Название:Сорок восемь тоскующих Мостов
Описание:О прогульщиках, джазе, море, маяках и несчастных героях
Участник: Генри
Время:По прибытии в Рудрайг
_____________________________________________

Люди зачастую сами не осознают своего могущества. От того и страдают. Они не верят, что их самые сокровенные мечты могут когда-нибудь сбыться, от того и не знают, что делать с привалившим счастьем. А потом тоскуют по упущенным возможностям. Но их тоска даже лучше подходит на роль топлива для чудес. А с любым топливом следует умело и аккуратно обращаться.

Из сборника рассказов Генри Хола
"Бубновый Валет"


Прогулка по узким средневековым улочкам вызывала у меня смешанные чувства. С одной стороны, я ощущал себя как прележный ученик начальной школы, решивший впервые в жизни прогулять уроки. Просто ради любопытства - а ну, какого это, обмануть всех и пойти в парк? Сначала школьнику внутри меня нравилось колющее в груди волнение, он упивался мыслями о собственной крутости и смелости. А ещё свежим осенним воздухом, шуршащей под ногами листвой, озером с парой лебедей и целой толпой черепашек и всем тем великолепием, которое сегодня принадлежало только ему. Но с каждым шагом на сердце спались новые и новые камешки и с противным стуком оседали неподъемным грузом.

Тук. А что, если учительница позвонит маме?

Тук. А что, если я встречу кого-то из маминых знакомых?

Тук. Вдруг меня уже ищут?

Тук. Тук. Тук. Тук…

И вот уже хочется сломя голову нестись на уроки, упасть в ноги учителю, признаться во всем, клятвенно заверить, что впредь такого не повторится и молить, чтобы она ничего не сказала родителям.

С другой стороны, я уже не был ничьим учеником. Даже наоборот, стал учителем. А учителя, как известно, не прогуливают уроки. Они отлучаются по исключительно важным и срочным делам. Я ещё не имел понятия, что за дела ждут меня за каким-то из углов этого чудесного переплетения улиц, но уже точно знал, что откладывать их никак нельзя. Тем более, что с тех пор, как у меня за пазухой оказалась новенькая тень для Черновика, я был абсолютно уверен, что с ним теперь все будет в порядке. Просто так такие чудеса не получаются даже у меня, и если изнанка Наумасси дала сплести этот грешный непостижимый платок, то он обязательно окажется у своего владельца. Рано или поздно, так или иначе.

Я до поздней ночи бродил по мозаичным тротуарам, периодически захаживая то в одну забегаловку, то в другую, слушал сплетни, знакомился с особенностями местной кухни, курил и совершенно бессовестно наслаждался жизнью. Когда коктейль из блаженной ленности и смутного предчувствия чего-то невероятного только начал приедаться, а на смену ему уже вот-вот собиралась прийти откровенная скука, ноги наконец вывели меня на совершенно невероятную аллею, плавно перетекающую не то в парк, не то во летний сад. Запахи свежей листвы, фруктовых соцветий и недавнего дождя мешались друг с другом и кружили голову. Каждый следующий шаг давались все легче, мне даже показалось, что скоро придётся мне искать пт дороге камни по тяжелее и набивать ими карманы, чтобы не взлететь к небесам. Даже незамысловатый процесс дыхания превратился в сплошное удовольствие, будто дышал я сейчас не ночным летним воздухом, а каким-нибудь дурманом.

Не знаю, сколько я гулял по этому прекрасному парку - чувство времени суетливо собрало вещи и покинуло меня, строго-настрого наказав не скучать в его отсутствие. Я и не собирался. Тем более, что в какой-то момент к головокружительной симфонии запахов добавился ещё один - терпкий аромат морской воды. Ноги сами, почти без моего участия, перешли сначала на быстрый шаг, а потом чуть ли ни на самый настоящий бег. Тело почти не замечало взрослый нагрузки. Я бежал легко и весело, как в детстве, и вскоре оказался на каме пляже.

Ласковые, но не по-летнему холодные волны прибоя едва касались ступней. Солёные брызги щекотали лицо, а глаза радовала уходящая в вечность дорожка полной луны. Я был не один на берегу, но в коем-то веке этот факт меня радовал, а не огорчал. В паре десятков метров от меня, на импровизированном пьедестале из горстки камней, стоял немолодой мужчина в сером клетчатом костюме и с длинными каштановыми волосами. В руках он держал серебристого цвета саксофон, из которого лилась чарующая джазовая мелодия. Мужчина играл с упоением, будто бы был на сцене перед тысячной аудиторией, хотя на самом деле музыка предназначалась всего одному слушателю. Не мне, конечно, и даже не полной луне, она-то, поди, слышала эту мелодию не один миллион раз. Музыка предназначалась морю. А ещё, она отдалённо напоминала одну из моих любимых песен - "Fly me to the Moon" в исполнении Франка Синатры.

По-хорошему, стоило бы тихонько извиниться за вторжение и незаметно свалить куда-нибудь в менее интимную обстановку, но все складывалось так хорошо, что я просто не смог и дальше оставаться джентльменом. Вместо этого я бесцеремонно убегая прямо на камни, закрыл глаза и стал прокручивать в голове слова песни, пытаясь подстроиться под саксофон.

