поднимаясь с табурета. - И да, без души ничего не делается, ты во все ее вкладываешь. Ты познаешься по деяниям. -добавил кузнец, скрывшись в своей кузнице. Через секунды из нее донесся голос, который подсказал воину, как пройти к Шкатулке Звездочёта.

Солнце было в зените, когда Фьюр подошел к вывеске, с надписью "Шкатулка Звездочёта."  Магазин был на другой стороне города, потому воину пришлось потратить добрые пару часов.

Отредактировано Фьюр Гиз (02.03.2020 12:58)

0

30

***

День был хорош. Как и все в последнее время. На улице галтел народ, кипела жизнь.

Раздался стука, а затем дверь в "Шкатулку" отворилась. На пороге появился мужчина, одетый в тёмные доспехи. Хоббит за лавкой обратил на него внимание, оторвавшись от чашки с каким-то зельем, а затем гласно спросил:

- Извиняюсь, мэтр, вы, случаем, не господин Гиз? - получив в ответ молчаливый кивок, он расцвел улыбкой: - Замечательно, замечательно! Прошу сюда, Гиссамут уже заждался вас. Впрочем, не стоит сильно волноваться по этому поводу - я приготовил ему целый самовар чудесного облепихового чая с ранииром.

Полурослик щёлкнул пальцами, вышел из-за лавки и приподнял дверцу, позволив Фьюру пройти внутрь. Проведя его по почти круглому коридору со множеством дверей и единственным окошком в конце, он остановился возле седьмой из них и, приложив палец к губам, произнёс: - Ох, совсем забыл предупредить вас, господин Гиз: прошу, настоятельно прошу быть как можно тише - они в самом разгаре.

С этими словами он приоткрыл предательски скрипнувшую дверцу, за которой два существа сидели напротив друг друга, а на столе между ними лежала доска с фигурами.

- Шах. - лязгнуло существо справа, переставив фигуру на тёмную клетку. Волшебник напротив нахмурился, пуская трубкой дым и потирая свой лоб от натужной мысли. С трудом он взялся за своего коня, переставив фигуру на соседнюю клетку. Ладья пугала съела коня волшебника. Тот охнул, задумавшись ещё крепче.

- Видите, видите! Уже четвёртая партия у них так... - торжествующее зашептал волшебник, подтянув воина ближе к себе. Он активно тыкал то в одного, то в другого пальцем: - Ещё до того были нарды, но скоро они взялись за нечто более планомерное. Ах, а видели бы вы, что было вчера в картах... Никогда не видел такой игры!

***

Подпись автора

"Око Вершителей лежит на ваших плечах, Слух Их гуляет под вашими ногами."

0


Вы здесь » Fiopteris » Хамельцгорн » Жилой район