"Fill my heart with song
And let me sing for ever more
You are all I long for,
All I worship and adore

In other words, please be true
In other words, I love you"

-Все хорошо? Вам не стоит здесь спать.

Кажется, я не заметил, как задремал, и теперь гениальному саксофонисту пришлось прервать выступление и идти проверять, как дела у безбилетного зрителя.

-Да, простите. День был долгим, а ваша музыка так хороша, что меня разморило. Не стоит вызывать стражу, я скоро сам уйду.

-Что вы! - рассмеялся мужчина - я вовсе не о том. Просто на Этой Стороне действительно опасно спать.

-Это правда такое страшное место, что тут нельзя спать?

-Нет, на самом деле, совсем не страшное. Даже наоборот. Скорее люди с Той Стороны не приспособлены долго здесь находиться. Обычно несколько часов - край.

-Стоп, - я наконец начал понимать, что происходит, - Так мы с вами на Изнанке? Рудрайг что, граничный город?

-Ну, вероятно, можно сказать и так.

От удивления я громко рассмеялся. Подумай только! Давно города так не морочили мне голову!

-А я и не заметил! Ну дела!

-Со всеми бывает. Особенно здесь. А море тут только вчера появилось и в любой момент может исчезнуть. Мне и самому не часто удается его застать, так что любуйтесь на здоровье.

- Как это появилось только вчера? И куда оно может деться? Это же море.

Я озадаченно хлопал глазами несколько секунд к ряду, пока музыкант с видом бывалого университетского преподавателя, которому в сотый раз приходится объяснять очевидные вещи, наконец не заговорил:

-Это Зыбкое море. Оно существует только на Этой Стороне Рудрайга и называется так потому, что постоянно меняет свое положение как заблагорассудится. Почти невозможно угадать, где и когда оно появится в следующий раз, зато застать море считается тут величайшей удачей.

-Страсти какие…

-Думаю нам стоит познакомиться. Меня Симон зовут.

-Вы совершенно правы. Генри. Очень рад знакомству.

Мы замолчали. Мужчина бережно упаковал музыкальный инструмент в чехол и уселся на камни рядом. Я достал две самокрутки, одну с удовольствием закурил, другой угостил этого гениального джазмена.

-Смотрите! - Симон восторженно ткнул пальцем в сторону моря.

Привлекать моё внимание не требовалось, я при всем желании не смог бы оторвать глаз от зрелища, которое им предстало: необъятный морской простор таблетки на глазах. Рассеивался подобно туману, оставляя за собой только смутные воспоминания, да вкус соли на губах. Всё, на что меня хватило это восторженно открыть рот.

-Пожалуй, мне пора. Если хотите, я покажу вам самый верный путь с Этой Стороны.

Я поднял глаза на Симона. Передо мной стоял уже не настоящий человек, а полупрозрачный призрак. Тень прекрасного артиста.

-Так происходит со всеми, кто задерживается здесь? - спросил я, поднимаясь на ноги. На месте моря теперь находились улицы города, состоящие из двух- трехэтажных домов с остроконечными черепичными крышами. Взгляд зацепился за одну из табличек. "Улица Острых Козырьков".

-Почти. Некоторых Эта Сторона принимает. Такие счастливчики могут прожить здесь безвылазно хоть всю жизнь.

-А если промедлить? Засмотреться по сторонам? Тогда полностью растворишься?

-Нет, не полностью. Такие бедняги зовутся незваными тенями. Они безобидны, бесцельно бродят по городу, утратив материальность и разум заодно. Удручающее зрелище, если честно.

-И куда потом деваются? Такими темпами этих теней должно скопиться больше, чем реальных жителей.

-От них избавляются, - лаконично ответил Симон. Он не стал уточнять, как именно следует избавляться от незваных теней, было видно, что тема ему неприятна. Но оно и не нужно. Принцип этого действа я и сам прекрасно понимал.

Спустя десять минут пути я заметил на горизонте холодное, пронзительно-синее зарево.

-Видите тот свет? Это свет маяка. Его видят те, кто заблудился на чужой стороне реальности. Чтобы вернуться домой надо просто добраться до него и постучать в дверь. Его смотритель - Тони Куртейн - отличный парень. И почти безвылазно торчит на рабочем месте, хотя от него этого не требуется. Так что вам в любом случае откроют и проведут к другой двери. Домой.

Мы стремительно приближались к омерзительно яркому свету маяка. Чем ближе мы оказывались, тем больше мне хотелось развернуться и бежать как можно дальше, лишь бы не видеть режущий глаз ультрамарин. Сам маяк оказался именно таким, каким я его себе и представлял. Высокая каменная башня, даже стоял он почти на скале. Ко входу вела узкая, но ухоженная дорожка. Вот только свет его горел не наверху башни, его излучало все строение целиком.

Симон решительно подошёл к двери, пока я недовольно щурился, и постучал.

Отредактировано Генри (17.12.2021 20:30)

Подпись автора

Я в ВК
Анкета
Информация о персонаже
Финансово-техническая тема персонажа
_____________________


Если уж твой кофе решил превратиться в болотную воду, значит ты это заслужил. Будь добр пить.